Шон Эйвери – редкая помесь комика и сорвиголовы. Именно в этом ракурсе он запоминается лучше, чем добротный хоккеист. Талант попадать в разного рода истории у форварда просто уникальный, и ни одна неделя не обходится без очередной выходки эксцентричного провокатора. @Sport.ru рассказывает весёлую историю о том, кого любит и ненавидит каждый второй в НХЛ.

 

Томный вечер пятого августа Шон решил скрасить уже привычно бурной вечеринкой. Соседям это не понравилось, но в ответ на просьбу прекратить веселье или хотя бы сбавить громкость он были посланы лесом. Та же участь ждала и полицейских, причём первый раз всё закончилось не слишком мирной беседой, а повторный визит увенчался арестом – Эйвери настолько надоели непрошеные гости, что один из служителей закона улетел с крыльца после толчка хоккеиста.

 

Вот такой он, главный задира Национальной Хоккейной Лиги. Если он в хорошем настроении, то может вывести из себя лидера команды-соперницы просто так, шутки ради. Если же настроение не фонтан, то под руку Эйвери лучше не попадаться. Ещё в юности Шон прославился тем, что штрафных минут у него было в пару раз больше, чем заброшенных шайб. Это особенно впечатляет, когда вспоминаешь, что в юношеских лигах полторы сотни очков за сезон для молодого левого крайнего были не в диковинку.

 

"Окончательно Шона понесло, когда его бывшая пассия Элиша Катберт в буквальном смысле "пошла по рукам", докатившись до близких отношений с одним из вечных недругов звёздного паяца"

 

Спустя десяток лет, когда главный провокатор начала века уже будет восседать на трибуне, наблюдая за матчем одной из бывших своих команд в качестве почётного гостя, болельщики со стажем начнут перебирать в памяти то, что детям и внукам рассказывать нежелательно. А ведь дьявольских выходок на счету Эйвери десятки и сотни. Он травил малыша Тео Флери, словно давая ему понять, кто теперь задира номер один в лиге – Шон каждый раз почёсывал нос, напоминая всем об увлечении оппонента кокаином. Он вынудил лигу ввести "правило Эйвери", запрещающее размахивать клюшкой перед лицом голкипера – после печального известного (а для кого-то весьма комичного) эпизода с участием Мартина Бродора в качестве "пострадавшего" Гари Бэтмен сотоварищи вынуждены были что-то придумать, иначе каждый форвард имел бы право закрывать вратарю обзор всеми доступными и недоступными способами. На память об этом осталась ещё и эпичная характеристика от Дона Черри – "если ты родился ублюдком, то ублюдком и умрёшь, а судья ни в чём не виноват".

 

Но наиболее запоминающимся стало пребывание Эйвери в "Далласе". Лидеры "Старс" сразу же невзлюбили заносчивого новичка, а окончательно Шона понесло, когда его бывшая пассия Элиша Катберт в буквальном смысле "пошла по рукам", докатившись до близких отношений с одним из вечных недругов звёздного паяца, защитником "Калгари Флеймс" Дионом Фанёфом. То ли раздосадованный, то ли желающий жестоко пошутить Эйвери дал интервью в духе "жизнь хороша, все леди прекрасны, а солнце – шар, дающий свет" (в негативе, разумеется), после чего оказалось, что комиссар НХЛ Гари Бэтмен не только хороший человек, но ещё и блюститель моральных норм.

 

Всё началось шестиматчевой дисквалификацией для болтуна, а закончилось расторжением контракта. Контракта, ради которого Эйвери рискнул вырваться из-под крыла опекавшего его Глена Саттера. Самое смешное, что в Техасе Шону предложили всего пятнадцать миллионов за четыре сезона (что для парня, чьи бомбардирские таланты с переходом в большой хоккей улетучились как дым, даже сейчас многовато), однако "Рейнджерс" уже тогда не могли позволить себе разбрасываться деньгами направо и налево. Бретт Холл не привык так стоять за своих игроков, как его нью-йоркский коллега, поэтому выставил смутьяна из команды.

 

Почему-то сразу вспомнились слова Денниса Родмана, которого за восемь лет до этого аналогичным образом лишили рабочего места в "Даллас Маверикс" и выставили на публике чуть ли не врагом государства. "Здесь нельзя грязно выражаться, здесь нельзя даже думать об аморальном образе жизни. Даже если ты скажешь уборщику, чтобы он интенсивнее работал шваброй, тебя могут выгнать, ведь уборщика нанимал владелец клуба, и только он имеет право раздавать указания. Вообще, эти техасцы какие-то двинутые. И кто мне там пытался объяснить, что ханжи и консерваторы живут в Юте?".

 

"Если он в хорошем настроении, то может вывести из себя лидера команды-соперницы просто так, шутки ради. Если же настроение не фонтан, то под руку Эйвери лучше не попадаться"

 

Шон вернулся с повинной головой к Саттеру, который не мог не принять блудного сына обратно. Немудрено, ведь Эйвери уже стал частью хоккейной жизни Большого Яблока. Он открыл на Уоррен-Стрит свой бар с оформлением в стиле старого-доброго Нью-Йорка и увешанный картинами Энди Уорхола, а недавно ещё и стал … гей-иконой. Нет, хоккеист вовсе не сменил сексуальную ориентацию, однако поддерживать идею легализации однополых браков ему это не мешает. На первый взгляд даже не поймёшь, что это – то ли традиционное желание выделиться из толпы, то ли попытка остаться в истории не только задирой и провокатором…

 

Он единственный среди всех игроков фотографировался для официального сайта НХЛ в солнцезащитных очках. Он успел примелькаться некоторым даже на обложках журналов и подиумах (да-да, мир высокой моды для Шона – не пустой звук). И он всё ещё лидирует в двух взаимоисключающих номинациях: "самый обожаемый игрок" и "самый ненавистный игрок". Вот такой он, Питер Пен американского хоккея, которому не слишком хочется взрослеть даже в тридцать лет.

 

Иван Манчев, @Sport.ru