Наверное, ещё никогда и никого так не травили при включении в Зал Славы, как Денниса Родмана. Объевшаяся публика, которой интересны похождения Трио из Майами и проблемы такого же объевшегося победами Брайанта, чересчур негативно восприняло включение в ряды заслуженных патрициев плебея. Но плебея ли? @Sport.ru пытается разобраться.

 

За что же всё-таки не любят старину Червяка? Каждый второй скажет "он не такой как все" и будет прав. Он использовал время в прямом эфире, чтобы подурачиться, а не для пафосных "Решений". Он не набирал сорок очков за игру, но прекрасно мешал делать это другим. Болельщики "Сиэтла" даже спустя несколько лет после переезда в Оклахому любят пометать в Денниса критические стрелы за провокационную защиту против Кемпа в течение всей финальной серии-96. Вот только "Соникс" проиграли борьбу за титул вовсе не потому, что Властелин хватал фолы в нападении один за другим подобно дешёвым твидовым пиджакам на распродаже. "Неспящим" помешала нерешительность Джорджа Карла, который лишь в шестом поединке рискнул разменять Гари Пейтона на Майкла Джордана в защите.

 

Хотя был ли город, кроме Детройта, где действительно любили Родмана? Пожалуй, нет. В Сан Антонио самые преданные болельщики меняли цвет волос следом за кумиром, но стоило лишь Хакиму Оладжувону в очередном "райвалри" размазать фронткорт "Шпор" даже без особой поддержки со стороны Отиса Торпа, как в спину Денису полетели проклятия. Те самые пожиратели поп-корна и кока-колы отказывались признавать, что их любимчик Дэвид Робинсон совершенно несостоятелен в защите против такого же элитного исполнителя. Это был не Рой Тэрпли, через которого нигериец мог набросать 38 очков в среднем за игру в течение серии, но всё равно довольно уныло. Между набожным Адмиралом и уроженцем Трентона с непростым характером и непредсказуемым нравом техасцы предпочли выбрать первого. Гораздо позже, после того, как тогда ещё неопытный самодур, а вовсе не владелец чемпионской команды Марк Кьюбан выставил Родмана за двери офиса "Маверикс", Деннис весьма ехидно заметил, что "не тот штат назвали Ютой".

 

"Был ли город, кроме Детройта, где действительно любили Родмана? Пожалуй, нет"

 

Нельзя сказать, что Червяка слишком любили и в Городе Ветров. Для чикагской публики существовал Эм Джей, и лишь потом все остальные. Даже Скотти Пиппена по-настоящему оценили лишь тогда, когда оруженосец Его Воздушества ушёл на покой. А пятнадцать лет назад никто особо не задумывался, кого Джерри Рейнсдорф сумел выменять на Билла Пердью и небольшую сумму наличных. Однако прелесть в том, что без Денниса не было бы второго три-пита. Почему? Всё очень просто.

 

Если бы "Буллс" тогда нечаянно заполучили какого-нибудь звёздного бигмена, то хрупкая система имени Фила Джексона рассыпалась бы, треснула по швам. Здесь нужен был персонаж с характером Чарльза Баркли, но не талантливый, а именно дикий и старательный. Деннис заполнил собой эту нишу. Он великолепно выводил из равновесия франчайз-оппонентов (Мэлоун, Кемп), заводил партнёров, улетая в аут за безнадёжными мячами и оставляя их в игре. Он эпатировал всех и вся. И люди, которых вдохновлял сумасшедший с пёстрой шевелюрой, крайне негативно встретили его вознесение к пантеону.

 

Дело оказалось вовсе не в репутации. Те, кто привык поклоняться бестолковыми божкам вроде ЛеБрона, сетуют на то, что в Зал Славы ввели человека, набиравшего в среднем за игру менее семи очков. Мол, какая это легенда? Вот только невдомёк глорихантерам, что их любимец кроме однообразных проходов неспособен ни на что, в том числе исполнять роль серого кардинала. Пока главная надежда драфт-класса-2003 лезет всем в глаза как в пределах площадки, так и в повседневной жизни, Деннис привлекал к себе внимание весьма дозировано. Будь то попытка жениться на самом себе, свадьба с Кармен Электрой или бой с Халком Хоганом в перерыве между матчами финальной серии-98 с "Ютой", но Червяк попадал в объективы вовремя.

 

Почему же кандидатуры других легенд девяностых – Арвидаса Сабониса и Криса Малина – не вызывают таких кривотолков? Разгадка лежит на поверхности: они оба были добротными трудягами, но ушли на заслуженный отдых без единого чемпионского перстня, а у Родмана их целых пять. Потому-то брызгающие ядовитой слюной аналитики вроде Джека Макколлума и беснуются, на первый взгляд лишь пытаясь пожалеть незаслуженно забытых Спенсера Хэйвуда и Сидни Монкрифа.

 

"Почему же кандидатуры других легенд девяностых – Арвидаса Сабониса и Криса Малина – не вызывают таких кривотолков?"

 

На самом деле, достаточно вспомнить, сколько раз Sports Illustrated и лично мистер Макколлум восхваляли "бриллиант из Огайо", слепо веря в непогрешимость своего идола. И неудивительно, что в список недостатков Родмана приписывают даже скромный процент реализации трёхочковых (ага, вы ещё Шака в этом обвините, господа!), лишь бы он выглядел внушительнее. Неудивительно, что борцы за чистоту рядов предпочитают не вспоминать о внебаскетбольной жизни Денниса. Мол, никого не должно это волновать.

 

Дело, по правде говоря, в другом – несмотря на совершенно дурацкие порой выходки, Родман оставался самим собой, человеком, а не торговой маркой. Он знал, что такое расти без отца (да и вообще без какой-либо поддержки родных), он зарабатывал на жизнь чисткой коровников в перерывах между играми за колледж. Сравнимо ли это с биографией мальчишки-дурошлёпа, которого холили и лелеяли все от родной матери до Дэвида Стерна от начала и до конца? И чья история больше похожа на воплощение американской мечты? Правильно….

 

Иван Манчев, @Sport.ru