... Или андорские яблочки! Вся неделя посвящена играм сборной и вполне естественно, что все мысли спортивных болельщиков, в том числе и  @Sport.ru, сейчас направлены на нашу сборную, которой для успешного решения задачи необходимо взять хороший старт. Первый задел сделан, на выезде обыграна сборная Андорры, но не это сейчас волнует большинство.

 

Обозреватель "Спорт-Экспресс" Игорь Рабинер сравнивает то, как начинали работу со сборной России Гус Хиддинк и Дик Адвокат:

"- Для вас стало неожиданностью, что против Латвии вышли в стартовом составе?

- Если бы были здоровы Смертин или Титов, вряд ли у меня были бы шансы выйти с первых минут.

 

Это фрагмент из нашего разговора с Владиславом Радимовым на базе в Бору в конце августа 2006 года после первого товарищеского матча при Гусе Хиддинке. Прочитал и задумался: четыре года - много или мало? Альберт Эйнштейн и его теория относительности не дают ответа. К примеру, для истории страны четыре года времен брежневского застоя - ничто, поскольку жизнь стояла на месте. Зато четыре года с 1988-го по 1992-й - гигантский отрезок, ведь и страна стала называться по-другому, и все в ней перевернулось. Так и в футболе. 90-е и половина 2000-х годов для сборной отмечались только сменой тренеров - и ничем более. Все шло по замкнутому кругу и привело к 33-му месту в рейтинге ФИФА, на котором команду принял Хиддинк. К моменту его прихода мы 18 лет привыкали все меньше верить в сборную и сулили себе будущее Венгрии, которая давно уже вспоминает о временах Пушкаша, как о сказке.

 

Но с лета 2006-го началась новая жизнь. Не сразу, правда. Сборная играла по схеме с тремя защитниками, а ее капитаном был Алдонин. Президент РФС Виталий Мутко на глазах удивленного Хиддинка заходил до игры в раздевалку, чтобы в течение четверти часа "толкать" речь о патриотизме. Не зря великий актер Александр Абдулов после упомянутого товарищеского матча с Латвией заявил: "Наших футболистов пока нельзя показывать за деньги". Да, четыре года работы Хиддинка в России стали не отрезком, а эпохой. За это время голландский тренер не просто переместил нашу сборную из третьей "корзины" в первую. Не просто взял бронзу на чемпионате Европы. Он совершил революцию: в отношении страны к национальной команде, тренерам, игрокам, в устройстве всей жизни, окружающей ее. Она, эта жизнь, перестала быть советской, каковой оставалась 15 лет после распада СССР. Хотя ее отрыжки мы наблюдаем по сей день: "кальянная" история, моральное уничтожение футболистов после одного поражения - по духу именно оттуда.

 

Естественно, Адвокат пришел на несравнимо лучше удобренную почву, чем Хиддинк. Первому голландцу надо было менять едва ли не все. Второму - только штрихи. А потому не согласен с тезисом Адвоката, что "в последние два года результаты команды не были хорошими". Не надо путать два года с одним вечером в Мариборе. В остальном был очень приличный цикл. Третью команду в группе, Финляндию, мы дважды победили с крупным счетом: когда такое еще бывало? Первой, Германии, дважды минимально уступили в яростной борьбе, со штангой Дзагоева в Дортмунде и не назначенным пенальти за фол против Быстрова в Лужниках. Ну так вы видели Германию во встречах с Англией и Аргентиной на ЧМ-2010? И поняли, насколько достойно мы смотрелись на фоне красавцев Йоахима Лева? Да и первый матч со Словенией был хорош до гола Печника. Знал бы этот парень, что ему сломают ногу в ЮАР, может, и не рвался бы так все перевернуть в Москве.

 

- Игроки Адвоката боятся? - спросил я Радимова в 2006-м, когда Дик два месяца как возглавил "Зенит".

- Думаю, побаиваются. И даже не в глубине души. Видно, что это жесткий человек.

 

"Дик - работяга, трудоголик, который к любви окружающих не стремится. У него свой путь..."

 

Когда Адвокат возглавил сборную, Радимов сказал мне уже другое: "Дик - жесткий только внешне. Да, он не допускает опозданий и других нарушений, но его никак нельзя назвать тираном. Вряд ли атмосфера в команде при Дике будет чем-то всерьез отличаться от той, что была при Гусе". Вот так время меняет мнение о человеке. У Хиддинка и Адвоката немало различного, даже полярного. Первый - эстет и аристократ, обожающий жизнь во всех ее красках и передающий это обожание всем, кто с ним работает и общается. Чтобы человек, хорошо лично узнав Гуса, не полюбил бы его, с таким я не встречался ни разу. И не случайно игроки сборной были в него влюблены.Дик - работяга, трудоголик, который к любви окружающих не стремится. У него свой путь, тоже доказавший право на существование. Для него на первом плане профессионализм, а не человеческие отношения. Да и первые их генеральные тезисы во главе сборной противоположны. Хиддинк заявил: "Моя цель в том, чтобы наша команда играла в доминирующий, атакующий футбол". Эти слова казались авантюрой, а оказались правдой. Лучшие матчи при Хиддинке мы провели, яростно прессингуя и атакуя. Адвокат после матча с Болгарией в нашей беседе сказал совсем иное: "Главный урок, который я вынес из этого поединка? То, что мы не можем играть слишком открыто". Напрашивается вывод: с Адвокатом сборная России будет играть куда рациональнее. И цифры 1:0 станут предпочтительнее, чем, допустим, 3:2.

 

А вот в этом я не уверен. И соблазна противопоставления избегу. Общего у двух голландцев-ровесников гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.Первым, кто его обнаружил, был в 2006-м тот же Радимов: "Мне кажется, оба понимают, что мы в первую очередь люди, а не роботы. У каждого тренера должен быть контакт с игроками, и у обоих голландцев вроде бы с этим все в порядке". Весной 2008-го Андрей Аршавин сделает наблюдение: "Что отличает и Адвоката, и Хиддинка от большинства российских тренеров - у голландцев в команде все вместе. Каждый резервист может обратиться к тренеру с житейской просьбой, и к нему отнесутся так же, как к ведущему игроку. Поэтому все ощущают себя полноценными членами команды". Аршавин прав. При всем различии в характере и темпераменте, оба голландца воспитаны в одно время и на одних ценностях. Недаром и пути их столь схожи, и в странах они оказываются одних и тех же.

 

"Нас нельзя назвать друзьями. Но мы добрые, уважающие друг друга коллеги, - сказал мне Адвокат об отношениях с Хиддинком, с которым они знакомы с 20-летнего возраста, - Я - не Гус. Я - иной. Это не значит, что кто-то из нас хороший, а кто-то - нет. Просто я другой. Но не буду менять все сразу, потому что это неправильно. Перемены в первую очередь не на самом поле, а вокруг него должны происходить медленно". Адвокат согласился с моим мнением, что он, как и Хиддинк, приверженец комбинационного атакующего футбола. А это в смысле преемственности - главное. Более важное, чем его заявления о крене в сторону осторожности. И чтобы понять, как может развиваться при нем сборная, стоит воссоздать динамику работы Дика в "Зените": "При Петржеле мы действовали более "безбашенно", - говорил в 2006-м Радимов. - Здесь же требуется стиль, я бы сказал, более солидный. Он не так авантюрен и зрелищен, но очков, уверен, со временем будет приносить больше".

 

Начал Адвокат с обороны. Зато год спустя вовсю занялся атакой - и плоды этих занятий мы увидели еврокубковой весной 2008-го. Ну вот такой он человек, что привык плясать от печки. Зато как видит, что с тылами все в порядке, приступает к главному. Ведь голландский менталитет не предусматривает сугубо оборонительных предпочтений. Вот, к слову, наблюдение - пусть спорное. Чем тщательнее и детальнее тренер препарирует действия соперников, тем сильнее в его философии акцент на оборону. Сторонники же атакующего футбола в гораздо большей степени заботятся о своей игре. Йохан Кройф, например, Хиддинк, из наших - Олег Романцев.Вспоминаю разговор с Аршавиным в Манчестере за день до финала Кубка УЕФА. Спросил его о "Баварии":

- По косточкам разбирали, как справиться с Тони?

- У нас никто ничего не разбирает. Мы никогда не просматриваем соперников. Играем в свой футбол, и я считаю это правильным.

 

"Сейчас такой бред в нашем футболе невозможен. Потому что

к сборной относятся по-другому. Спасибо Хиддинку..."

 

Этот неожиданный ответ исключает то, что Адвокат - "оборонец". Так что и тут у них с Хиддинком много общего. А то, что Адвокат отказался перевозить сборную на базу и сборы вновь проходят в отелях? А то, что он не стал менять штабную команду и Александр Бородюк, к радости команды, снова один из ассистентов? А то, что Аршавин - капитан и при нем? Тут забавная вещь получилась: и Хиддинк, и Адвокат сначала вручали "канониру" повязку, затем отнимали - причем оба со словами, что больше при них Аршавин капитаном не будет. А потом оба вручали вновь. На днях мне попалась на глаза подборка фотографий с тренировки сборной. И вот что порадовало: улыбок до ушей - море! И у игроков, и у тренеров. Бегут Аршавин с Акинфеевым и что-то живо обсуждают. Хохочет по какому-то поводу Адвокат - как раньше Гус. Который, помню, в конце 2006 года указывал мне на фото смеющихся на тренировке Березуцких и восклицал: "Это здорово! Так и должно быть! Люди должны получать удовольствие от того, что делают!" Не вижу, чтобы Адвокат считал по-другому. Чтобы возбранял улыбки, что водилось за иными отечественными тренерами. Серьезно относиться к делу - не значит быть мрачными и насупившимися.

 

В общем, революции при Адвокате не будет, ее уже сделал Хиддинк. Но смотрите - взят Касаев, а Дзагоев играет все более важную роль. Вот они - точечные вкрапления. Получится ли так же с Мамаевым, Щенниковым, Паршивлюком, еще кем-то? Такого, как при Хиддинке, который на первый же сбор перед Хорватией взял Ребко, конечно, не будет. Но в том, что сборная не окажется отрезана от происходящего, не сомневаюсь. Рубить сплеча Дик не будет. Не знаю, кроется ли что-то за историей с Анюковым и Быстровым, но факт, что в Андорре оба вышли в стартовом составе. Сейчас Адвоката критикуют за то, что берет в сборную Сычева с Торбинским. Но ведь и Хиддинк за скальпель взялся не сразу: в первые полгода вызывались и играли Смертин, Титов, Радимов, Евсеев, Лоськов, Измайлов. Безграничной казалась вера в Алдонина-капитана. А вскоре его и в сборной не оказалось. Как и Титова, который был капитаном в Македонии. А стал им на Euro Семак, которого в команде в 2006-м и близко не было. Хиддинк показал свою гибкость и умение реагировать на реалии. Он ведь поначалу и на вопрос о возможности выступлений в Лужниках ответил: "Это тяжело. Пока мы не привыкли играть по-настоящему большие матчи на искусственных полях". Уже в октябре 2007-го большой матч - с Англией - будет выигран именно там. Пока Адвокат кажется несколько более упрямым человеком, чем Гус, в вопросах тактики: 4-3-3 - и все тут. Но ведь Хиддинк лишь перед самым Euro перешел на игру в четыре защитника. Так что всему свое время.

 

...А Гус, работая в Турции, не забывает о нашей стране. В субботу вечером они с подругой Элизабет, ужиная на берегу Босфора, тепло вспоминали Россию, говорили, как скучают по людям, ставшим для них за эти годы близкими. И такого чувства у Хиддинка не было по отношению ни к одной из стран, откуда он прежде уезжал. Откуда знаю об этом, не скажу. Просто знаю. Тепло вспомним о Хиддинке и мы. И скажем ему спасибо за то, как изменил он нас за эти годы. Очень хочется, чтобы труд этот не прошел даром и мы не вернулись туда, откуда пришли. Чтобы не вспоминали о бронзе Euro-2008 так долго и безнадежно, как о серебре Euro-88. А потому дай бог, чтобы решение передать эстафету другому именитому голландцу оказалось наиболее безболезненным. Это не тот случай, когда "весь мир до основанья". И относиться к команде, считаю, надо так же, как при Гусе в лучшие времена. Если уж критиковать, так по делу, а не абы за что, лишь бы вмазать. Не понимаю, за что охаивают команду после Андорры. Начали нормально. Живо и небезразлично по крайней мере. Впрочем, что-то об этой команде мы поймем только после Словакии. Одно знаю точно: поле в Черкизове не будет хлюпать под ногами, как болото, там же четыре года назад во время игры с Хорватией. Спустя три дня после двух матчей чемпионата мира среди девушек, прошедших на "Локомотиве" в течение нескольких часов под ливнем. Сейчас такой бред в нашем футболе невозможен. Потому что к сборной относятся по-другому. Спасибо Хиддинку".

 

***

 

В преддверии матча Россия-Словакия корреспондент "Спорт-Экспресс" Дмитрий Зеленов подробно разобрал игру словацкой команды против македонцев: "Поднимите мне веки". Фраза, которую Гоголь вложил в уста своего Вия, так и вертелась на языке во время просмотра поединка между Словакией и Македонией, но, увы, сказать мне ее было некому. В Москве царила глубокая ночь - и все потенциальные вурдалаки, упыри и панночки посвятили пятничный вечер делам, далеким от футбола. А что? Результаты матчей с участием России и Ирландии давно известны, Словакия - уверенный фаворит, играющий к тому же дома, а зрелища от такой игры ждать не приходилось. Так зачем тратить время?

 

Но нет - интерес исследователя неподвластен низменным плотским утехам и праздности. Несмотря на то что страшно хотелось спать или, на худой конец, присоединиться к своей пляшущей в подземном царстве свите, ничто не заставило отвлечься от экрана. Как ни странно, убаюкивающий гомон нескольких тысяч словацких болельщиков уснуть не давал. То ли благодаря резкой трели судейского свистка, то и дело вносившей разнообразие в мерный ход встречи, то ли из-за сидевшей где-то, выражаясь языком Павла Погребняка, "на периферии сознания" мысли: играет наш следующий соперник - не спать, всем встать, смотреть и вникать! Нет, игра не была беспросветно скучна. Разве можно назвать таковым матч, отмеченный острыми моментами, потасовками, удалением, голом в компенсированное время? Думаю, что македонские и тем более словацкие болельщики определенное эстетическое удовольствие получили. Другие заинтересованные лица, к коим в тот вечер можно было отнести и любителей футбола из России, при желании тоже могли найти, на что и на кого посмотреть, но удивить в тот вечер их не смогла ни одна из команд.

 

Отсюда, наверное, и не покидавшее на протяжении всех 90 минут чувство зеленой тоски, вызванной, нет, не блеклостью игры, а ее жуткой тягучестью, рваностью, изнурительностью. Будто бы пришел в подпольный бойцовский клуб посмотреть на хорошую драку, а соперники, вместо того чтобы как следует накостылять друг другу, в обнимку провалялись на полу несколько раундов, пока не пришел судья и не отменил все это безобразие, отдав победу тому, кто проявлял хотя бы подобие активности. В нашем случае - Словакии. Македонский боец кусался, бодался, бил ниже пояса, но все это ему не помогло.Вне всякого сомнения, Словакия выглядела интереснее. И все-таки за многочисленными нарушениями, паузами и препирательствами с судьей размашистые и быстрые атаки команды Владимира Вайсса как-то терялись. Иногда вообще казалось, что играют два примерно равных соперника, причем не самого высокого уровня. Действительно, в первом тайме словаки не нанесли ни одного удара в створ ворот македонцев, тогда как те предпринимали опасные вылазки и даже могли забить.

 

"С Македонией, уверен, помучаются все. Это не команда,

а собака на сене. Сама не ест и есть мешает..."

 

Конечно, все это - не более чем поверхностное впечатление, достаточно было хозяевам провести несколько умных комбинаций, как стало понятно, что умение играть в футбол у Словакии никуда не делось, вот только разглядеть его было очень сложно. Атаки эти из-за предельной насыщенности обороны гостей ударами заканчивались очень редко, так что преимущество и разница в классе не были ощутимы столь явно, как ожидалось. Отсюда - зевота и тоска.Кстати, к доминирующей роли словаков обязывал не только статус хозяев, фаворитов и недавних участников ЧМ, но и заочное соперничество с Россией и Ирландией. То, что эти три сборные разыграют между собой первое место в группе, стало как бы самим собой разумеющимся фактом, поспорить с которым возьмется не каждый. Так оно, наверное, и будет, вот только на расстановку мест повлияют не только матчи между собой.

 

С Македонией, уверен, помучаются все. Это не команда, а собака на сене. Сама не ест и есть мешает. И делает-то это как мастерски! И пусть все ухищрения македонцев в одном конкретном матче оказались тщетными, а жертвы напрасными, это вовсе не значит, что в следующих поединках - например, против России - будет то же самое. Если подопечные Мирсада Енуза твердо решили стать королями болота, то от игры к игре они будут свой болотный стиль оттачивать. Рано или поздно липкая лапа затащит кого-то из фаворитов в вязкую топь, откуда выбраться будет очень сложно. К слову, громоздкая аббревиатура БЮРМ, которой УЕФА официально величает Македонию, подходит этой сборной куда лучше, чем красивое и древнее название, ассоциирующееся скорее с бесстрашными наскоками конницы царя Александра, чем с глухой обороной тренера Мирсада. Наблюдать за футболом в исполнении Бывшей Югославской Республики Македония нам предстоит еще как минимум дважды, а по-хорошему, целых пять раз - по два матча с Россией и Ирландией плюс ответный поединок против Словакии. Ни дать ни взять - пять вечеров. Вот только не уверен, что получатся они настолько же увлекательными, как эпизоды одноименного фильма Никиты Михалкова. Уж лучше панночки и вурдалаки. Опустите мне веки".

 

***

 

И ещё кое-что интересно о том, что было связано с прошедшим матчем нашей сборной в Андорре, в частности о поведении болельщиков и не только, в материале журналистов "Советского спорта" А. Бодрова и С. Егорова: "Маленькие андоррские трагедии: незваные гости из России порушили забор, ободрали яблони, закидали футболистов фруктами, нагадили на месте трапезы. Наутро после драмы корреспонденты "Советского спорта" встретились с фермером Пепе, участок которого прижат к арене "Коммуналь", откуда гости бомбардировали яблоками поле. Материальный ущерб значителен, но куда больше – моральный. качестве вступления позвольте привести энциклопедические данные о развитости сельского хозяйства в Андорре, чтобы оценить все отягчающие обстоятельства: "С/x в Андорре ограничено тем, что лишь 2 процента земель пригодны для обработки. В этой отрасли занято менее процента населения". Наши соотечественники нанесли урон представителю редкой в Андорре профессии, который на своем горбу натаскал не одну тонну удобрений, прежде чем на скалистом плато собрали первый урожай. Пепе за 60. Он не молод и вечно в трудах. Потомственный фермер, в столице Андорры он знает каждого и каждому знаком. В молодости Пепе по наследству получил около полутора гектаров земли, которые он решил использовать под сельскохозяйственные угодия. В севообороте в разные годы участвовали картофель, капуста, морковь, томатные и кабачковые культуры. Также высажены яблони и груши.

 

Пепе и пара его помощников по сей день покрывают практически все потребности своих семей в продуктах питания, а основную часть урожая сдают на реализацию. Главная гордость хозяйства – универсальный мини-трактор, который, по словам фермера, умеет все. Пепе не догадывался, что в один прекрасный день тихая жизнь кончится: на соседнем участке власти затеят футбольный стадион, который назовут «Коммуналь». Впрочем, соседство это оказалось условным – от трибун к огороду так просто не перемахнешь: нужно вскарабкаться метров двадцать пять вверх по отвесной стене, что под силу лишь опытным альпинистам, либо идти далеко в обход. Пепе — не большой любитель футбола. Но он получил уникальную возможность в перерывах между работой в упор наблюдать за матчами и тренировками местных команд. Обзор поля с верхней точки — идеальный, игру видно куда лучше, чем с низеньких, в четыре ряда трибун.

 

Поднимаемся медленно в гору; повсюду разбросаны бутылки из-под спиртного и яблоки. Накануне здесь явно активно закусывали. Чем ближе к хозяйству Пепе, тем больше бутылок и разбросанных плодов. Ворота нараспашку. Наш герой Пепе, обхватив голову руками, сидит на корточках на картофельном поле, вплотную прилегающем к границе стадиона. В глазах – безысходность. Прежде чем мы познакомились, не спрашивая имен и не интересуясь целью нашего визита, он начинает тараторить о чем-то на испанском. Жалуется. Просим перейти на французский (второй государственный язык). Пепе сбавляет темп. "Смотрите, что произошло! Ворота сломаны. Изгородь перекошена. А здесь рос картофель: его выкапывали руками, а потом разбрасывали (в самом деле — на площади примерно 80 квадратных метров сорвана ботва, а на месте клубней – воронки. – Прим. авт.). Столько яблок и груш оборвали – мне кажется, треть урожая! За что мне это? Кто за это ответит?" Кстати, яблочки-то – аппетитные! С разрешения Пепе мы сорвали с ветки парочку "джонатанов" — крупные, сочные. Уже дозрели. "Я растерян и не знаю, как поступить. Ущерб имеется, и немалый, но я пока затрудняюсь его оценить. В том, что произошло, виновата полиция. Во время матча я сидел дома. Мой товарищ-болельщик позвонил мне со стадиона и говорит: "К тебе в сад залезла молодежь". – "Много?" – "Сотня или даже больше". Я попросил его подойти к полицейским, чтобы навели порядок. Но те ничего не стали предпринимать. Им так было удобнее. Чтобы не было драк".

 

— В прошлом не случалось ничего подобного? Андорра не первый год проводит здесь домашние матчи.

— Сюда разные болельщики приезжали. Гости всегда веселятся, выпивают, конечно. Но ко мне в сад никогда не залезали, не безобразничали. И никому не приходило в голову бросать яблоки на поле.

 

— Вам жалко своего труда, оказавшегося напрасным?

— Мне не жалко, что русские поели яблок. Они такие вкусные, правда? Вежливых гостей я и сам бы угостил. Но они вели себя как варвары. Мне сейчас так гадко. Я тружусь на участке с утра до вечера, поливаю по расписанию. В Андорре даже картофель трудно выращивать – земля малоплодородная, одни камни. И вдруг кто-то приходит и плюет на твой труд. Хоть бы мусор с собой забрали. Его придется теперь на тракторе вывозить.

 

— Непрошеные гости тоже читают прессу. Можете передать им слова или пожелания. Или с открытым письмом обратиться.

— У меня нет слов. Но я бы посмотрел им в глаза.

 

— Приезжайте на ответный матч.

— Ну, тогда я их за уши потаскаю!

 

P.S.: Корреспонденты "Советского спорта" очень спешили в аэропорт, но постарались принять посильное участие в устранении последствий. Символом примирения России с андоррским фермером стал собранный нами пакет с мусором.

 

"Алана Дзагоева "приложили" по национальному признаку.

Слышны и речовки фашистского толка с прославлением дуче Муссолини…"

 

Наших фанатов в Андорре было не узнать. Некоторые из них отправились на выезд, кажется, лишь для того, чтобы выразить презрение к команде. Во всяком случае, во втором тайме матча с фермерского участка, куда забрались десятки юных россиян, слышались оскорбления в адрес игроков. Скоро Россия вступит в финальную схватку за право проведения чемпионата мира-2018. "Если мы хотим достигнуть этой цели, то должны хоть на время стать примерными», – сказал мне один авторитетный болельщик. Обратите внимание на словосочетание "на время". А затем, когда чемпионат получим, можно вернуться к исходному состоянию? Но и на один матч собраться не получилось. В столице Андорры, где щедро наливают в барах, а в полицейском департаменте числится всего несколько десятков сотрудников, нашу молодежь повело в сторону от свободы. Крохотный стадион "Коммуналь" – удобное место для деклараций и показательных акций. Здесь каждый зритель, как в камерном театре, на виду. И каждый голос слышен.

 

Андоррские болельщики живо отреагировали на привозное полотнище с черепом и костями. Для них это настоящая экзотика. А для нас – обыденность. В фанатской среде много талантливых художников. "Хорош играть, кальян стынет!" – надрывно вещал молодой человек в мегафон, когда капитан нашей сборной Андрей Аршавин пытался обыграть на фланге кого-то из андоррцев. Горстка ему подобных валилась от смеха. К мегафону протягивали руки другие желающие сострить. Аршавин совершает удачное действие – остро пасует вперед – и откуда-то сверху тотчас слышится предложение распить "вискаря" и что-то там "раскурить". Павлу Погребняку, отметившемуся двумя голами, настойчиво предлагали замениться на Павлюченко, что не могло добавить настроения нашему основному нападающему. Алана Дзагоева "приложили" по национальному признаку. Слышны и речовки фашистского толка с прославлением дуче Муссолини. Второй гол в ворота Андорры российские фаны отметили своеобразно: одиночка выбежал на поле (путь преградить некому), а упомянутая группа с горы забросала штрафную площадку яблоками. Наши игроки, памятуя о нелицеприятных выкриках в свой адрес, решили, что и плоды предназначаются для них.

 

Многие обиделись. В раздевалке, по всей видимости, было решено не давать интервью по горячим следам, чтобы не наговорить лишнего. А "веселье" продолжалось. Полисмен мутузил российского старшеклассника. Юноша пролез через забор к раздевалкам и, выкрикивая несвязное "там май френд", пытался пробиться к нашим. Якобы кто-то из футболистов пообещал ему футболку после матча. Спустя час на местном автовокзале этот же персонаж станет одним из участников разборки с полицией – водитель рейса до Барселоны пожаловался, что салон захвачен десятком нетрезвых безбилетников из России.Сложно поверить, что этих пьяных персонажей подкупили, как почему-то заявляли в первые часы после инцидента англичане. Но спросим себя и спортивных боссов: эх, яблочко, куда ты котишься?"

 

***

"Лихорадка, охватившая железнодорожный клуб, дает богатую пищу для алчущих сенсаций.

Все, кто готов рассуждать на тему происходящих в Черкизово событий,

стараются лишь констатировать болезнь..."

 

Ну и напоследок отвлечёмся от дел сборной и окинем взглядом на происходящее в московском "Локомотиве: "В принципе весь этот текст, будь он написан любым другим человеком, сплошь мог состоять из того роя слухов, которые щедро сыплются в медиасреду из разбуженного конфликтом "Локомотива", пишет корреспондент газеты "Спорт день за днём" Александр Поляков, - Лихорадка, охватившая железнодорожный клуб, дает богатую пищу для алчущих сенсаций. Все, кто готов рассуждать на тему происходящих в Черкизово событий, стараются лишь констатировать болезнь. Лечения не предлагает никто. Всем нужна войнушка до победного конца. Конца самого клуба. Проще всего было бы резюмировать незамедлительно, что сложившаяся сегодня в «Локо» ситуация стала следствием внутривидовой борьбы в руководящих структурах клуба. Но собирая воедино весь набор инсайдерской информации, мы столкнемся с не совсем понятной структурой. Каждый информированный источник со стопроцентной уверенностью называет ту или иную фамилию в качестве князя тьмы, из-за которого все, собственно, так и плохо. При сверке же перекрестных сведений однозначно можно зафиксировать следующие сведения : Ольгу Смородскую на пост президента клуба назначили при непосредственном участии вице-премьера российского правительства Сергея Иванова. С какой целью именно ее и почему именно армеец Иванов занимается делами в красно-зеленом стане – источники умалчивают. Вторым центром тяжести в клубе имени транспортного средства для перемещения несамоходных вагонов инсайдеры числят Вадима Морозова – первого вице-президента ОАО РЖД. Человека, у которого, как говорят, в авторитетах ходит Анатолий Бышовец.

 

Отставим в сторону все эти подковерные разговоры и сосредоточимся на футболе. Наша задача будет более проста – объективный эпикриз и рецепт. Нет не лечения, а приведения ситуации к как можно более губительным последствиям для не самого последнего клуба страны. И делать мы будем сие посредством разбора того, что происходит на поле. Ибо ничто так не влияет на результат, как демонстрируемая игра. Подковерные интриги и тайны черкизовского двора, конечно, оказывают определенное воздействие, но оно гораздо мизернее, чем работа, производимая непосредственными участниками действа на газоне четвертого поколения. Возвращение тренера Юрия Семина в родные пенаты, случившееся в прошлом году, многими воспринималось как главная трансферная удача железнодорожников за последние несколько лет. С возвращением этим связывались надежды на возвращение самого «Локомотива» в клуб грандов, из которого красно-зеленые вышли как-то слишком стремительно. В промежуток отсутствия Семина (с 2005 по 2010 гг) на тренерском посту прошли смотрины восемь тренеров. А подобные эксперименты, как мы знаем, до добра не доводят никогда. Емкость рынка топ-клубов в России очень маленькая – кроме бюджета требуется еще и умственная способность. Малейшие помутнения рассудка мгновенно отражаются на турнирном положении.

 

К тому же все эти восемь тренеров оказывались не посту рулевого "Локо" в результате работы никому не известного алгоритма выбора. Эштреков, Муслин, Долматов, Бышовец (с президентом Семиным, между прочим), Билялетдинов, Рахимов, Маминов и снова Семин. Стилевой эклектизм, как он есть. Самое интересное, что если спросить каждого из этих наставников, чем каждый из них отличался от предыдущего, мы не получим точного и верного ответа. "Локомотив" бросался из крайности в крайность, метаясь между кардинально противоположными тренерскими философиями. На фоне всего вышеперечисленного возвращение Юрия Павловича одухотворяло поклонников железнодорожников и настраивало их на оптимистический лад. Ведь в команде остались практически все боевые единицы, с которыми можно замахиваться на высокие места – Родолфу, Янбаев, Торбинский, Сычев, вернувшиеся из аренды Траоре и Драман, прикупленные Алиев, Кузьмин, Илич, Тарасов и Майкон с Дуймовичем. Первая часть шоу была приготовлена. И ни у кого не было никаких сомнений, что все зимние приобретения Семина сделаны при его непосредственном участии. Или Юрий Палыч лукавит, говоря теперь о том, что ему купили только Алиева? Но сезон начался. Причем начался "качелями". Поражения сменялись домашними победами. До перерыва ситуация была более-менее ровной. Сразу после окончания Мундиаля были одержаны две победы, а потом … началась вторая часть шоу. После игры в Новосибирске, когда была упущена победа с разницей в два мяча, и без того не слишком твердо стоящий на ногах «Локомотив» подкосило. Может быть, тому имеются объективные причины вне футбольного поля, но проповедуемая Семиным игровая модель тоже вызывает массу вопросов.

 

"В матче с "Динамо" в абсурд было возведено все – и схема и ее наполнение..."

 

Позицию Торбинского однозначно определить на поле практически невозможно – в каждой игре он исполняет разные амплуа. То он на месте центрального полузащитника, то опорного, то вообще инсайда. Чем, скорее всего, и объясняется та нервозность, с которой играет этот не слишком отягощенный футбольным интеллектом футболист. Парню каждую игру отводят разные роли, но при этом он явно не понимает до конца, что именно от него требуется. Сама схема с четырьмя защитниками, тремя полузащитниками и тремя игроками атаки иногда представала в совершенно абсурдных сочетаниях. Почти в каждой игре меняются пары центральных защитников. Полузащита в шести последних матчах ни разу не играла в одном и том же составе. А об атаке и говорить нечего – Сычев играл со всеми, кто только есть в заявке. Причем термин "играл" по отношению к самому Сычеву можно применить с преогромнейшей натяжкой.

 

В матче с "Динамо" в абсурд было возведено все – и схема и ее наполнение. "Локомотив" неожиданно вышел играть в три центральных защитника (Родолфу-Асатиани-Баша). Медлительный Асатиани и в четыре-то дефендера еле успевает покрывать пространство, а уж при этом модуле (где на первый план выходят именно скоростные характеристики игроков) так вообще оказался инородным телом. Дальше – больше. Шишкин выставляется правым латералем – то есть на позиции, которая подразумевает полный контроль всей бровке. Ну какой, спрашивается, из Шишкина контролер? Разве что на входе в "Сохо Румз". Опорная зона, которая в современном футболе является основой всех основ, была доверена Камболову (?!). Но и это еще не все. На роль одного из инсайдов из запасников клубного музея был извлечен … Драман, о существовании которого многие явно позабыли. Заметьте – это все касается только одной игры с "Динамо". Если бы мы сейчас начали с вами разбирать все остальные матчи "Локомотива", то «список тренерских прегрешений» занял бы половину газеты. Игру с "Зенитом" вообще можно назвать полным параличом тренерских идей и мыслей. Настолько безжизненно смотрелся «Локо», что питерцы на этом уровне выглядели командой из другой планеты.

 

Совет директоров, естественно, должен был задать Семину один простой вопрос: "Что это все было?". Умышленный саботаж? Тренерский кризис? Какая-то многосложная операция по инспирации собственного увольнения с целью заполучить приличную неустойку? Куда ж теперь идти больному? Трансферное окно закрылось. Усилений не будет. Играть, как минимум, до конца сезона, придется теми, кто есть в обойме. Решая, к тому же, какую-то задачу по сезону. А какую, собственно, задачу? Ни новоиспеченная мадам президент, ни сам главный тренер ничего не говорят о ближайшем будущем своей СОБСТВЕННОЙ команды, предпочитая уличать друг друга в некомпетентности или лжи. К тому же в ситуацию активно примешиваются весьма одиозные личности вроде Анатолия Бышовца или Валерия Газзаева. Вряд ли заслуженный герой Сеула-88 и киевский алленаторе способны сейчас помочь хоть чем-то погибающему "Локомотиву". По крайней мере, директорат клуба сошелся именно в таком мнении и решил доверить Семину команду, как минимум, до конца сезона. Решение трезвое, чего уж там. Но только с точки зрения тех, кто не пытался задавать тренеру вопросы по его непосредственной работе. Никто ведь сейчас не способен уверенно сказать, сумеет ли Юрий Павлович быстро собрать разболтанный им же самим механизм. В клубе некому задавать сии вопросы. Там пять лет живут в состоянии внутренней войны, в которую вовлечены даже уборщицы в Баковке. Добавленная в эту диспозицию Ольга Смородская тоже, по сути своей, лишь инструмент войны. А клубу нужен тот, кто сумеет первым вспомнить, что само слово «локомотив» произошло от латинского Loco moveo. И переводится просто – "Сдвигаю с места".