Иван Саввиди рассказывает о том, как управлял "Ростовом" и СКА, Валерий Овчинников – о своём видении проблем российского футбола. Всё это и кое-что ещё – в традиционном пресс-обзоре от @Sport.ru

 

Иван Саввиди, колоритнейший персонаж российского футбола начала века, летом купил греческий ПАОК. Но это лишь повод для встречи с кореспондентом "Спорт-Экспресса" Юрием Голышаком. Ведь о том, как рулил "Ростовом" и СКА, он еще не рассказывал…

* * *

- В какой момент поняли, что российский футбол вам наскучил - и вкладываться отныне будете в зарубежный?

- Мне хватило двух клубов - "Ростова" и СКА. До этого наивно полагал, что в ростовском футболе кого-то интересует мое видение стратегии.

- Не интересовало?

- В России вообще никакой стратегии развития футбола! Только желание найти богатого человека, использовать и выбросить. Все успехи - вопреки. Даже "Зенит" и "Анжи". Все выстроено на амбициях одного человека. Завтра кто-то поднимется не с той ноги - и "Зенита" нет. Глядя на "Анжи", думаю: лучше б результат был хуже, но в этой команде играло больше дагестанцев…

- Не верите в проект Керимова?

- Конечно, не верю. "Анжи" будет побеждать, пока не устанет Керимов. Потом всё закончится. А "Реал" и "Барселона" будут играть, как играли. Кто бы ни устал. Потому что там не просто футбол, а бизнес-структура!

- Бывший хозяин "Ротора" Владимир Горюнов сообщил нам - потерял на футболе 50 миллионов долларов. А вы?

- 42. По грубым расчетам. Потерял потому, что никакой цели не достиг. Главный мой минус - искренность. В российском футболе надо блефовать. Говорить то, что хотят слышать, - вот тогда начнут аплодировать. Я сделал заявление, которое обошлось дорого. Сказал про "Ростов: "Мы клуб с традициями, но без успехов. Наша судьба - быть командой-донором". Сербия, Румыния, Хорватия - целые страны-доноры…

Я скверно отношусь к Аршавину. Но первую игру "Арсенала" увидел, когда там очутился он. Мне стало интересно. Точно так же ростовчанам было бы интересно смотреть матчи больших клубов, в которых играют наши земляки. Мне хотелось вот этого. В конце концов, и художник рисует картины для того, чтобы они продавались.

- Почему Аршавина не любите?

- Мне не нравится, когда спортсмен разговаривает в ультимативном тоне. Аршавин таким был и в "Зените" - "вы мне сделайте то, я сделаю это". Я воспитан иначе.

- Представляем, что думаете о Денисове.

- Историю с Денисовым спровоцировал клуб. У меня была похожая ситуация. Играл в "Ростове" молодой перспективный защитник. А в чемпионате России уже появились футболисты с огромными зарплатами. И вот рассказывает: "Идёт на меня нападающий. Я понимаю, что зарабатываю 3 тысячи евро, а он - 60. И платят ему эти деньги, наверное, не просто так…" А когда диспропорция внутри одного коллектива - как это уместить в голове?!

- В вашем "Ростове" такого не было?

- Я усреднял. Мои футболисты получали по 3-5 тысяч евро, и 50-тысячных я не брал. Нам предлагали Лоськова, Кириченко. Агенты на меня выходили: "Иван, давай?" - "А зачем? У меня под них нет команды!" Первым высокооплачиваемым игроком оказался Мэттью Бут. Но он того стоил.

- Любопытный персонаж.

- С ним связан удивительный эпизод. Я предложил в "Ростове" прогрессивную шкалу премиальных, а у Бута были фиксированные. И в какой-то момент он получал меньше остальных. Я сам подошел: "Мэттью, мне неприятно - люди играют слабее тебя, а зарабатывают больше. Давай пересмотрим твои премиальные?" Так он отправился советоваться с агентом! Я, кстати, боролся за повышение интеллекта футболиста.

- Как?

- Убеждал игроков: "Ребята, не думайте, что у вас мозги в ногах. Они в голове. Не перекладывайте ответственность на ноги…" Физподготовкой у нас занимались французы. Я приводил в команду психологов и финансистов.

- Зачем?

- Стояли у доски и писали мелом - при каком раскладе футболисты будут зарабатывать больше. А игроки потом подходили ко мне: "Вы нас этим не загружайте. Просто скажите, сколько дадут, если выиграем". Отвечаю: "Не знаю. Давайте порассуждаем", - "Не надо рассуждать. Назовите цифры!"

- Это угнетало?

- Что я мог изменить? Вот подтверждение - Адамов. Неплохо к нему отношусь, это наш воспитанник. Как футболист он закончился давно. Себя виню, что при таких данных Рома не выстрелил.

- Чтобы тот же Адамов вырос в большого игрока, стоило тренеров брать соответствующих.

- Балахнин гораздо тоньше, чем кажется. К Сергею отношусь с уважением. Захочет поехать в Грецию - возьму с удовольствием. Балахнин - тренер не для ростовских задач. Есть у него беда.

- Какая?

- Он не труслив - но трусоват. Робеет перед грубой силой. Всё время с оглядкой - то на политиков, то на губернатора. А нужно жить, как Моуринью. Ему наплевать, понравилась ли Абрамовичу игра. Не понравилась - ушёл, тренирует в Милане или Мадриде.

- Себя не вините - как в случае с Адамовым?

- Всё, что есть хорошего и плохого в Балахнине, - это я. Конечно, он не имел тренерской свободы. Я его ломал. Серёжу надо было ударить об асфальт, чтоб понял - это больно. Чтоб проснулся. Знаете, как он уходил? Это история! Говорю накануне матча: "Сергей, по информации службы безопасности, один футболист будет сдавать. Игра важная. Не рискуй, пожалуйста".

- Что в ответ?

- "Вы лезете в тренерскую работу!" Предложил Балахнину пари. Если оказываюсь не прав - кладу на стол 100 тысяч долларов. Если прав - Балахнин увольняется сам в тот же день.

- Уволился?

- Да. Опустив голову и извинившись передо мной. Кто-то ему простил бы, но я - человек с характером.

- Того футболиста он поставил, и футболист сдал?

- Это было видно даже слепому.

- Вы говорите про вратаря?

- Да.

- "Ростов" проиграл?

- Разумеется.

- Вратаря тоже выгнали?

- В раздевалке сказал ему: "Если б мог позволить себе запачкаться, отрубил бы тебе руки прямо сейчас".

- Он не каялся?

- Опустил голову: "Мне уйти из команды?" - "Да! И немедленно". Отправился в аренду. Затем возникла бредовая ситуация с капитаном…

- С Осиновым?

- Да. После одного "странного" матча я обратился к Маслову. Сказал, как Цезарь: "И ты?" При всех, в раздевалке. Вдруг подал голос Осинов: "Вы его, пожалуйста, не ругайте. Это я ему сказал, что с вами всё согласовано".

- Вот так поворот.

- Я взорвался. Со мной "согласовано" - сдать матч?! Да о чём речь? А Маслову говорю: даже если к тебе пришли от моего имени, должен был ответить - "не верю". Мой мобильный есть, мог перезвонить: "Иван Игнатьевич, вы что-то изменили в своем отношении к футболу?" При этом я оплачивал Маслову учебу, переводил его в тренеры. Он был мне симпатичен как человек. Но вот такой: ему наплетут, а он всё принимает за чистую монету.

- Как служба безопасности узнавала, что ваш игрок собирается сдавать матч?

- Внутри страны всегда есть патриоты. И внутри команды тоже. Люди, болеющие за дело. Узнав о сдаче, они никого не закладывают. Но сами выходить на поле отказываются. Тебе остается дать задание службе безопасности. Копайте, изучайте. Дальше - вопрос технологий.

- Ловко.

- Но это грязная сторона, мне не интересно об этом говорить. Интереснее о футбольной идеологии. Мне нравится белградская футбольная школа - поэтому в академию имени Виктора Понедельника, которую содержу, пригласил профессоров из Сербии. Мы издали первое в России методическое пособие по подготовке футболистов. Они протестировали юношеских тренеров со всего Ростова, 170 человек. Результат - знания нулевые.

- Печально.

- Сербы предложили собрать бывших футболистов и учить их. Проще, чем переучивать тех. Получилось так здорово, что четыре наших тренера легко выиграли тендер в академии Галицкого. Ушли туда. Плюс один сербский профессор. Мне обидно, но осуждать их не вправе.

- Галицкому приписывают занятную фразу: "50 миллионов оставлю детям, остальное потрачу на футбол".

- Не слушайте сказки. Расскажу анекдот. Парень разорился. Тут навстречу ему дряхлая, страшная бабка. Говорит: "Переспишь со мной - всё вернется". Раздумывал, потом плюнул, оглянулся по сторонам… Когда закончили, он заправляет рубашку, и бабка спрашивает: "Тебе сколько лет-то?" - "Сорок" - "Такой взрослый, а в сказки веришь…" Любой человек работает в первую очередь ради своих детей! Самое безопасное вложение! А все эти сказки я не от Галицкого первого слышу. Лукавство ниже среднего.

* * *

- Андрей Червиченко говорит, что в футболе обманывают даже самые близкие. Убедились в этом?

- Для человека бизнеса признать факт обмана - трагедия. Приходя в "Ростов", думал: если 30-50 миллионов потеряю, это нормально. Вот если б хотел что-то наварить, чувствовал бы себя ужасно. Возможно, мозги не выдержали бы.

- Зачем вообще пошли в "Ростов"?

- Помню, собрал свою команду топ-менеджеров: "Снимаю шляпу перед нашим губернатором. Все попытки разрушить рейтинг Саввиди только поднимали его выше. Сегодня он сделал, чтоб я сам все разрушил. Согласился прийти в футбольный клуб…" В ответ раздалось: "Иван, ты больной?!"

- Так что за слова нашел губернатор?

- "Никогда бы не подумал, что в трудную минуту ты, Иван, мне откажешь" - "Считаете, я вас предаю?" - "Да, считаю". И всё. Когда губернатор - фанат футбола, это очень плохо. Если болельщик - хорошо.

- Ваш был фанат?

- К сожалению. Давал указания: "Пусть заменят такого-то игрока". Я к тренеру. Но не скажу ведь ему, что это пожелание губернатора. Говорил от своего имени. Тренер бесился, но менял. Потом поднимаюсь к губернатору - он хмурится: "Зачем поторопился?" Раздраженные, воспаленные эмоции.

У меня осталась запись - толпа окружила аэропорт. "Ростов" возвращался из Махачкалы, пробились в финал Кубка. Кричали: "Спасибо Господу Богу и Ивану Саввиди!" А через месяц крики были другие - потому что я проиграл финал "Спартаку".

- С этим матчем все чисто?

- Очень много странных моментов. Назначили единственного судью, с которым у "Ростова" был официальный конфликт.

- Как фамилия?

- Сами выясняйте. Не хочу даже произносить. Впервые в истории Кубка не был подписан договор. Я отказался.

- Отсудил он плохо?

- Корректно. Но футболисты играли со страхом - если что не так, выгонит сразу. Не футбол, а балет. Осторожничали - зная, что арбитр не лояльный!

- Так что за моменты были против вас?

- Я внедрил правило в клубе - с двух до четырех вся команда спит. Загоняли то в гостиницу, то в санаторий - потому что базы нормальной не было. Финал Кубка назначили на пять часов вечера. А потом перенесли на три. Звоню: "В чем смысл?" - "Московской милиции проще…" Но главный удар получил от нашего же губернатора. Вызвал: "Хочу, чтоб знал, - Кубок нужен только тебе". Это был шок.

- Некоторые ваши футболисты были на себя не похожи в том финале.

- Я не исключаю ни-че-го. Но осознанно не стал выяснять. Перед игрой пригласил Балахнина: "Сергей, мы в финале. Всё, что требовалось, я сделал. Ты футбольный человек. Скажи, что ещё необходимо, но Кубок должен быть у нас в руках. Всё что хочешь!" - "Ничего не надо. Я еще раз посмотрел "Спартак" - мы его переиграем". Я предлагал ему на три дня закрыть футболистов и изъять мобильные телефоны. Балахнин ответил: "Вы их обидите", - "А если сдадут матч?" - "Давайте с доверием отнесемся…" Сейчас понимаю - закрыть не помешало бы.

- Финал пересматривали?

- Никогда. Для меня этот матч - удар.

- Тот же Червиченко выяснил годы спустя, что в "Спартаке" были тренеры, которые на тестах перед подписанием контракта включали секундомер с запозданием. По времени выходило, что игроки бежали как ракеты.

- Про такой способ я не знал. Но в "Ростове" этого случиться не могло - я Балахнина отодвинул от трансферов. С другими тренерами, бывало, садились вместе за стол. Я предлагал: так и так, у меня есть подозрения. Если доказываю, что прав, сам пиши, какого наказания для себя хочешь. Или второй вариант: иди с богом отсюда, и грязь выносить не станем. Такие, как Байдачный, тут же собирали чемодан…

- Кажется, Байдачный вас сразил фразой, что боится футбола?

- Да. Я принял клуб, с каждым побеседовал. Команда на последнем месте, шансов почти нет. Чувствую: Байдачный чего-то боится… Если честно, ждал, что он заговорит о криминальных структурах. Щелкнул пальцами у него перед лицом: "Попробуй, глядя мне в глаза, сказать - чего больше всего в жизни ты боишься?" И слышу: "Футбола".

- Потрясающе. Как-то объяснил?

- Рассказал, что в день игры очень потеет. Жутко нервничает. Я ответил Байдачному: "По-человечески рекомендую: пиши заявление и уходи. Пока нигде не работай. Иначе замкнет".

Приезд "Анжи" навёл шороха в Англии. Журналисты подсчитывали зарплаты лидеров махачкалинского клуба, за автографом Это’О охотились даже бабушки-стюарды, а главный тренер "Ливерпуля" Брендан Роджерс выпустил на поле сильнейший состав. Обо всём этом – в репортаже "Советского спорта"…

Ох уж эти английские журналисты! В гости пожаловали светочи российского чемпионата – Гус Хиддинк, Самюэль Это’О, Юрий Жирков – но им куда интереснее писать о взрывоопасной ситуации в Дагестане и шаркать пятерней по чужому карману.
"Новая история "Анжи" началась три года назад, когда в клуб, выступавший во втором дивизионе (на самом деле в премьер-лиге. – Прим. ред.), потекли такие суммы денег, что можно расплакаться. Клубу удалось уговорить Это’О, Карлоса и Жиркова приехать играть в одном из самых нестабильных регионов на всей земле, – уверен журналист "Daily Mail" Адам Шэрголд.

Игрокам приходится пролететь около 50 тысяч миль, чтобы отыграть все домашние матчи в сезоне. Но зато Это’О чувствует себя в безопасности. Многие скажут, что 30‑летний нападающий выступает на уровне, который давно перерос, но все претензии должны исчезнуть, когда вы узнаете, что, по некоторым данным, он получает там 250 тысяч фунтов в неделю. Спортивный директор Роберто Карлос на свой день рождения получил машину "Бугатти" стоимостью 1,8 миллиона фунтов. Защитник Кристофер Самба, купленный у "Блэкберна" за 12,3 миллиона, зарабатывает 100 тысяч в неделю, пусть ему за это и приходится выслушивать расистские оскорбления. А годовой чек Гуса Хиддинка оценивается примерно в 8,3 миллиона.

Пишут англичане и о нападающем "Анжи" Ласина Траоре. Нынешний тренер "Ливерпуля" Брендан Роджерс очень хотел видеть форварда в своей бывшей команде – "Суонси", но его предложение "Кубани" вызвало в России лишь усмешку.

***

Футболисты "Анжи" провели первую тренировку на стадионе "Энфилд Роуд" за день до матча. Забавный эпизод произошёл, когда игроки покидали поле. На бровке Самюэля Это’О остановила бабушка-стюард в цветастой куртке и попросила автограф. Камерунец оставил подпись и собрался было уходить, когда женщина в возрасте хлопнула его по плечу.

– Ну, вы как, выиграли? – поинтересовалась сотрудница стадиона, растянув добрейшую улыбку до ушей. Ее волновал результат последнего матча "Анжи".

– Да, выиграли, – улыбнулся в ответ Самюэль.

– А счет-то какой?

– 2:1, – на пальцах показал камерунец счет матча со "Спартаком".

После этой веселой беседы Это’О предстояли более серьезные дела. Вместе с Хиддинком он возложил венок к мемориалу памяти жертв трагедии 15 апреля 1989 года на стадионе "Хиллсборо" в Шеффилде. Тогда в давке погибли 96 человек.

Своим мнением о последних событиях в российском футболе в интервью "Спорт-Экспрессу" поделился бывший главный тренер и президент нижегородского "Локомотива" Валерий Овчинников.

- Чем сейчас занимаетесь?

- По-прежнему являюсь вице-президентом "Левадии".

- И как вам работается в Эстонии?

- Конечно, это не Россия, но не скажешь, что Эстония совсем не может похвастаться футбольными успехами. В прошлом году сборная попала в стыковые матчи на Euro. Два игрока - Васильев и Круглов выступают в российской премьер-лиге. Большая группа футболистов играет в европейских клубах пусть, конечно, и не самых известных - в основном в скандинавских. Если учесть, что население Эстонии составляет 1,3 миллиона человек, то это довольно приличный показатель. Не то чтобы все тут поголовно растут новыми Пеле, но добротных, хорошо обученных футболистов хватает.

- Жизнь в Прибалтике сильно изменила ваш характер?

- Здесь я - один, в России - другой.

- А за последние годы не получали предложений по поводу тренерской работы из России?

- Нет. Ветераны Куликовской битвы в России уже не нужны. В клубах сменилось руководство, которое делает ставку на новых специалистов. Из моего поколения в премьер-лиге сейчас работает только Гаджиев.

- Недавно у вас возник вариант с "Нижним Новгородом", который вроде бы собираются возрождать. Есть ли какая-то конкретика?

- Пока нет. Предлагают должность президента клуба, но вопрос находится в стадии обсуждения.

- Следите за судьбой другой нижегородской команды - "Волги"?

- Да, рад, что команда в последнем туре вырвала победу у "Крыльев". А с "Мордовией" нижегородцам просто жутко не везло. Очень хочу, чтобы команда осталась в премьер-лиге. Нижний Новгород должен быть представлен в элитном дивизионе, тем более в 2018 году город примет матчи чемпионата мира.

- Тем не менее пока дела у "Волги" идут не лучшим образом. Если руководство клуба решит произвести в тренерском штабе перестановки и вспомнит о вас, рассмотрите такое предложение?

- Думаю, обо мне не вспомнят. Здесь даже не нужно переживать на этот счет (Смеется).

- За российским футболом внимательно следите?

- Я не оторван от России, смотрю спортивные программы, матчи, обзоры.

- Будучи тренером нижегородского "Локомотива", вы первым привезли в Россию бразильцев. Как относитесь к нынешнему лимиту на легионеров в премьер-лиге - к формуле "7+4"?

- Надеюсь, новый президент РФС Николай Толстых уделит этому вопросу пристальное внимание. Ведь "7+4" и "6+5" - это две большие разницы.

- Вы, как я понимаю, являетесь ярым противником смягчения лимита?

- Да. Когда смотришь российский чемпионат, хочешь видеть на поле больше россиян.

- Но разве приезд в Россию звезд футбола не повысил зрелищность чемпионата?

- Мне кажется, пожив в России, эти звезды привыкают к нашему укладу и начинают, что называется, "сдуваться". И только иногда понимают, что нужно что-то продемонстрировать и показывают свой класс. Я не имею в виду Это'О: камерунец вроде бы старается. А вот сумма, которую один клуб выложил за двух иностранцев, вызывает у меня немало вопросов.

- Имеете в виду Халка и Витселя?

- Думаю, все поняли, о ком я говорю.

- В таком случае, как вы расцениваете поведение Игоря Денисова?

- Не хочу обсуждать финансовые вопросы. Это дело игрока и руководства клуба. Каждый по-разному относится к деньгам. Могу констатировать одно: вся эта ситуация надломила команду. Селекционная служба "Зенита", на мой взгляд, просто не учла психологию русских мужиков. Стержнем "Зенита" всегда являлись питерские воспитанники, которые и задавали тон игре.