@Sport.ru никак не хочет прощаться с почти неактуальной уже темой Евро-2012. Сегодня речь пойдёт об одном из шести лучших бомбардиров турнира, который благодаря блестящему выступлению на турнире сорвал джек-пот и получил шанс проявить себя в топ-клубе.

 

Однажды автору довелось пообщаться с молодым хорватским дарованием, которое провело всё детство за границей, пока дома гремели залпы войны. Это был вовсе не герой материала, а подзабытый уже в Западной Европе Младен Бартулович, которого лет пять назад считали одним из самых перспективных вингеров континента. Но след Манджукича прослеживается и здесь, ведь эти двое вместе играли в хорватской молодёжке, которую скауты европейских грандов и твёрдых середняков мечтали растащить на части. Модрич, Кранчар-младший, Чорлука, успевший вскоре затеряться Йелавич и другие ребята 1985-86 годов рождения – не поколение, а песня! И большинство из них спаслось лишь благодаря решительности своих родителей, которые в трудное время отважились на отъезд куда-нибудь в Германию или Италию.

 

"Модрич, Кранчар-младший, Чорлука, успевший вскоре затеряться Йелавич и другие ребята 1985-86 годов рождения – не поколение, а песня! И большинство из них спаслось лишь благодаря решительности своих родителей…"

 

Большинство беглых югославских семей оседало либо в Дортмунде, либо в Штутгарте. Семья Манджукичей нашла приют в маленьком городке Дитцинген, равноудалённом от Штутгарта и Людвигсбурга. Там шестилетний Марио делал свои первые шаги в футболе, там долгое время жила его семья. Когда оружейные залпы в Хорватии малость поутихли, семейство решилось отпустить десятилетного отпрыска на родину – шансов раскрыть свои таланты в школе "Марсонии" было больше, чем на чужой земле. С вышеупомянутым Бартуловичем приключилась сходная история. Младен в более-менее зрелом возрасте, лет в тринадцать, тоже предпочёл вернуться в Хорватию, ведь таких как он, по его собственным словам, в окрестностях Дортмунда была не одна сотня, и не у всех был шанс попасть в большой футбол. Так что приходилось делать выбор – остаться в Германии в поисках гражданского призвания через несколько лет или следовать за розовой мечтой.

 

Спустя десяток лет, когда имя Манджукича уже прогремело в Европе, многие аналитики удивлялись, почему Марио даже не стремится рассматривать предложения из Англии и Италии, коих было в достатке. Одиозный Здравко Мамич, который прикладывал руку к большинству дорогих трансферов загребского "Динамо", прекрасно понимал, что без согласия игрока никакую сделку провернуть не удастся. Из Германии за всё это время поступило лишь одно предложение. "Вердер" давал двенадцать миллионов евро, а это гораздо больше, чем предлагали всякие "Блэкберны" и "Малаги". Но Манджукич и тут отказался наотрез. Почему? "Мне не нравится Бремен. Я был там пару раз в детстве, в этом городе вечно холодно и сыро. Не хочу играть там, где мне будет некомфортно за пределами футбольного поля" – так уже состоявшийся бомбардир сказал в интервью корреспонденту одной из немецких газет. Однако многие пропустили эти слова мимо ушей, и получилось, что "фишкен" попросту не смогли договориться с загребцами.

 

Вольфсбург, город-побратим Тольятти, оказался куда более комфортным местом. Наверное, в том числе и по этой причине два года назад Манджукич всё-таки решил сменить прописку. Этот трансфер не был слишком выгоден для динамовцев – Феликс Магат согласился отвалить с барского плеча на пять миллионов меньше, чем когда-то давал "Вердер". Но Марио нужен был новый вызов. Он шёл в команду, которая год назад в великолепном стиле выиграла чемпионат, после чего из-за недостатка свежей крови резко спикировала вниз. Магатом и его нагрузками пугали всех без исключения новичков, но хорватскому бомбардиру это было нипочём. Он пыхтел на тренировках, таская на себе набитые песком медболлы, он опускал голову и молча отходил в свою штрафную на каждой стандартное положение, пока местные примадонны вроде Патрика Хельмеса недовольно крутили носом. Ему не нужна была бурная ночная жизнь, и индустриальный городок "Фольксвагена" с населением в сто двадцать тысяч человек устраивал его с головой.

 

"Приходилось делать выбор – остаться в Германии в поисках гражданского призвания через несколько лет или следовать за розовой мечтой…"

 

За два сезона в зелёной майке "Волков" Манджукич в бундеслиге забил всего-то два десятка мячей. Хотя почему "всего-то"? Если вспомнить, насколько уныло выглядел в атаке "Вольфсбург" в сезоне 11/12, то четверть командных мячей за чемпионат – это не так уж и плохо. Марио небеспочвенно стали считать специалистом по игре на втором этаже. Поначалу он был слишком тощим и полагался лишь на прыжок, но нагрузки Магата делают своё дело, если следовать намеченному плану. И Матс Хуммельс не зря назвал хорвата самым трудноопекаемым форвардом бундеслиги, ведь его теперь крайне трудно сдвинуть с места в борьбе за позицию, а передвигается по штрафной он куда активнее, чем его тёзка Гомес.

 

Наверное, это понимал и Карл-Хайнц Румменигге. Иначе чем объяснить тот факт, что Калле и его команда вступили с "Вольфсбургом" в переговоры ещё до старта чемпионата Европы? А после того, как свой главный бомбардир и объект вожделения забили одинаковое число голов на турнире, вопрос о необходимости подписания отпал сам собой. Сумму компенсации никто так и не раскрыл, но она явно больше, чем легендарные двенадцать миллионов от "Вердера", а сам Марио получил вожделенную "девятку". Аванс? Конечно, аванс. Но оправдаться он должен очень скоро, если не вмешается что-то потустороннее.

 

Иван Манчев, @Sport.ru