Сезон в "Формуле-1" завершён и пора подводить итоги, но уже завтра стартует Кубок мира по биатлону, может не такому скоростному, но весьма динамичному и интересному виду спорта. Обо всём этом, а также о том как дорог Василию Уткину Вагнер Лав – в традиционном пресс-обзоре @Sport.ru.

 

Есть мнение, что Вагнер Лав доигрывает свои последние матчи на российской земле. Так считает и Василий Уткин, который посвятил нападающему ЦСКА прощальный материал в "Советском спорте".

Вагнер забил в своем последнем матче. Не забил в последнем домашнем – против "Лилля", хотя этого ждали; можно сказать, ждали, как чуда. Забил – в последнем чемпионатском, который, по логике вещей, должен был бы пропустить – за свой скотский приём в матче с "Нальчиком"; вы ж помните, как за куда более случайное столкновение другого бразильца чуть не линчевали…

Но сейчас не об этом.

***

Прощаться мы любим и умеем. Впереди у Вагнера ещё один последний матч – против "Интера" в Милане, в чемпионской лиге. Кстати, о том, что он точно уходит, официально не объявлено. Так что, может быть, все ещё и повторится. Не исключено, в общем, что мы прощаемся с ним для собственного удовольствия, щекочем, так сказать, нервы.

Как он щекотал их нам.

Вагнер Лав сумел занять весьма особенное место в нашей памяти. Сказать, что это лучший легионер в истории чемпионатов России – так ведь никто и спорить особенно не станет. Между тем, поспорить можно. Мы судим Вагнера по его лучшим матчам, помня при этом, что во всей его российской карьере таких было сравнительно немного; мало того, были целые периоды, когда он со всеми своими удивительными способностями просто отбывал номер. Безо всяких кавычек. Отбывал, и все. Вот как последние полгода.

И понятно, что любви к этому игроку данное напоминание убавить не должно. Но мы ведь не о любви. Мы ведь о качестве, это рассудочная, холодная категория. В сущности, мы приходим к тому, что любовь применительно к Вагнеру затмевает трезвую оценку.

***

Ну да, можно быть Веллитоном и штамповать голы. Приедет Эменике и, возможно, за этим милым занятием тебя умоет. Можно быть Данни и впечатлять фокусами с мячом и без него на скорости, но ты всегда будешь знать, всегда будешь немножко помнить про себя, что Данни – очень, очень крут, но это потому, что несколько серьезных ребят до нашего чемпионата не доехали. Тот же Криштиану, или Нани, которые усаживают Данни на скамейку в сборной Португалии ещё верней, чем внимательная мамаша малыша-сына на горшок.

А лучший – это всегда любовь. Вагнера мы в первую очередь полюбили, а все остальное потом.

Вот эта его забавная фигура, мешковатая, с короткими толстыми ногами, весь он сам, неуловимо напоминающий Евгения Леонова. Физиономия мягкой игрушки. Вы не пробовали представить себе Вагнера в виде мягкой игрушки? В размер той, что сажают, например, на капот свадебной машины? Вы представьте. Очень жизненно.

В лице Вагнера к нам приезжал игрок, которого бывают сильнее, точно найдутся стабильнее, вне всякого сомнения, отыщутся более подходящие его занятному прозвищу "Лав". Но при этом он совершенно неподражаем. Лучше найдешь, а вот другого такого – ну, поищи, попробуй.

***

Я смотрю на нападающих сборной Бразилии последние лет семь и все вот думаю: издеваются они, что ли, над ним? С тех пор, как слетел с катушек Роналдиньо, они, кажется, молиться должны на Вагнера. У них там, в этой Бразилии, вообще нет другого такого игрока, который был бы настолько горазд на выдумку. Как они без него обходятся? Ну, с тех пор, как в качестве единственного нападающего он вместе со сборной выиграл Кубок Америки у молодого Месси с его Аргентиной?..

Смотрю – и не понимаю. Но вот сейчас, когда он вроде бы окончательно собрался уезжать, думаю, что за два года до чемпионата мира в Бразилии он и сам задается таким вопросом. Почему да как… И понятно ведь, почему. Там – рассудок. Там конкуренция. И в таких категориях сразу становится ясно, что Вагнер – игрок настроения, что он, выйдя на поле, может быть никем, а может быть лучшим в мире здесь и сейчас.

И у него есть только один способ победить эту проблему. Он должен их там, на месте, тоже в себя влюбить. Как это случилось с нами. Он уедет, а мы ведь всех новых будем сравнивать именно с ним. Как брошенная девушка, ей-богу! Он ведь бросил тебя, родная! Он ведь обижал тебя, и вообще он всегда смотрел на сторону…

Всё так. Но другого такого нет.

С пухлыми щеками, кривоватыми ногами, чуть ли не с пузцом, и круглыми глазами из-под выпуклого лба. Видимо, он уезжает.

Никого не было настолько жаль. 

В воскресенье гонкой на бразильском автодроме Интерлагос завершился 62-й сезон "Формулы-1". Обозреватель "Спорт-Экспресса" Ольга Линде подводит его итоги, не обходя стороной и выступление Виталия Петрова…

Какую память оставил о себе этот марафон, длившийся ровно восемь месяцев - с 27 марта по 27 ноября? Весьма двоякую.

С одной стороны, "Формула-1" после довольно протяженного периода наконец-то вспомнила, что такое обгоны, и смогла вдоволь насладиться борьбой непосредственно на трассе, а не на пит-стопах. С этой точки зрения прошедший сезон был очень ярким, оставившим в памяти не одну красивейшую дуэль с участием - и это самое ценное! - пилотов-лидеров. Потому что ничто так не украшает гонки, как очная борьба за места на подиуме. А таких схваток между Марком Уэббером, Фернандо Алонсо, Дженсоном Баттоном, Льюисом Хэмилтоном и Фелипе Массой мы видели немало.

Вы можете возразить, что, мол, обгоны возвращены в "Формулу-1" искусственно - при содействии магических девайсов типа DRS и KERS и при активном участии резины "Пирелли", и этот факт вызывает сдержанное недовольство самих гонщиков. Наверное, какая-то сермяжная правда в этом имеется - все-таки есть некая несправедливость в том, что тебя обгоняют не за счет личного мастерства и смелости, а за счет удачного применения техники. И тем не менее считаю, что вышеназванные технические ухищрения пошли "Формуле-1" на пользу и отнюдь не снивелировали мастерство пилотов. Умение и склонность к защитно-атакующим действиям того же Баттона или Алонсо никуда не делись, а на примере, скажем, Массы и Хэмилтона можно увидеть, что далеко не все в борьбе на трассе решают электроника и техника.

Ну а, с другой стороны, - минувший сезон получился удручающим. И благодарить за это надо великого гуру Эдриана Ньюи, создавшего очередную самовозку, которая на этот раз вывезла в чемпионы Себастьяна Феттеля. 11 побед при 15 поулах, и только два финиша вне призовой тройки (в том числе один сход) - эти цифры говорят сами за себя. Конкуренции у немца в этом сезоне не было - что наводит на невеселые размышления.

***

Ну и как оставить без внимания звезду российского автоспорта Виталия Петрова, завершившего второй полный сезон за рулем "Лотус-Рено". Было ли ему в этом году проще, чем в предыдущем? Не сказала бы. Ситуация с ним вполне описывается старинной русской присказкой - попал, как кур в ощип. Если в 2010-м он был новичком и благодаря этому статусу имел некоторые послабления (хотя вторую половину сезона отъездил под чудовищным прессингом), то в 2011-м таковым он уже не являлся. Более того - из-за раллийной февральской аварии Роберта Кубицы нежданно-негаданно оказался чуть ли не в роли лидера команды. Справился ли он с ней? Однозначный ответ дать нельзя - по той простой причине, что "Лотус-Рено" сезон, мягко говоря, провалила.

Сейчас уже открыто говорят, что идея, заложенная в конструкцию R31, была ошибочной, но отдуваться-то за промахи дизайнеров вынуждены были Петров и его напарники. Не за монитором компьютера, а на трассе - в условиях жесточайшего стресса. И из-за того, что машина была неудачной, адекватно оценить сезон в исполнении Виталия практически невозможно. Невозможно сделать это еще и потому, что в ходе чемпионата команда откровенно лажала с точки зрения стратегии и тактики, снова и снова подставляя своих пилотов. Поэтому лично мне понятен взрыв эмоций Петрова, последовавший после гонки в Абу-Даби. У каждого есть лимит терпения. Гонок или квалификаций, сорванных по причине собственных ошибок пилотов, в "Лотус-Рено" было не больше, чем у других, включая лидеров. А вот гонок, проигранных из-за недоработок команды, - в достатке. И будет высшей несправедливостью обвинить гонщиков в том, что задача-максимум - опередить в Кубке конструкторов "Мерседес" и стать четвертой командой пелотона - была с блеском провалена. Но "Формула-1" - весьма любопытное предприятие, в котором даже имеющийся легитимный со всех точек юридического зрения контракт отнюдь не гарантирует его обладателю призового будущего. Очень бы хотелось увидеть Петрова на стартовом поле сезона-2012 за рулем действительно конкурентоспособного автомобиля, чтобы по-настоящему оценить имеющийся у него потенциал.

Завтра в шведском Эстерсунде стартует первый этап биатлонного Кубка мира-2011/12. "Советский спорт" задал несколько вопросов старшему тренеру мужской сборной Андрею Гербулову.

Наставник мужской сборной Андрей Гербулов – будто Пихлер наоборот. В отличие от немца, Гербулов сдержан и немногословен. И несчастий в межсезонье на его долю перепало больше нормы – сначала сломал ногу на летнем первенстве лидер команды Иван Черезов, затем выбыл на неопределенный срок с межпозвоночной грыжей призер прошлогоднего чемпионата мира Максим Максимов. Свято место пусто не бывает – и Дмитрий Малышко на Кубке IBU одержал в спринте первую российскую победу сезона, настойчиво постучавшись в главную команду.

– Кубок мира еще не стартовал, а вас уже есть с чем поздравить – Дмитрий Малышко и Тимофей Лапшин выиграли в двух гонках на этапе Кубка IBU золото и серебро. Насколько эти ребята интересны вам как тренеру первой сборной? – вопрос Гербулову.

– Мы много тренировались вместе в межсезонье, я хорошо знаю обоих. Тот же Малышко был в отличной форме еще на летнем первенстве страны, но тогда просто перегорел. Тем не менее неправильно сейчас говорить, что ребята готовы показывать аналогичные результаты на Кубке мира. Мы приняли их медали к сведению, но теперь ждем выступления первой мужской команды.

– В ней тем временем неожиданно появился Максим Буртасов, только из-за формальности не выступает в Эстерсунде Кирилл Щербаков – все это люди, фамилии которых до этого сезона знали единицы. Резерв наступает на пятки?

– Это прежде всего плоды грамотной системы отбора Союза биатлонистов России. Когда спортсмен чувствует, что система прозрачна и стоит показать результат – он тут же будет в сборной, это подхлестывает и придает сил больше, чем иная тренировочная методика.

– Тотальная нехватка снега в Европе мужскую сборную, которая до последнего готовилась к сезону в России, кажется, миновала?

– Да, на сборе в якутском Нерюнгри организаторы совершили практически невозможное, привозя снег на трассу откуда только было можно. Затем мы перебрались в Тюмень, где трасса вообще соответствовала всем международным стандартам. О лучших условиях для тренировок в это время года я даже не мечтал. Медали Малышко и Лапшина – тоже результат этой подготовки.

– В этом году вам в помощники достался знаменитый лыжный тренер Николай Лопухов. Насколько это изменило систему подготовки?

– После прихода Лопухова мы впервые на уровне сборной страны стали уделять повышенное внимание технике передвижения на лыжах. В стрелковой подготовке появилось больше динамики, потому что уровень подготовки спортсменов позволяет не заниматься начальным обучением, а оттачивать нюансы.

– Из-за травм у нас выбыли два лидера – Иван Черезов и Максим Максимов. Как это отразилось на настроении в команде?

– Конечно, все переживают. Стопроцентной замены Черезову у нас нет. Случай с Ваней показал, что даже секундная потеря концентрации может стоить целого сезона. Мне кажется, сейчас все стали гораздо серьезнее относиться к своему здоровью.

– Вы вернулись в сборную после годичной паузы. Команда за это время изменилась?

– Поначалу чувствовалось, что ребята очень расстроены после неудачного сезона. Хотя, с какой стороны неудачного? Три медали на чемпионате мира – высокий результат. Но осадок все равно остался не самый приятный. Постепенно настроение выравнялось, а высокие показатели на контрольных тренировках вселили уверенность.

– Вы ощущаете пресс общественного давления, особенно после неудачного прошлого сезона?

– Пока год не работал, я очень много читал про биатлон. И сделал для себя вывод, что наши болельщики разучились ждать. Им нужен результат прямо сейчас. Но с другой стороны – таковы условия игры, в том и суть спорта. Я готов к этому давлению, готов к работе. Есть даже ощущение, что спустя год вернулся в сборную как к себе домой. У нас в тренерском штабе бывают споры, иногда мнения расходятся, но, считаю, пока грубых ошибок мы не совершали.