Нынешние проблемы с телевизионным показом РФПЛ только забавляют людей старшего поколения, которые могли, например, лишь слушать, но не видеть футбол. И тогда особым спросом пользовались комментаторы, чьи ораторские способности были на высочайшем уровне. @Sport.ru расскажет вам об одном из них – несравненном Котэ Махарадзе…

Константин Иванович Махарадзе, как приличный советский грузин, родился в Тбилиси в семье служащих. Отец в молодости был военным, офицером императорской армии, затем экономистом. Мать – педагог, заведующая библиотекой, сестра – танцовщица, заслуженная артистка. Обычная среднестатистическая семья, ничего особенного… Зато место, где они жили было невероятно удобным.

Располагались они в центре площади Руставели, "на Земмеле" - так раньше назывался этот квартал, в честь провизора немецкого происхождения, открывшего здесь аптеку. Значит, школа, где предстояло учиться юному Котэ, уже была предопределена – это первая средняя, или, она тогда называлась, первая опытно-показательная школа. К тому же там работала мама – весьма весомый аргумент. Но не это главное. На центральной артерии Тбилиси – площади Руставели – сосредоточены лучшие театры Грузии: оперы и балета им. Палиашвили, академический им. Руставели, русский театр им. Грибоедова, грузинский ТЮЗ, театральный институт и хореографическая студия. Здесь же Государственный музей Грузии, Академия Наук. Немного вниз по спуску Элбакидзе и за мостом – академический театр им. Марджашвили. Всё это рядом, под боком, в двух шагах – вот и выбирай профессию, намечай свой жизненный путь. Но маленькому Котэ было ещё рано думать про будущее, он же ещё ребёнок. Самым главным в его жизни был…

Нет, не футбол. Сам Котэ Иванович в последствии удивлялся в своей автобиографии:

"Вспоминая детские годы, не перестаю удивляться, почему это все гоняли мяч, состязаясь в ловкости, силе и точности ударов, поголовно всех обуял футбол, а я…бегал"

Маршрут мальчишеских забегов, скачек наперегонки был давно обозначен. Надо было пробежать тихую Коргановскую, обогнуть храм 17-го века, знаменитый "Синий монастырь", затем – прямая Перовской улицы, а финиш – на стыке этих двух улочек. Бесхитростная трасса, но наш герой на протяжении двух лет всех перебегал. А потом… Вдруг однажды его опередили в забеге. Котэ, весь в слезах потребовал перебежку, но опять проиграл. Авторитет пошатнулся, и мальчик решил во, чтобы то не стало, перебежать своих "друзей". Следующим вечером он добился ещё одного старта, и… снова проиграл.

Это был крах всех мечтаний. Весь в слезах он рассказал всё маме, она пыталась его успокоить, но наш герой не мог понять, как они смогли его обогнать? Он так переживал, что проболел несколько недель. А дело было вот в чём: мальчишки нашли "проходной" двор, каких много было в Тбилиси, быстро проскакивали через него и, сократив таким образом дистанцию метров на сто, легко приходили к финишу первыми. Уже в таком раннем возрасте, Котэ столкнулся с мошенничеством в спорте…

И как вы думаете, после этого он начал увлекаться футболом? Отнюдь. Дальше у Котэ были в программе скачки. И кумиром маленького мальчики, был конечно же, как вы догадались по началу поста – жокей Алёша Хаиндрава. Бледноликий, стройный красавец, он первым из советских наездников выиграл знаменитые скачки в городе Дерби. Котэ был от него без ума:

"Пусть все остальные глупые создания гоняют мяч – я же буду бегать и побеждать, как Хаиндрава. Когда родители показали фотографию моего кумира с каким-то кубком, у меня словно крылья выросли. В тот день меня долго искали и нашли в полночь где-то далеко от дома. Я бегал весь день, бегал без устали, раз за разом выигрывая все дерби, на всех близлежащих улочках и проездах нашего квартала. А когда все соперники оказались биты, побежал в другой дальний квартал…"

И всё бы ничего, и может наш герой стал бы известным жокеем, но воспротивилась мама. Никаких скачек! Пусть лучше мальчик увлекается футболом. И повела его на матч тбилисского Динамо…

Точнее, повела посмотреть на одного единственного игрока – на Бориса Пайчадзе. Чтобы он, так сказать, проникся духом футбола… Но за иронией судьбы, на первый тайм этот великий футболист не вышел. Мама в растерянности, а Котэ вместо этих 22-х мужиков мерещился его единственный кумир – Алёша Хаиндрава. Как он прекрасно смотрелся на Шамиле, как он легко и изящно обыгрывал своих соперников…

Первый тайм закончился со счётом 1:1. Как признавался сам Махарадзе, игра была скучнейшая, и дождик моросил – короче, этот матч не смог бы заставить отказаться его от скачек, если бы…

Если бы не Пайчадзе.

"А, этот чародей! Что он вытворял на поле, что выделывал! Я не знал тогда, что этот проход-молния назывался дриблингом, полное сказочной пластики движение – финтом, что это – пас, а вот это – ложный замах. Да ну их к чёрту! Какое имеет значение, что и как называется. Ведь главное в футболе – магия самой игры, и индивидуальной, и командной, и, конечно, забитые голы. Первое причастие ко всему этому и состоялось у меня в тот день"

В тот же день Алёша Хаиндрава был забыт…

Окончание следует… 

Владимир Гарец, @Sport.ru