Как провести черту между тем, за что отвечаешь ты, и тем, на что ты повлиять никак не в силах? В большом спорте, как и в жизни, справедливость – понятие неопределённое. То же самое можно сказать и о грани ответственности, когда кто-то должен отвечать не только за свои поступки, но и за то, что делают другие.  @Sport.ru на примере изменения принципа отбора европейской команды на следующий кубок Райдера пытается разобраться, где эта грань находится.

 

Несмотря на то, что до следующего, 39-го по счёту кубка Райдера ещё больше полутора лет, подготовка и процесс формирования команд начался уже сегодня. Напомним коротко о последних раскладах на Райдере. За последние 15 лет Европа шесть раз из восьми обыгрывала американцев. После того, как в период с 2002 по 2006-й года европейцам удавалось трижды подряд праздновать успех, американцы в 2008-м на родной земле в штате Кентуки сумели прервать гегемонию Старого света, чем вызвали там нешуточную бурю негодования. Тогда неудачу решили списать на бездарное руководство Ника Фалдо и не самую здоровую атмосферу в коллективе. Европа это поражение восприняла как пощёчину. На смену Фалдо пришёл Колин Монтгомери, главной задачей которого, в силу лучшего подбора, чем у США, игроков, был наладить внутренние отношения и не ошибиться с выбором состава команды.

 

Поэтому, когда Пол Кейси по итогам европейского тура совсем немного не дотянул до позиции, гарантирующей ему место в составе, Монтгомери, имея на то право, решил воспользоваться своей квотой так, как счёл нужным. Колин пригласил Молинари, Дональда и Харрингтона, а Пола оставил за бортом, мотивировав своё решение тем, что на Райдере очень важен командный дух, который талантливый, но строптивый Кейси может подорвать. Та история с Кейси наделала много шума. Сторонники и противники приглашения Пола в сборную сломали в спорах немало копий. По-видимому, чопорная Европа, желая как можно меньшего числа скандалов вокруг себя, с согласия нового капитана команды Хосе Марии Оласабаля, решила в будущем минимизировать конфликтные ситуации, ради чего приняла новые правила отбора. Системы отбора у США и у Европы схожи, но, всё же, немного разнятся.

 

"Кори Павин, капитан американской сборной, воспользовавшись правом выбора, взял элиту мирового гольфа, чем существенно усилил команду…"

 

Грубо говоря, чтобы не вдаваться в подробности подсчёта квалификационных балов, расклад таков. В командах на Райдере принимает участие по 12 человек и одному неиграющему капитану. У американцев автоматически в состав попадают 8 лучших игроков, а у европейцев - девять. Недостающих включают в заявку по приглашению капитанов. Теперь же, Европа будет автоматически включать в состав 10 лучших своих игроков, и лишь двоих выберет капитан. Для чего это сделано? Вроде бы как для возможности собрать, как можно более сильный состав. И что особенно интересно, так это вроде то, что идея принципа исходила от самого Хосе Марии, что не может не настораживать. Неужели кто-то в здравом уме пожелает добровольно урезать свои полномочия и уменьшить собственное влияние на формирование команды?

 

Теперь у Европы будут автоматически известны 10 имён, и два оставшихся варианта для усиления не впечатляют. Так, по крайней мере, кажется со стороны. Если взять прошлогодний Райдер, то Кори Павин, капитан американской сборной, воспользовавшись своим правом выбора 4-ых игроков, взял Зака Джонсона, Рикки Фаулера, Стюарта Цинка и, что самое важное, Тайгера Вудса. Кроме Фаудера, сплошь представители элиты мирового гольфа, выигрывавшие турниры Главного чемпионата, но, по тем или иным причинам, не поднявшиеся в первую восьмёрку американского Тура. Таким образом, Павин не только добавил в команду опытных и талантливых исполнителей, но и значительно её усилил. Если бы не Тайгер Вудс, например, то США вряд ли сумела бы оказать достойное сопротивление европейцам.

 

Причины своего решения сузить свои полномочия выбора Оласабаль объяснил так: "Я очень рад, что комиссия согласилась  с моими доводами и решилась на изменения критерия отбора. Единственная причина того, что я просил об этом изменении - возможность собрать, как можно более сильную команду, чтобы она сумела отстоять трофей.  Я проанализировал все формирования европейской команды, начиная с 2004-го, после чего и пришёл к такому выводу. В любом случае, наша команда будет иметь сильный состав, но при новом принципе отбора у нас будет больше шансов на победу". С одной стороны он прав. Иметь десять лучших игроков плюс два на выбор – отличный формат. Но, предположим, что Грэм МакДауэлл получит травму, Ли Уэствуд решит немного передохнуть, пропустив несколько важных турниров, а Макилрой или Каймер по тем или иным причинам не попадут в Топ-10, тогда двух свободных мест окажется недостаточно. Неужели в Топ-10 европейского Тура всегда пребывает десятка сильнейших европейских игроков?

 

"Что он в итоге теряет? С двумя или тремя его игроками в составе, кем бы они ни были, у европейцев всё равно будет более сильная и сбалансированная команда…"

 

Не согласен с такой постановкой вопроса и Колин Монтгомери, вынужденный в прошлом году оставить за бортом Райдера Кейси и Роуза. "Всегда очень трудно делать выбор, зная, что свободных мест у тебя так мало. Мне было нелегко говорить мировым звёздам, что я не беру их в команду, потому что там для них нет места. Думаю, у капитана должно быть больше выбора". Позиция Колина выглядит более разумной, не правда ли? Человек, это не сухая статистика, это живой постоянно анализирующий механизм, который может лучше, чем американский или европейский Туры, определить кто из игроков на данный момент пребывает в лучшей форме. Позиция, при которой не ты выбираешь команду, а тебе её дают готовой - попытка уйти от ответственности. Видимо, это не в последнюю очередь сыграло и при решении Хосе Марии. Кто знает, возможно, испанец испугался того давления, которому подвёргся Фалдо и решил заранее перестраховаться.

 

В принципе, Оласабаля понять можно. Что он в итоге теряет? С двумя или тремя его игроками в составе, кем бы они ни были, у европейцев всё равно будет более сильная и сбалансированная команда. А вот при неудовлетворительном результате, да и при оглашении состава, к Хосе будет меньше претензий по той или иной фамилии, которая появилась в сборной по его выбору. Поэтому дать однозначный ответ, кто прав, а кто лукавит - очень трудно. Возможно, дело не только в боязни проиграть или в неуверенности в собственных силах, а ещё и в том, что в большом спорте зачастую степень ответственности за результат неравномерно распределена между игроками и капитанами. Капитан (менеджер или главный тренер, всё зависит от вида спорта), во избежание подобных ситуаций, должен либо иметь полное право комплектации, либо не иметь его вовсе. Чтобы не приходилось отвечать за чужие просчёты. Что такое половинчатый выбор? Это когда ты делаешь половину работы, но отвечаешь ещё и за то, что сделали без тебя. Кому это понравится?

 

Александр Нешта. @Sport.ru