Сегодня речь пойдёт о легендарном футболисте и человеке. Валерий Иванович Воронин своим мастерством, самоотдачей и трагичностью всей жизни заслужил на века остаться в памяти людей. @Sport.ru приглашает всех на тяжёлую прогулку по самым тёмным уголкам судьбы легендарного полузащитника.

 

Неделю назад коллега Никита Батенко опубликовал на нашем сайте замечательную статью про Андрея Воронина. Я же предлагаю вспомнить о более именитом и великом однофамильце нападающего московского "Динамо" Валерии Ивановиче. Жизнь этого великолепного полузащитника абсолютно точно заслуживает частых о ней воспоминаний. Кажется, в его судьбе было всё. Но особенно много было трагедии. Трагедии и любви к футболу. Две эти вещи переплетаются и пронзают всю жизнь Воронина. Жизнь, в которой можно проследить целую закономерность из чёрных оттенков, в итоге приведших к печальному исходу.

 

Он стремился к идеалу. Как многим казалось,  таковым и являлся. Но, как часто бывает, перфекционизм привёл к полному физическому изнашиванию. Однако стоит признать, что игра стоила свеч. Воронин это понимал с самого начала. Скорее даже не понимал, а предчувствовал какой-то частью мозга. Возможно, в глубинах сознания. Потому и затеял такую авантюру как погоня за футбольным идеалом. По-другому ведь быть и не могло. Валерий Иванович родился для этого. Не факт, что в ребёнке, рождённом 17 июля 1939 г, была частица футбольного таланта. Но определённо было предназначение. Проведя детство среди ужасов Великой Отечественной войны, молодой Валера встретил своего главного друга – нет, даже любовь, нет, скорее идола – футбольный мяч. Или стоит отнести сей круглый снаряд к инструменту обольщения или вообще к врагу? Однозначно сказать нельзя. В судьбе Воронина однозначных вещей не было. Слишком она славна и хитро сплетена, эта злодейка-судьба. Возможно, с того первого удара по мячу она и забыла про симпатичного темноволосого мальчугана. Говорить, что Валерий сделал себя сам вполне справедливо, зная о его трудолюбии и всепобеждающей любви к спорту номер один.

 

 И вот  настал тот светлый период (продолжительный и, наверное, единственный такой в жизни), когда Валерий блистает в составе ярчайшего  "Торпедо" начала 60-ых. Что за команда была! Валентин Иванов, Слава Метревели, Виктор Шустиков, Леонид Островский, Николай Маношин и, конечно, сам Валерий Воронин - все молоды и задорны, техничны и неуступчивы. Кто, как не эта команда, могла бы стать чемпионом в славный 1960 год? А заодно ещё и кубок прихватили с собой. А сам Воронин как раз к этому сезону полностью "расправил крылья" и стал признанным мастером. Замеченный Бесковым и доведённый до абсолюта Масловым игрок никак не мог затеряться в составе "Торпедо", а вскоре был взят и в сборную СССР, где зарекомендовал себя приемником Нетто. Ого-го какое звание для молодого полузащитника! Но лучшее было ещё впереди. Серебро Кубка Европы, 2 серебра чемпионата СССР, второе чемпионство, дважды полученное звание лучшего игрока СССР (получил в первый же год учреждения премии), дважды был  включён в 10 лучших игроков мира и многократно в 33 лучших в СССР, а позднее – триумф на Чемпионате Мира в Англии. Потрясающие 6 лет! Воронин становился всё популярнее, люди обожали его как футболиста и как личность. Пик популярности и пик карьеры. Как водится, после такого падают. А с самой вершины падать больнее всего. Но почему вдруг случился кризис в игре и в голове одновременно, да ещё в такой успешный период?

 

"Пик популярности и пик карьеры. Как водится, после такого падают. А с самой вершины падать больнее всего..."

 

Существует кое-какая предпосылка безуспешной попытки Воронина прожить всю жизнь на пике. Это время. Наверное, будет неправильным сказать, что Валерий Иванович родился не в ту эпоху. Скорее его сгубила система и обстановка в стране. Воронин был человеком более "западного" типа, что в СССР сродни приговору. А если тебя относят к чуждому понятию "звезда", то высшие чины всегда будут держать "на карандаше" подобную персону. Поведение футболиста тоже было компрометирующим: одевался красиво и как-то по-западному, общался легко, не боясь говорить любой правды, любил покутить, вечерами посидеть в питейных заведениях с весёлой компанией. Подобное поведение и сейчас не подходит под многих футболистов, а в советское время и подавно выглядело чем-то из ряда вон. Но при всём этом Воронин всегда был профессионалом. Профессионалом в любительском советском футболе. Причём во всех смыслах этого слова. Естественно, желал Валерий также играть среди профессионалов и предлагал перевести футбол в Союзе на профессиональные рельсы. Для чиновников и футболистов было дико играть не за страну и родное предприятие, а за нормальную рабочую зарплату западного игрока. Стремления Воронина были вполне логичны и понятны. Игроку такого уровня тесно в "оковах" советского спорта. Отсутствие возможности участвовать в еврокубках лишало шансов потягаться за "Золотой мяч", который Валерий Иванович заслуживал. А уж о возможности перейти в европейский клуб и мечтать было грешно. Таким образом, система монотонно губила талантливого полузащитника. Пока дело не дошло до депрессии и игрового кризиса.

 

Воронин всегда стремился быть лучшим. Только сам, своим трудом. Да, Валерий был прекрасно сложен и атлетичен, но не обладал божественным талантом и техникой Стрельцова и Пеле. Зато был готов нейтрализовать таких игроков своей новаторской опекой на расстоянии. Выпал прекрасный своевременный шанс попробовать готовность. Сборная СССР принимала Бразилию в товарищеском матче. И вот он, сам Король футбола! Оскорбляющее для Воронина прозвище Пеле. Валерий Иванович любил футбол, как никто другой, полностью отдавал себя игре и прекрасно всё понимал на поле. Но почему тогда дозволено кого-то называть Королём? Чем он лучше? Что в нём особенного? Это был настоящий вызов для Валерия. Тренерского задания действовать против Пеле полузащитник не получил, он сам решил персонально опекать великого бразильца. Воронин старался изо всех сил, не останавливался ни на секунду, отдавая всего себя. Пеле же играл в обычный для себя футбол без особого напряжения. Итоговые 0:3 - дубль темнокожего Короля и его же гениальный голевой пас. Валерий Иванович воспринял поражение очень болезненно. Нет, он даже "умер" в тот момент. Погибла часть того самого легендарного Воронина. Он почувствовал огромную пропасть между собой и Пеле. Почувствовал личное поражение. Началась потеря стимулов. Всю горькую правду полузащитник выразил одной лишь фразой: "Таким людям, как Пеле, нужно вообще запрещать играть в футбол, потому что бороться на поле с ним совершенно невозможно никакими способами".

 

 Не ушёл Воронин в депрессию только из-за нового яркого всплеска. Матч с бразильцами его надломил и спустил на землю, но не сломал совсем. Люди продолжали обожать талант Валерия. Да и в Европе его имя было на слуху. Неспроста нашего полузащитника дважды включили в состав сборной европейских звёзд. Для футболиста из Советского союза это похвала в квадрате. Тем временем в "Торпедо" вернулся Стрельцов, и заработала новая связка, принесшая чемпионство. А впереди был прощальный и красочный концерт Валерия Воронина под названием "Чемпионат Мира-66". Если бы в то время существовала позиция опорного полузащитника, то наш Валерий Иванович стал бы образцом для подражания и лучшим в этом амплуа. Он не любил то и дело носиться по флангу, отдавая передачи, зато умел полностью контролировать игру, останавливая атаки и закрывая любых игроков. Команды нашего полузащитника слушали все и беспрекословно, зная его талант чтения игры. Определяющий человек в средней линии и огромная помощь обороне. Звёздным часом для Воронина стали матчи с Португалией и Венгрией, где он заставил зрителей начисто забыть про имена великих форвардов Эйсебио и Альберта. Сборная достигла своего наивысшего результата на ЧМ, а скромный и серьёзный темноволосый полузащитник был включён в сборную лучших игроков по итогам турнира. Единственный из СССР. О большем и мечтать тяжело. Валерий это понимал. Как следствие – полная потеря мотивации и тяжелейшее депрессия. Начался закат и падение звезды Валерия Ивановича Воронина.

 

Яркий солнечный день сменился ночью в жизни футболиста. И момент полночи был страшен. Сначала начались частые нарушения режима, злоупотребление алкоголем, прогулы тренировок. О мотивации уже речи не шло. Валерий играл по-прежнему на высоком уровне, но без особых стараний и стремлений. То ли нарушения режима положили конец терпению  Якушина, то ли кто-то сверху отдал приказ, но Воронин в мае 1968 года был отчислен из сборной. Возвращаясь со сборов на машине, футболист впервые прыгнул в объятия смерти. Та пока что отказалась его принимать. Как всё случилось? Это загадка и поныне. Вариант езды за рулём в нетрезвом виде разрушила медэкспертиза, не обнаружившая в крови алкоголя. Возможно, уставший Воронин задремал за рулём и случайно выехал на встречную, где врезался с грузовиком, который чудом не расплющил звёздного водителя. Мог ли Валерий сам решиться на игру со смертью? Вполне возможно. Ввиду тяжелейшего периода в жизни человека с тонкой душевной организацией. Ясно было одно – Воронин потерял всё, и уже не будет стремиться что-либо возвращать. Настоящая жизнь окончена. Этот удар ему сдержать не удалось. За потерей веры в себя как футболиста последовала потеря красивой внешности статного темноглазого брюнета с привлекательными чертами лица. Валерий Иванович решил за других, что он такой теперь никому не нужен и впал в тяжелейшую депрессию, уйдя в себя. Врачи вылечили тело, но душа и разум уже тогда были обречены.

 

"Всю жизнь он старался быть лучшим и усиленно честно работал на себя и команду, но именно таким людям предстоит выдерживать самые сильнейшие удары судьбы. И Воронина "старушка" сумела "нокаутировать"

 

Поиграв ещё пару сезонов после выписки из больницы, Воронин "завязал" с любимым делом. Уйти он сумел так, как и положено настоящему мастеру. В последнем матче легендарный полузащитник "Торпедо", футболист мирового масштаба красивейшим ударом со штрафного поразил ворота своего не менее великого товарища Льва Яшина. И всё. Далее последовали частые гулянки, ссора с женой, редкое общение с друзьями. Валерий Иванович всегда пытался идти путём самосовершенствования и вдруг резко перешёл на полнейшее самоуничтожение. Как не парадоксально, эти два пути преследовали его всю жизнь, будто ожидая некоего перелома и перевеса в одну из сторон. И Воронин оступился. Приятный звон футбольного мяча сменился на звон бокалов в забегаловках. Валерий Иванович полностью замкнулся в себе, стал менее общительным, полностью изменился его взгляд, что является вещью симптоматичной. Люди забыли про некогда легендарного футболиста и перестали узнавать его. Такого невнимания Воронин не мог стерпеть. Друзья-спортсмены сменились на сомнительных приятелей-собутыльников. С футболом его связывали только редкие походы на стадион, что на Восточной улице. И вот 20 мая 1984 года за Валерием в его родной дом "Лужники" заехали подозрительные кавказцы. Попрощавшись со старыми футбольными друзьями, он свернул на привычный тогда путь. Навсегда. На следующий день Валерия нашли с проломленной головой в кустах возле бани, что на Варшавском шоссе. Он не заслуживал такой смерти! Как бы ни заигрывал он с жизнью, к чему бы ни стремился, как бы ни отчаивался, но не заслужил Воронин такой глупой и ужасной смерти, свойственной скорее бродягами, а не великим футболистам. Наверное, не его вина. Он до последнего дня не опускал в самый низ жизни, как не тянуло. Держался относительно достойно, даже будучи бедным и пьющим. Но судьба жестока.

 

Каким стоит помнить Воронина? Пожалуй, величайшим, неординарным, потрясающим футболистом, способным на многое и дотянувшимся почти до самых звёзд. Всю жизнь он старался быть лучшим и кропотливо работал на себя и команду. Именно таким людям предстоит выдерживать самые сильнейшие удары судьбы.  Весенним днем олимпийского 1980-го двое московских мальчишек лет восьми, наигравшись во дворе в футбол, счастливые направлялись к ларьку с мороженым. Неожиданно к ним подошел нетвердо державшийся на ногах мужчина: - Ребята, а дайте мячик на минуточку.

 

 Тот, который держал под мышкой мяч, молча протянул его незнакомцу…

 

 - Ну, у нас во дворе многие ребята умели жонглировать мячом, – рассказывал мне через много лет один из парней, - но такого мы никогда раньше не видели! Что он с ним вытворял!.. А потом, возвращая, спросил:

 

 - Знаете, кто я?

 

 Приятели пожали плечами.

 

 - Я – Воронин, - сказал мужчина и, тяжело вздохнув, пошел прочь.

 

Этот вздох – сам Валерий Иванович. Скопление моря эмоций, пронизанных грустью, трагизмом и отчаяньем. Будто вся жизнь куда-то испарилась вместе с этим вздохом…

 

Николай Самофалов, @ Sport.ru