Его близкие убеждены, что его слезы спасли им жизнь до войны в Боснии, но сейчас Миралем Пьянич превратился в человека, который дарит своей игрой улыбки всей нации. @Sport.ru продолжает рассказывать о героях предстоящего ЧМ, останавливаясь на полузащитнике сборной Боснии и Герцеговины Миралеме Пьяниче…

 

Фарук Хаджибегич опустил голову к груди и пошел к центру поля "Стадио Артемио Франки" во Флоренции. Это был июнь 1990 года и несколькими секундами ранее вратарь сборной Аргентины Серхио Гойкоэчеа отразил его удар с пенальти, что означало вот что – в полуфинал чемпионата мира в Италии пройдет сборная Аргентины. А вот команда Югославии во главе с боснийским тренером Ивицей Осимом и ветераном команды, еще одним боснийцем Сафетом Сушичем сыграла свой последний матч истории страны, которая будет растерзана страшной гражданской войной, которая началась в следующем году.

Пару месяцев спустя, на другом берегу Адриатического моря, в маленьком городе Зворник в офис местного футбольного клуба, называющегося "Дрина"  зашла молодая девушка  с ребенком на руках. Ее муж, Фахрудин Пьянич, недавно был в Люксембурге, где ему пообещали место в маленькой команде третьего дивизиона, если удастся получить"вольную" в Боснии.

"Это было трудное время", - объясняет Фахрудин в интервью боснийской еженедельной газете "Слободна Босна" много лет спустя. "Играть в третьей лиге чемпионата Люксембурга - это был выход из ситуации, которая складывалась в Боснии на наших глазах".

Фатима, а именно так звали жену Фахрудина, пришла в клуб, чтобы поговорить с его президентом и убедить его отпустить ее мужа безвозмездно, чтобы дать шанс семье на лучшую жизнь в Люксембурге. Приходила она к нему не один раз и на сей раз на ее руках был маленький сын. Как последнее средство влияния на президента, который в очередной раз отказался отпустить Фахрудина. Она начала плакать и ее сын сделал то же самое, чем вызвал жалость у бизнесмена, который все же подписал необходимые для переезда семейства Пьяничей в Люксембург документы.

"Как и любой другой ребенок, он почувствовал, что что-то не так, когда его мама заплакала", - говорит Фатима в том же интервью. "Он плакал так громко, что президент не выдержал и сжалившись над нами подписал бумаги, разрешив Фахрудину уехать, что, возможно, впоследствии спасло нас всех".

Двадцать четыре года спустя Миралем Пьянич, полузащитник "Ромы" будет выходить на поле "Мараканы", чтобы сыграть против Лео Месси и сборной Аргентины. Он является частью уникальной команды, которая смогла добиться успеха на развалинах разрушенной до пепла страны – Боснии и Герцеговины.

"Это лучшее чувство на все времена", - сказал Пьянич сквозь слезы после того как его команда победила Литву и обеспечила себе путевку в Бразилию. "Это то, ради чего мы играем. То, ради чего мы живем".

Миралем делал свои первые шаги в Великом Герцогстве Люксембург, куда Фахрудин в конце концов переехал в 1990 году. Несколько месяцев спустя Югославия окунулась в вихрь всеразрушающей гражданской войны, в ходе которой в том же родном для Миралема городе Зворник были убиты тысячи боснийских мусульман, которые не успели покинуть свои дома. Фахрудину было понятно, что его семье удалось избежать этой участи, во многом благодаря сыну и отец всячески пытался обеспечить его будущее и его судьбу. Иногда он работал по 12 часов в день, но все же ходил на тренировки и играл в футбол. Маленький Миралем следовал за ним вокруг, потому что семья не могла позволить себе нанять няню.

 "Он всегда игрался с мячом, постоянно. Помню мы как-то совершили поездку из Люксембурга в Боснию и 12 часов поездки он провел с мячом, играясь с ним и жонглируя им. Однажды мы вернулись домой поздно вечером и в 7 утра услышали какие-то странные звуки в гараже, похожие на удары. Я пошел туда с моим отцом, ожидая встретить грабителей, но оказалось – это просто была внеочередная тренировка Миралема", - воспоминает Фахрудин.

Пьянич-младший был еще мальчиком, когда он присоединился к французскому "Метцу", известному такими своими воспитанниками как Робер Пирес, Луи Саа и Эмманюэль Адебайор. В 12-летнем возрасте он был признан лучшим игроком Франции в своей возрастной группе и на Пьяничей посыпались предложения от клубов по всей Европе. Первым было официальное предложение от ПСВ, но семья Пьяничей хотела, чтобы Миралем оставался ближе к дому – Люксембургу. К слову, совершенно не зря лучший игрок в истории Люксембурга, Джефф Штрассер, играл в "Метце".

Миралем дебютировал в Лиге 1 в возрасте 17 лет, 18 августа 2007 года, выйдя на замену в матче "Метца" против "ПСЖ". Было очевидно, что "Метц" был просто ступенькой для Пьянича. Летом 2008 года он согласился переехать в "Лион" и это было вполне логичным шагом, с учетом того, что в то время этот клуб был лучшим во Франции и вполне конкурентоспособным в Европе.

"За него сражались не только клубы, но и сборные – будучи подростком Миралем уже имел право играть за Люксембург, что и делал на различных молодежных турнирах. Вскоре им стали интересоваться французы, возжелавшие сделать ему французский паспорт и заиграть за "Ле Блё", но Пьянич с первого дня занятий футболом знал, что есть только одна страна, за сборную которой он желает выступать – страна его рождения, Босния и Герцеговина".

После адаптации в новом клубе в первом сезоне Пьянич зарекомендовал себя как игрок первого состава, оказавшись в центре внимания в силу своего возраста. Тем не менее, будучи всего лишь подростком, со своей естественной застенчивостью и сдержанностью, он был подвергнут жесткой критике из-за хрупкого телосложения, частых травм и невысокой выносливости. В то же время его талант было сложно не заметить  - Пьянич развивался в яркого игрока с хорошим видением поля и совершенной техникой.

За него сражались не только клубы, но и сборные – будучи подростком Миралем уже имел право играть за Люксембург, что и делал на различных молодежных турнирах. Вскоре им стали интересоваться французы, возжелавшие сделать ему французский паспорт и заиграть за "Ле Блё", но Пьянич с первого дня занятий футболом знал, что есть только одна страна, за сборную которой он желает выступать – страна его рождения, Босния и Герцеговина. Несмотря на то, что у него возникли проблемы с получением боснийского гражданства и с обретением его (статус легионера в Европе), Фахрудин отказывался даже разговаривать о том, чтобы его сын играл за Францию.

В 2008 году тогдашний тренер сборной Боснии Мирослав Блажевич вызвал Пьянича и Миралем дебютировал за сборную своей родной страны, мгновенно став любимцем болельщиков. Тем не менее, Блажевич сомневался в светлом будущем Пьянича в сборной, так и не сумев его заиграть в паре с Звезданом Мисимовичем. Пьянич выходил на замену, играл в товарищеских матчах, но не играл ключевой роли в сборной. До отборочного турнира к ЧМ-2014…

На клубном уровне Миралем забил решающий гол "Лиона" на "Сантьяго Бернабеу", который вывел его команду в полуфинал Лиги чемпионов, переехал в "Рому", где зарекомендовал себя одним из лучших игроков в Серии А, но настоящей гордостью для него является отборочный турнир к ЧМ-2014, где он был важнейшим игроком для сборной. Он играл с грацией, принося радость всем вокруг. Ребенок, который спас свою семью плачем вырос и теперь приносил улыбки своим соотечественникам, которые благодаря его игре получили бесценный подарок в виде выхода боснийцев на чемпионат мира, о чем не так давно можно было только мечтать.

Руководит этой командой тот самый Сафет Сушич, который был последним боснийцем, игравшим на ЧМ.

Сергей Бабарика, @Sport.ru