Дмитрий Симонов в преддверие матча ЦСКА в Лиге Европы вспоминает погибшего футболиста ПАОКа Панайотиса Катцуриса, Андрей Анфиногентов предполагает, что "Рубин" сыграет в открытый футбол с "Твенте", а Юрий Цибанев в "Советском спорте" надеется на задор и атаку "Спартака" в ответке с "Базелем".

 

Матч ПАОК - ЦСКА Панайотис смотрел вместе с нами. Домашние встречи команды он вообще не пропускает вот уже 13-й год: навечно замер чуть позади скамейки запасных. Даже будку резервного арбитра УЕФА во время игры установили так, чтобы она ему обзор не заслоняла.

 

Панайотис - на особых правах. Единственный на стадионе ПАОК, кому разрешается не кричать. Потому что камни всегда молчат.

 

В то утро, 13 лет назад, шёл точь-в-точь такой же злой дождь, как в тот день, когда ПАОК играл с армейцами. Почти невидимка, он предательски стрелял откуда-то сбоку, царапая лицо, словно чьи-то бритвенно острые ногти. В машину капли-ножи пробиться не могли - скребли по стеклам, в бессилии сползали по капоту, умирали под колесами. 21-летний Панайотис Катцурис вжимал педаль в пол с такой силой, словно хотел выдавить её к чертям из автомобиля и разогнаться до скорости света. Он ехал с футбола. Играл пять на пять, с друзьями. В последний раз.

 

Панайотис мчался всегда, остановиться не в силах. Только на газ, никогда на тормоз. В 17 - дебютный матч в греческой высшей лиге, через пару лет - переход в ПАОК, яркие матчи, первый гол (всего их будет три), блеск в "молодёжке", внимание тренеров первой сборной... Кульминацией карьеры тогдашних его партнеров по ПАОК, Загоракиса и Вризаса, станет Euro-2004 и визг десятков тысяч поклонников в аэропорту. Сейчас они сидят в соседних кабинетах - президент ПАОК и его первый зам.

 

Кульминация жизни Панайотиса Катцуриса наступит шестью с лишним годами ранее. Это будет стена. Визг отказавших тормозов, визг сжимающегося в комок металла, визг проходящей мимо женщины, которая уронит сумку, и из нее посыплются на мокрую дорогу оранжевые футбольные мячи-апельсины...

 

Какой-то мужчина бросится к нему на помощь, вырвет дверь, покорябает руки в кровь и вытащит наружу парня в изорванной черно-белой футболке ПАОК с числом 17 на спине - вскоре её изымут из обращения и навечно закрепят за Катцурисом. "Скорую" развернёт на проезжей части, врач споткнется и рухнет в грязную лужу, Панайотиса взвалят на носилки, а в его сознании будет медленно затухать мысль: "Меня уносят с поля. Я хочу остаться. Не меняй меня, тренер". Смерть - лучшее средство для превращения в легенду. Он не умер, его просто заменили.

 

Панайотис превратится в камень. А камни, как известно, не играют в футбол.

 

Вот уже 13 лет, каждый год, 9 февраля фанаты ПАОК пишут ему послания: "Покойся с миром..." Не понимают, глупые, что, сами того не желая, обрекли его на вечные страдания. Панайотис рождён был футболистом, а стал - болельщиком, вечным зрителем. Памятником, стоящим в считаных метрах от поля, на котором когда-то ускользал от защитников, отдавал передачи и забивал голы. – Дмитрий Симонов на страницах "Спорт-Экспресса" изложил красивую и печальную греческую историю.

 

***

 

Прогноз погоды обещает "Рубину" подготовку к ответной баталии с "Твенте" в не идеальных, но приятных в сравнении с казанскими реалиями условиях. В городке Хенгело, где с воскресного вечера живёт команда на коротком голландском сборе, не будет мороза, снега и искусственного поля. Трава, пусть жухлая, совсем не зелёная, но зато настоящая, не синтезированная из пластмасс и каучука.

 

Между тем вопрос поля накануне второго матча для "Рубина" - не только условия работы, но и мотивация. Казанцы после игры в Москве так много говорили о желании - вполне понятном и логичном - сыграть на естественном грунте, что теперь просто обязаны продемонстрировать публике максимум умения. А ещё - напор и кураж.

 

В конце концов, чемпионов Голландии "Рубин" может и не пройти, но сохранить лицо обязан. В любом случае казанцы наверняка попытаются удивить соперника во втором за неделю матче. Хотя бы по причине самолюбия, которое наверняка не даст им возможности отбывать на поле повинность. Придётся играть. На пределе, эмоциях, порой рискуя. В конце концов, для команды Бердыева наше растущее отставание от Португалии в таблице коэффициентов УЕФА - прямая угроза финансовому благополучию клуба. Если до мая для российских команд ничего радикально не поменяется, мы потеряем третью квоту в Лиге чемпионов, за два похода в которую Казань не только увеличила стоимость футболистов, но и заработала. Только от УЕФА "Рубин" получил бонус почти на 20 миллионов евро, по сути, "отбив", о том не думая, трансфер Карлоса Эдуарду.

 

"Рубин", в Москве ставший заложником газона и мороза, в Голландии планирует отправить на дело всех, кто к нему готов. А ещё твердо обещает играть если не ярко, то хотя бы весело. Угрюмо и настороженно, как в заключительном матче сезона-2010 в Барселоне, эта команда выглядеть не желает. Скорее наоборот: жаждет стать весёлой компанией, сознательно и не без успеха играющей в пас, путая оппонентов перемещениям с мячом и без него.

 

"Рубин", в Москве ставший заложником газона и мороза, в Голландии планирует отправить на дело всех, кто к нему готов"

 

"Контроль мяча, контроль". Именно эти слова были рефреном во время спаррингов в Турции и Испании. "Рубин" на сборах играл дерзко, пытаясь примерить на себя в спорах с "Лиллестремом", "Картахеной", "Алжиром" роль "Барсы". Получалось не образцово, конечно, но вполне симпатично.

 

"На нас игры с чемпионами Испании сильно повлияли. Многое пересмотреть пришлось, - признался один из помощников Бердыева Виталий Кафанов, с которым мы пытались найти причины казанской робости на "Ноу Камп", так возмутившей российскую общественность в декабре.

 

"Рубину", кажется, и самому тогда было стыдно.

 

За 0:2 в Москве стыдно никому не было. Неприятно, досадно, даже горько. Эти чувства у Казани после поражения наверняка преобладали, но от стыда "Рубин" не горел. А теперь, решив поистине больной "полевой вопрос", может и рискнуть. Сыграть ярко. Благо казанцы приехали туда, где понимают футбол, в котором есть место красоте и риску. Голландия - родина Кройфа, одного из творцов философии клуба, на который теперь хочет равняться "Рубин". Казань теперь собирается нас удивлять, отступая от придуманного собой же канона. Тем любопытнее, что из этого выйдет. – Андрей Анфиногентов в "Спорт-Экспрессе" надеется, что "Рубин" сыграет с "Твенте" в открытый футбол.

 

***

 

Строго говоря, в первых матчах Лиги Европы шороху из наших навёл только "Спартак". Все остальные выступили так или иначе в своем репертуаре. А у "Спартака" и определить-то сложно узнаваемый репертуар, тактический и ментальный.

 

Потому и напрашивается парадоксальный прогноз на исход 1/16 финала вкупе с 1/8. У "Спартака", возможно, наилучшие среди наших команд шансы пройти в четвертьфинал. Во-первых, это моё соображение опирается на впечатления от первых матчей. Запоминается-то, по Штирлицу, последнее. А в концовке базельской игры спартаковская энергия, к немалому нашему февральскому удивлению, била через край. Во-вторых, если трое наших выберутся в 1/8 финала, то среди вероятных соперников ЦСКА, "Зенита" и "Спартака", соответственно, "Порту", "Твенте" и "Аякса", последний, рассуждая виртуально согласно их текущим потенциалам, – самый проходимый, похоже.

 

"Спартак" весьма подвержен внешним воздействиям. По этой части он в абсолютных контрах, скажем, с "Зенитом", чья игра максимально устаканена. А "Спартак" – как тростинка на ветру. Он сильно зависит от того, что скажет Карпин перед матчем или в перерыве; как он это скажет; хорошо ли, правильно ли его услышат и поймут; как команда соотносит себя с имиджем соперника; и т.д. и т.п. "Спартак" то комплекснет, то самоуспокоится, то перевозбудится.

 

"Спартак" сильно зависит от того, что скажет Карпин перед матчем или в перерыве"

 

А 3:2 в Базеле – это, согласитесь, весьма сильное внешнее воздействие на красно-белых перед ответной игрой. Я не уверен, что в "Лужниках" "Спартак" будет твёрдо знать, что с этими самыми 3:2 делать.

 

Валерий Карпин скоро два года как лепит игру "Спартака". Но его произведение всё не приобретает определенного образа. Команда, со своей стороны, никак не возьмет в толк, какой футбол ей более всего подходит и какой она может себе позволить. Оборонительная "ссылка", которую "Спартак" отбыл у Карпина осенью, показывает: поиск игрового лица от завершения далёк.

 

Я вот смотрю на состав, выдавший на-гора 3:0 во втором тайме – с одним "опорным", заводной, где шпарят вперёд и Макеев, и Кариока, и Комбаровы, где даже Алекс за компанию впадает в мальчишеский азарт, – и представляется мне, что для такого состава органичен футбол раскованный, дерзкий. С наглецой даже. Но пока так получается: не успеет команда освоить досконально один тактический акцент, как не успевает освоить и совсем другой. Что называется, незавершёнка.

 

Хочется-то, конечно же, "Спартака" образца второго базельского тайма. Там только "стеночек" настрогали – сколько за три типичных прошлогодних матча. И там родные наши российские игроки – актуальная для "Спартака" тема – враз забили практически столько, сколько за весь прошлый сезон. Очень чувствовалось, что парни – Дзюба, Ананидзе, Яковлев – вышли на поле голодными до игры. Дорвались.

 

Хочется видеть такой "Спартак" ещё и ещё. Хочется в него верить. Хочется делать пометки, как с детишками принято: команда неуклонно растёт. Совпадет ли это желание, вновь пробужденное Базелем, с возможностями Карпина? – Юрий Цибанев в "Советском спорте" размышляет, сможет ли "Спартак" сыграть с "Базелем", как во втором тайме на выезде.