В продолжении разговора о шальных деньгах, якобы спасающих бюджеты маленьких клубов, @Sport.ru вспоминает попытки "русской интервенции" в европейском футболе. Нет, речь не о "Челси", который на первый взгляд "цветёт и пахнет" даже в финансовом плане, а о случах, которые закончились не так весело.

 

"Малаге" и "Хетафе" следует прежде всего помнить о незавидной судьбе "Расинга", однажды оказавшегося в цепких руках американского дельца одесских кровей Дмитрия Питермана. Ограниченность мышления в классическом виде, описанная в первой части, здесь места не имела, однако новому владельцу хотелось решать абсолютно всё, вплоть до состава и тактики на ближайшую игру.

 

Мало кто был знаком с мельчайшими, но важными подробностями биографии нового владельца. Оказалось, что он был неплохим легкоатлетом и подавал надежды в тройном прыжке, но феерично провалился на всеамериканском отборе на Олимпиаду в Барселоне. Это было ожидаемо, ведь "еврей с тяпкой" – сущий нонсенс, согласно "бородатому" анекдоту. О еврее – призёре Олимпиады в тройном прыжке и говорить нечего. Но в Испанию Питерман всё равно попал, причём на ПМЖ. Он забросил лёгкую атлетику, занялся торговлей недвижимостью и параллельно начал вкладывать деньги в футбол.

 

"В сезоне 2001/02 "Паламос" завоевал право выступить в Сегунде, и амбициозный уроженец Одессы понял, что можно попытаться сделать гешефт и уровнем повыше"

 

Объекты для инвестиций были выбраны весьма непритязательные – любительская команда "Тосса Спорт" и "Паламос", который играл в Терсере и на момент появления у руля Питермана даже успел обзавестись единственным в истории трофеем, Кубком Каталонии, завоёванным в 1992 году. Однако с точки зрения бизнеса выбор был понятен: Дмитрий к этому моменту обзавёлся недвижимостью в окрестностях Коста Брава и предпочёл увеличивать свой капитал именно в этих краях. В 1999 году Питерман был избран президентом "Паламоса" и заодно решил стать главным тренером, хотя в регламенте испанской федерации футбола уже тогда было чёрным по белому прописано, что без соответствующей лицензии это запрещено. Не беда – нашёлся местный специалист по имени Чучи Кос, с радостью исполнивший роль зиц-председателя Фунта. Присутствовать при этом на скамейке во время матчей президенту никто не запрещал – не до этого было, да и события в четвёртом дивизионе даже в "мирные" времена не особо привлекали мадридских "ревизоров".

 

В сезоне 2001/02 "Паламос" завоевал право выступить в Сегунде, и амбициозный уроженец Одессы понял, что можно попытаться сделать гешефт и уровнем повыше. Он долго перебирал возможные варианты и остановился на "Расинге", который богатством не мог похвастаться никогда. Накануне Рождества сантандерцы получили неожиданный подарок – Питерман приобрёл 24% акций и начал реорганизацию на свой лад. Прежде всего Дмитрий и здесь возжелал усесться в тренерское кресло, но теперь чиновники из федерации возмутились достаточно искренне в духе "это Примера, сынок, а не какое-то захолустье". Дело в том, что даже посадив на должность и.о. главного тренера того самого Чучи Коса, присутствовать на скамейке Питерман права не имел. Вы думаете, это стало для бизнесмена проблемой? Разумеется, нет. Он воспользовался своими скромными полномочиями и выдал аккредитацию фотокорреспондента ... самому себе. Теперь Дмитрий невозбранно раздавал указания подопечным прямо у боковой линии, вызывая недовольство людей, запретивших ему тренировать команду непосредственно.

 

"Страна Басков была и остаётся неплохим местом для инвестиций в недвижимость, невзирая на периодические выходки боевиков ЭТА"

 

Однако в Сантандере дела не задались – увеличить долю в клубе не удалось, другие акционеры смотрели на "странного русского" искоса, поэтому пришлось подыскивать другой вариант, и подвернулся он крайне неожиданно. Застрявшему в Сегунде "Алавесу" позарез нужны были спонсоры для возвращения в элиту, а Страна Басков была и остаётся неплохим местом для инвестиций в недвижимость, невзирая на периодические выходки боевиков ЭТА. Вот и перебрался американо-украинский деляга со всей свитой в Виторию. Получилось куда лучше – клуб, который ещё несколько лет назад играл в финале Кубка УЕФА, без особых проблем вернулся в Примеру и поначалу даже неплохо там смотрелся. Но для спасения от вылета баскам не хватило одного очка, причём вожделенную семнадцатую строчку в турнирной таблице в итоге занял ... "Расинг".

 

Помучившись ещё год во втором дивизионе, Питерман бросил всё к чертовой матери и уехал обратно в Америку. Там он создал клуб "Калифорния Виктори", который базировался в Сан-Франциско. И цветами, и символикой "КВ" напоминал ... "Алавес". Первая в истории USL команда, управляемая человеком из Европы, настолько завоевала симпатии не особо привычных к соккеру американцев, что те после её расформирования ещё долго боролись за вовзращение "Виктори" хоть в каком-нибудь виде.

 

Почему же "КВ" была расформирована? Ответ прост – Питерман продал контрольный пакет акций "Алавеса" и решил окончательно отойти от футбольных дел. Он стал заниматься тем, чем и положено заниматься истинному еврею – делать деньги и не тратить их попусту. А клуб из Витории на момент написания материала застрял даже не во втором, а в третьем по рангу испанскому дивизионе. Какой вывод можно вынести из этой истории? Не стоит возлагать слишком много надежд на человека, для которого футбол – лишь бизнес-проект.

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Продолжение следует...