Семикратный чемпион мира в гонках "Формула 1" легендарный немецкий гонщик, в течение последних трёх лет выступающий за команду Mercedes, Михаэль Шумахер в интервью для издания Frankfurter Allgemeine Zeitung окончательно дал понять, что завершает свою карьеру в конце этого сезона, а также  ответил на вопросы о "Формуле 1"  и своих планах вне этого чемпионата.

Михаэль, расскажите нам о своей манере езды на обычных дорогах?

Мне нравится ездить быстро, но я соблюдаю правила дорожного движения. Кроме того, я стараюсь наблюдать за тем, как ведут себя другие люди. Один или несколько из них всегда хотят проехать рядом с Михаэлем Шумахером.

Вы рады, что в ближайшее время вам придётся ездить за рулём не только Mercedes?

Честно говоря, трудно найти машину, которая была бы лучше. Mercedes строит отличные дорожные машины, от вождения которых я получаю истинное наслаждение.

Готовы ли вы сказать то же самое о гоночном болиде Mercedes?

Я рад своей отставке. Думаю, что учитывая сложившиеся обстоятельства, я принял правильное решение.

Сложилось такое впечатление, будто ваш уход является вынужденным. Так ли это на самом деле?

Это не правда. Руководители Mercedes неоднократно подчёркивали, что после завершения сезона с радостью хотели бы продолжить наше сотрудничество. Речь шла не только о сезоне 2013 года, но и о более далёкой перспективе. Я много об этом думал и в итоге пришёл к выводу, что мне было бы трудно провести даже один сезон. Внутренне я был готов к тому, чтобы через несколько месяцев завершить карьеру. Я ушёл из Ferrari по собственной инициативе, решение уйти из Mercedes тоже принял сам. Говоря откровенно, возможность привлечь в Mercedes Льюиса Хэмилтона является куда более привлекательной. На месте руководства команды я сделал бы то же самое. Льюис – правильный выбор.

Вы сказали, что ваши батареи находятся "в красной зоне". Что это значит?

Это можно объяснить множеством факторов: многочисленные разъезды, разлуки с семьёй, жизнь в отелях, в которых не всегда хочется находиться. Естественно, есть очень прекрасные отели, где мы можем чувствовать себя в привилегированном положении, но для меня нет ничего лучше, чем быть дома. Для меня это значит быть свободным, и я хочу наслаждаться этой свободой снова. В последнее время были моменты, когда мне приходилось экономить силы, которые я мог бы потратить на то, чтобы разобраться с самим собой и некоторыми ситуациями, но вместо этого я использовал их на трассе. Не поймите меня неправильно – я точно знаю, что нужно делать для того, чтобы на сто процентов выкладываться на трассе, но в последние несколько месяцев я замечал, что не хочу заниматься "Формулой 1" и готовиться к очередному Гран-При.

"Когда я пилотирую на пределе, это нельзя сравнивать с хождением по канату над глубоким ущельем"

В текущем сезоне вы впервые опережаете своего партнёра по команде Нико Росберга в квалификациях. Не жалко уходить в такой момент?

Наоборот, было бы жаль, если бы я понимал, что должен уйти. Это красиво, когда другие грустят из-за моего ухода. Здорово, что я ухожу из "Формулы 1", а многие считают, что я могу выступать на самом высоком уровне. Нико – один из самых сильных напарников, так что мне не стыдно уходить именно сейчас.

Вы выиграли 91 гонку. Что значила бы для вас 92 победа в карьере?

Для команды было важно одержать хотя бы одну победу. Нико удалось это сделать в Шанхае. Я говорил с самого начала, что не важно, кто из нас принесёт Mercedes первую победу. Конечно, для меня было бы здорово выиграть, но, в конце концов, это изменило бы не слишком многое. Победа не удовлетворила бы меня, только чемпионский титул – именно это являлось моей целью при возвращении. Победа в гонке стала бы только небольшой каплей, упавшей в море успехов нашей команды.

Имеет ли для вас значение – семь или восемь титулов "Формулы 1"?

Разница есть, ведь тогда бы мы не говорили о том, что означала бы для меня 92 победа, ведь их было бы больше. Но дело в том, что в "Формуле 1" не всё всегда зависит только от мастерства пилота. Я знаю на что способен, знаю, когда действую правильно, а когда ошибаюсь. Как вы видите, я всё ещё могу конкурировать с другими быстрыми пилотами.

Начало сезона в 2010 году с вашим возвращением в гонки выглядело многообещающим. Но почему, на ваш взгляд, победившая незадолго до этого в чемпионате команда Brawn GP, купленная Mercedes так и не добилась успеха?

Если бы мы сами знали ответ. Мы вместе с Mercedes в течение этих трёх лет хотели побороться за титул. В тайне я надеялся, что сможем достичь этого немного быстрее, но нам это не удалось, и это факт. Иногда мы были способны побороться за победу, но затем соперники уходили в отрыв. Безусловно, причины должны быть определены.

Вы жалеете о своём возвращении?

Абсолютно нет. Моя жизнь прекрасна, и сейчас ничего не изменилось. Эти три года дали мне очень многое. Я узнал "Формулу 1" с другой стороны, сам немного изменился. Я стал иначе относиться к людям, научился преодолевать новые трудности. Это поможет мне в дальнейшей жизни. Раньше я был другим, находился под пристальным вниманием и постоянным прессингом. Я сам давил на себя, поэтому боялся допустить осечку. Теперь я более открыт, расслаблен и чувствую себя гораздо свободнее.

Вы научились терпению?

Я и раньше был очень терпеливым. Но сегодня я чувствую, что стал спокойствие, я приобрёл жизненный опыт и, конечно, независимость. Именно поэтому мне легче удавалось переносить поражения в течение последних трёх лет. Для меня это очень важный опыт. Побеждать и получать поздравления – это просто. Поражения и критика меняют взгляд на многие вещи. 

Некоторые критиковали вас и говорили, что вы слишком стары для гонок "Формулы 1". Вы обращали внимание на эти слова или просто пропускали их мимо ушей?

Естественно, такие слова не могут никого оставить равнодушным, но я достаточно опытен для того, чтобы понимать, в каких ситуациях стоит обращать внимание на критику, а в каких нет. Прежде всего, я знаю, когда критические замечания в мой адрес обоснованы. Я охотно выслушиваю мнение других людей, но не обращаю внимания на броские газетные заголовки. Я регулярно прохожу медицинские обследования, в моём возрасте это необходимо. Разумеется, с возрастом зрение ухудшается, но пока у меня нет с этим проблем. Я отлично различаю цифры на мобильном телефоне, могу правильно оценивать дистанцию на трассе. Так что, в общем, я нахожусь в хорошей форме.

Как вы оцениваете свою карьеру в "Формуле 1"?

Я думаю, что имею право гордиться своим достижениями. Конечно, мне бы хотелось изменить некоторые вещи, хотелось бы добиться успеха вместе с Mercedes. Но повода для грусти нет. Я всегда выкладывался на все сто процентов и делал для победы всё, что от меня требовалось. 

Все ли свои победы вы помните?

Меня часто об этом спрашивают. Перед началом свободных заездов в Монце Джок Клиа спросил, помню ли я все свои 300 Гран-При? На это я ему ответил, что не помню даже всех побед! Он посмотрел на меня и добавил, что согласен со мной, потому что их и в правду было слишком много! Однако основные моменты остаются в памяти. Я прекрасно помню Сузуку 2000 года, когда выиграл свой первый титул с Ferrari. Победа в чемпионате – это одно, но та гонка получилась очень напряжённой. Я пилотировал на грани возможного и практически достиг совершенства. Это неописуемое чувство. Вся команда, от механиков до инженеров, работала ради этой победы. К сожалению, в Mercedes я не так часто испытываю подобные ощущения. Для гонщика – это абсолютное счастье.

В первой половине своей карьеры вы семь раз выигрывали чемпионский титул, но только дважды становились спортсменом года. Вы чувствовали, что вас недолюбливают?

Сочувствие получить относительно просто, а вот зависть нужно заработать. Можно привести достаточно много примеров того как в разных видах спорта к победителям не относились с особой симпатией, а тот, кто боролся, но не выиграл, вполне её заслуживал. Сейчас я чувствую примерно то же самое.

Т.е. в первой части карьеры вы воплощали собой мюнхенскую "Баварию", а во второй – клуб из Кёльна?

Я с вами почти согласен, но не полностью. К сожалению, Кёльн больше не играет в высшей лиге.

Вы знаете итоговую сумму, которую заработали за всю свою карьеру?

Да, конечно.

"Я узнал "Формулу 1" с другой стороны, сам немного изменился. Я стал иначе относиться к людям, научился преодолевать новые трудности. Это поможет мне в дальнейшей жизни"

Не огласите ли вы её нам?

Достаточно.

Вероятно, вы – самый высокооплачиваемый спортсмен Германии. Что для вас в жизни значат деньги?

Независимость для меня, семьи и будущих поколений. Я очень ценю эту привилегию и не рассматриваю её как должное. Я вырос в простой семье, но не испытывал нехватку в каких-либо вещах. Я не имею ввиду материальные вещи, но как семья мы были счастливы. Я знаю, как тяжело было моим родителям, и рад, что однажды смог отблагодарить их. Для меня очень важно, что у меня есть свобода.

Вы одержимы адреналином? 

Нет, мной движет совсем другое. Я редко чувствую прилив адреналина, например, незадолго до старта или во время трудного обгона. Но это скорее исключение, чем правило. На трассе я пилотирую за счёт навыков и получаю от этого удовольствие. Когда я пилотирую на пределе, это нельзя сравнивать с хождением по канату над глубоким ущельем. Я контролирую ситуацию, так что нельзя говорить об опасности.

Ваша супруга не опасается за то, что вы вновь решите участвовать в мотогонках? Всё же, это опаснее, чем "Формула 1"…

Я быстро учусь, и это значит, что я больше не буду участвовать в мотогонках, как тогда. Конечно, я получал от этого удовольствие, но есть и отрицательные воспоминания. Решение сесть на мотоцикл и выйти на старт было безумием. Мне это больше не нужно.

Но занятие парусным спортом на берегу Женевского озера всё-таки не для вас, не правда ли?

Да, это занятие скорее для моего отца. В жизни мне нужно что-то делать.

Есть ли у Вас план, что вы будете делать после завершения карьеры в "Формуле 1"?

У меня будет полная свобода. План состоит в том, что нет никакого плана.

Яна Литвинчук, @Sport.ru