В преддверии Гран-При Испании, гонщик Mercedes Нико Росберг обсудил с журналистами

ситуацию, произошедшую с ним, Фернандо Алонсо и Льюсом Хэмилтоном в Бахрейне, о критике Михаэля Шумахера в адрес Pirelli, а также о результатах недавних тестов в Муджело.

 

Нико, в Гран-При Бахрейна вы стали участником нескольких происшествий с Фернандо Алонсо и Льюисом Хэмилтоном. Через несколько дней после этого Алонсо сказал, что между гонщиками в “Формуле 1” сейчас нет такого уважения, как раньше. Учитывая слова Фернандо, как в следующий раз вы поступите в такой ситуации?


Честно говоря, я в растерянности.
Я считаю, что в Бахрейне я действовал агрессивно, но вполне в рамках правил. Потому, не думаю, что мои действия могли представлять угрозу для соперников.

 

Если бы рядом не было асфальтовой зоны безопасности, вы поступили бы иначе?


Не знаю. Возможно.

 

Разве по правилам чемпионата вы не должны были оставить сопернику место в один корпус машины?


На самом деле нигде в правилах это чётко не прописано. Правила обязывают гонщика оставлять место в корпус машины, если он смещается с траектории, блокируя атаку, а потом возвращается на неё. В этом случае в зоне торможения нужно оставлять сопернику место. Но разве я поступил как-то по-другому?!

 

Может быть, стоит отменить это правило совсем?


Нет, оставлять место в корпус машины, я считаю, необходимо. Это правило контролирует действия гонщиков, а стюардам, даёт право штрафовать пилотов, в случае необходимости.

 

Признайтесь, вы ведь почувствовали, что речь идёт о вас, когда Фернандо Алонсо сказал, что он хотел бы большего уважения со стороны некоторых пилотов?


Нико Росберг: Нет, на сколько я помню, он вообще не упоминал моё имя.

 

“Иногда от машины и шин сложно добиться максимума, но с другой стороны — этот фактор повышает непредсказуемость и следовательно, зрелищность гонок”

 

А какова ваша позиция в этом вопросе — вы уважаете своих соперников?

Можете не сомневаться в этом.

 

Абсолютно всех? Разве не существует таких людей, к которым вы относитесь предвзято?


Совершенно точно.

 

Вам не кажется, что правила чемпионата слишком очевидны?


Думаю, что можно было бы попробовать более подробно регламентировать действия гонщиков в подобных ситуациях. В данном случае правила действительно не вполне очевидны. Сделать это будет непросто, но можно попытаться. Сейчас существует только правило оставления свободного места.


В
ы считаете, что можете выбирать любую траекторию в подобных случаях?


Двум этим ситуациям сложно дать одинаковую оценку, и я не думаю, что смогу подобрать правильные комментарии. Там произошло несколько разных инцидентов, поэтому дать один общий ответ не представляю возможным.

 

Вы можете вспомнить, о чём думали во время совершаемых вами манёвров?


Могу сказать, что я лишь хотел защитить свою позицию, и думаю, что подобрал лучшее место для того, чтобы предотвратить атаку в следующем повороте.

 

Как вы считаете, этот вопрос стоит поднимать на брифинге пилотов?


Это было бы полезно. Хотя это и не самый важный вопрос на повестке дня.

 

Объясните пожалуйста поподробней?


Потому что д
вое пилотов были недовольны. Но если кто-то считает, что я подверг его жизнь опасности, хотя и не желая этого, то это необходимо обсудить и, может быть, попытаться немного изменить правила, чтобы в будущем избежать подобных конфликтов.

 

Насколько большую роль в подобных вопросах важна конфигурация трассы?


Достаточно большую. Например, в Монако, где вокруг трассы расположены барьеры, это была бы совсем другая история, да и соперник, находящийся позади, уступил бы гораздо раньше. Они бы не стремились сместиться внутрь, если бы наблюдали за траекторией моего движения. Думаю, это даже нельзя сравнивать, поскольку речь идёт о совершенно иной ситуации.

 

Я считаю, что в Бахрейне я действовал агрессивно, но вполне в рамках правил

 

У вас есть ощущение того, что обогнать вас на трассе сложнее, чем других гонщиков?


Я не могу сказать, что моя оборона во многом отличается от защиты других гонщиков. Думаю, я хорошо справляюсь с защитой своей позиции, и при этом действую в рамках правил.

 

Что вы можете сказать о критике в адрес Pirelli от Михаэля Шумахера о том, что  на сегодняшний день шины не позволяют гонщику совершать атаки начиная от самого старта вплоть до финиша?


Я не в курсе, что именно он говорил, потому что лично со мной он не обсуждал этот вопрос. Я знаю об этом только из публикаций в прессе.


 И должен сказать, что в каком-то смысле я с ним согласен, потому что, действительно, иногда от машины и шин сложно добиться максимума, но с другой стороны — этот фактор повышает непредсказуемость и следовательно, зрелищность гонок. Для инженеров и гонщиков — это дополнительные трудности. При поиске оптимальных настроек теперь приходится думать о том, как добиться максимума на каждом отрезке. Сейчас нельзя агрессивно атаковать на старте, потому что необходимо максимально долго сохранять шины в хорошем состоянии. Чтобы достичь успеха нужно разрабатывать эффективную стратегию и точно ей следовать.

 

Должно быть, DRS-воздуховод, установленный на машине Mercedes ещё больше осложняет подбор настроек?


Дело в том, что в гонке его можно использовать только в отдельные моменты, при обгоне, так что на выбор настроек он никак не влияет.

 

По результатам тестов в Муджелло Mercedes смог добиться прогресса?


Можно сказать, что да —  тесты прошли вполне успешно, но у итальянской трассы совсем иные характеристики – она очень скоростная. Думаю, мы сделали шаг вперёд, но пока сложно сказать, насколько большой. Главное, что сейчас
Mercedes движется в верном направлении.

 

Яна Литвинчук, @Sport.ru