Sport.ru/ Биатлон. Белорусская биатлонистка Анастасия Ануфриева рассказала, почему завершила карьеру в 21 год.

Ранее лыжница объяснила решение перейти в сборную Беларуси.

- Планировала этот сезон отбегать и уже после него, отталкиваясь от результатов, принимать решение. Май и июнь тренировалась за счет РЦОП «Раубичи», а потом тренеры сказали, что финансирование прекращено и мне надо переходить тренироваться в ШВСМ. Решила, что никакой школы высшего мастерства мне не надо. Во-первых, тренер другой. Во-вторых, у национальной команды финансирование намного лучше, чем у ШВСМ, и бороться даже с нашими девчонками будет намного сложнее, если мы перестанем работать вместе. Ну а в-третьих, мною просто будут дырки затыкать. Если у сборной появится вакантное место в Кубке IBU, меня могут вызвать. Всё остальное время я буду просто тренироваться. Ну и решила, что если не нужна нашей федерации, то и мне это не нужно. Хоть принимать решение было тяжело – биатлону я отдала почти 10 лет.

Я не в состоянии платить за сборы. За 10 лет тренировок не было ни одной зарплаты – только небольшие суточные и полторы тысячи рублей за бронзу в эстафете на молодежном чемпионате мира по летнему биатлону. Обычные люди работают за деньги, а я работала за то, чтобы дали возможность тренироваться, чтобы меня кормили и дали место поспать. Я не могла платить сама за гостинцу, за питание, за стрельбище, — приводит слова Ануфриевой "Трибуна".

Одновременно с уходом Ануфриевой спортивное гражданство на белорусское сменили сразу четыре россиянки: Елена и Ирина Кручинкины, Анна Мусатова и Арина Яборова.

- Зачем растить своих, если можно взять чужих, из России? Я понимаю девочек: они приезжают к нам в страну и сразу выступают за национальную команду. В России не могут пробиться, а тут попадают на зарплату, на сборы и всё остальное. А что делать нашим юниоркам? Некоторые из них не знают, как доехать до Раубичей – нет денег. В итоге девчонки не находят выход, завязывают со спортом и идут работать. Когда я начинала заниматься биатлоном, нас собиралось по 25 человек на соревнованиях. Конкуренция была серьёзная. Сейчас "в живых" осталось четыре девочки 1996 года и одна 1997-го", — говорит Ануфриева.

Костюченко: В Беларуси есть ограничения насчёт соцсетей, в России такого нет.