Ряд решений, принятых на заседании Всемирного совета ФИА по автоспорту, серьёзно изменит не только облик Формулы 1, но и подход команд к работе и трате денег. Однако, помимо сокращения расходов, смогут ли команды начать получать большую прибыль? Об этом рассуждает Джеймс Аллен.

 

Нет никаких сомнений в том, что 12 декабря 2008 года стало важнейшим днём для спорта. В Монако ФОТА и ФИА согласовали ряд крупных изменений, то есть, за очень короткий срок с момента образования ассоциации, ей удалось, образно говоря, сдвинуть горы. Думаю, неожиданный уход "Хонды" из чемпионата помог обеим сторонам осознать необходимость проявления прагматизма и здравомыслия. Важно, что результатом этого осознания стали реформы, в которых как ФИА, так и ФОТА находят положительные стороны.

 

Макс Мосли добился одной из своих ключевых целей: с 2010-го года силовая установка перестанет быть объектом конкуренции между командами. Двигатели не будут стандартизованы, команды-производители смогут использовать собственные моторы и поставлять их частным командам за сумму, менее 5 миллионов евро за сезон. При этом, для "Косуорс" дверь в Формулу 1, по-прежнему, останется открытой, поскольку поставщиком двигателей может быть не только команда-производитель, но и независимая компания.

 

Плюсом для изготовителей в этой ситуации является тот факт, что они всё ещё вправе использовать собственные силовые агрегаты, однако с удвоенным циклом жизни. За счёт жестких ограничений на двигатели, в конкуренции между командами возрастёт значимость других узлов автомобиля.

 

Совсем недавно ситуация с двигателями была совсем иная. Я помню, как команда "Рено" имела обыкновение привозить на Гран При десятку двигателей, и в ходе уик-энда каждый из гонщиков использовал, как минимум, три. А теперь мы говорим о том, что пилот может использовать лишь восемь двигателей в течение всего сезона, плюс четыре в ходе тестов. Это действительно огромное изменение в Формуле 1, однако зрители вряд ли заметят разницу. Здравый смысл возобладал: двигатели по-прежнему будут фантастически звучать, автомобили по-прежнему будут летать по трассе, но фокус соревнований переместиться в те области автомобиля, которые более заметны публике, или развитие которых полезнее обществу и автомобильной промышленности в целом.

 

В 2011-м новых двигателей не будет, как и в 2012-м – жёсткие ограничения снизят расходы; но в моем понимании с 2013-го конкурентной борьбе в области моторов может быть дан зелёный свет, только проект будет уже совсем другой – возможно, Формула 1 перейдёт на экономные шестицилиндровые турбодвижки.

 

Другая реформа, с которой командам теперь придется сжиться – полный запрет на тесты по ходу сезона, кроме свободных заездов во время уик-энда. Это драматическое событие с той точки зрения, что огромная часть персонала команд попадет под сокращение за отсутствием необходимости, скажем, содержания тестовых бригад. Всё это прискорбно, но является признаком того, что затраты действительно сократятся по сравнению с избыточностью последних лет.

 

Идею изучить общественное мнение прежде, чем менять очковую систему на медальную, я поддерживаю. Всё-таки, несмотря на то, что у плана Берни Экклстоуна есть и сторонники, негативная реакция была очень широкой, поэтому прежде, чем принимать какое-либо решение, нужно всё тщательно обдумать и проверить.

 

Что касается согласованных, утверждённых реформ, то их значение велико не только для Формулы 1, но и для самой ФОТА – организация показала себя юридическим лицом, знающим что делать, и как работать с ФИА и ФОМ. Согласие в отношении мер по сокращению затрат было достигнуто за впечатляюще короткие сроки. Это залог позитивного будущего.

 

В Формуле 1 всегда будут случаться определенные кризисные моменты – такие, как уход "Хонды" – но сейчас вы должны признать, что будущее уже не кажется таким уж мрачным.

 

Следующее поле битвы

 

Ранее в этом году Макс Мосли говорил, что, по его мнению, команды должны получать 70% от коммерческой прибыли Формулы 1. Памятуя об этом, в четверг президент ФОТА Лука ди Монтедземоло говорил также и о том, что следующая проблема, возникающая после принятия мер по сокращению затрат, - это прибыль команд.

 

Спонсорские вложения и часть от общей коммерческой прибыли действительно должны помочь командам выжить, при условии, что они разумно распишут бюджет. И Макс Мосли, очевидно, на их стороне. Но компании CVC, фактически владеющей Формулой 1, и Берни Экклстоуну вряд ли придётся по нраву идея делиться с командами большей частью пирога. Тем более что CVC ежегодно выплачивает порядка 230 миллионов долларов для обслуживания своего огромнейшего долга, превышающего 5 миллиардов "зелёных".Это и создаёт поле для следующей битвы.

 

Последний раз Берни расщедрили только угрозы команд о создании альтернативного чемпионата. Будет интересно, смогут ли команды добиться своих 70% во втором раунде борьбы за прибыль. Думаю, CVC окажет серьёзное сопротивление.

 

Перевод: Татьяна Монтоя, Sport.ru

@sportru