Александр Просветов рассматривает Николая Толстых как сдерживающий фактор в создании объединённого чемпионата СНГ, Павел Астафьев рассказывает о конкретных европейских договорных матчах, а Юрий Цыбанёв сетует на то, что в аналогичной российской ситуации конкретики не предвидится. Размышления о финансовой стороне честного и нечестного футбола – в обзоре вторничной прессы на @Sport.ru.

 

Итак, лёд тронулся, и будущая объединённая лига России и Украины обрела кое-какие очертания. Александр Просветов в сегодняшнем номере "Спорт-Экспресса" пытается понять, какой аргумент в итоге окажется сильнее – единение или финансовые инициативы Мишеля Платини?

 

Целевой бюджет лиги, сформированный за счет средств от продажи телевизионных прав и спонсорских отчислений, запланирован в размере 1 миллиарда долларов. При этом 100 миллионов пойдут на первый дивизион, по 50 миллионов - в РФС и ФФУ, которая, правда, в официальном документе совещания скрывается под аббревиатурой УФФ. Впрочем, главное - про национальные федерации, оказывается, не забыли. А бюджет собственно высшего дивизиона будет равен 800 миллионам долларов.

 

Еще раз сравниваем с прошедшей Лигой чемпионов. В ней призовой фонд составил 754,1 миллиона евро, то есть немногим более миллиарда долларов, но это для 32 участников групповых турниров, а не для 18 клубов. ЦСКА и "Зенит", между прочим, заработали в Лиге чемпионов "лишь" по 17 миллионов евро.

 

В общем, все так здорово, что невольно удивляешься: почему же чемпионат России все еще так убог в плане доходов? А ведь рецепт предельно прост: смешать его с украинским ингредиентом, пусть по качеству тот как минимум ничуть не лучше, и получится волшебный золотоносный коктейль.

 

Некий всплеск интереса к новому турниру, если он увидит свет, особенно на первых порах, отрицать глупо. Но неужели он возрастет почти в сорок раз, то есть в той пропорции, в которой отличаются друг от друга 27 миллионов и миллиард? Значит, деньги - газпромовские или чисто государственные - будут просто "прокачивать" через телевидение и таким образом обходить финансовый Fair Play , который навязывает Европе президент УЕФА Мишель Платини. Но что мешает делать это сейчас? Неужели фигура Николая Толстых?

 

Между тем, как ни парадоксально, надежды на объединение скорее можно связывать с фигурой именно Платини, нечуждого всевозможным новшествам. При нем и еврокубки реформировались, и финальный турнир Euro обретает схему с разъездами. Вот если бы 57-летний француз, совсем не старый для чиновника высокого ранга человек, возглавил ФИФА... Однако до 2015 года длится срок полномочий консервативного Йозефа Блаттера, которому 10 марта исполняется 77 лет. Переизбираться швейцарец, ясно, не будет, но при нем наших планов громадье едва ли осуществится.

 

Это помимо того, что для образования союза требуется согласие обеих сторон. Пока же происходит лишь попытка экспорта революции.

 

Есть ли договорные матчи в российском футболе? Есть. Как с этой заразой борются вышестоящие чины? Да никак. Юрий Цыбанёв в своей колонке в "Советском спорте" выражает недовольство по этому поводу.

 

Каков вопрос – таков ответ. У меня возникло чувство, что рабочая группа по выяснению-изобличению и впрямь просто пошутила. Наглядно продемонстрировала всю идиотичность порученного ей задания. Ведь попытка-то – с заведомо негодными средствами. Собственно, такую же предпринимал и совет по выявлению договорняков, впоследствии распущенный как не справившийся с задачей. Только совет смотрел телевизор, а группа увлеклась анкетированием.

 

У меня один-единственный вопрос – зачем и те и другие занимались ерундой? Напрягали зрение и переводили бумагу под анкеты? И ответ нащупывается тоже единственный: им нужно было расписаться в беспомощности всех существующих инстанций перед проделками ловкачей – в отсутствие особого закона, проводку которого через законодателей недавно инициировал лично глава государства.

 

Иначе стоило ли выводить два пустопорожних аттракциона под публичное внимание? И молодец голкипер "Амкара" Сергей Нарубин, уклонившийся от участия в абсурдной затее. Это его решение напомнило мне жест нашего эксперта Евгения Ловчева 40 лет назад. Когда по общему согласию и умолчанию серии послематчевых пенальти (таким макаром в ту пору тоже боролись с договорняками, только ничейными) непременно приходили к мирному исходу. И Евгений Серафимович взял да запулил свой одиннадцатиметровый куда-то в сторону углового флажка. Проявил здоровую реакцию на фарс. Ловчева тогда, как помню, пропесочили вроде как за "неспортивное" поведение. Но фарс-то с его подачи отменили.

 

Надеюсь, и Нарубин проводил своим демаршем в последний путь приступы глупости в псевдоборьбе с договорняками. Теперь любой мало-мальски интересующийся темой в курсе: если без прослушки и вскрытия электронной почты, без детектора лжи и сыворотки правды – покушение на бизнес-матчи обречено на провал.

 

А значит: даешь принятие закона, предусматривающего использование всевозможных спецсредств при расследовании, в кратчайшие сроки!

 

А вот в Европе с договорными матчами намерены бороться хотя бы на словах. Павел Астафьев в сегодняшнем выпуске газеты "Спорт день за днём" вспоминает о тех "неправильных" матчах, за которые Европол сотоварищи уже взялись.

 

2002 год. Бундеслига

"Бавария" — "Энерги" — 3:1

Директор бухарестского "Динамо" Корнел Дину в недавнем интервью заявил, что нынешний тренер "Стяуа" Лауренциу Регекампф в 2002 году получил от сербской мафии 200000 евро за обеспечение нужного ей результата матча. Речь идет о встрече "Бавария" — "Энергия", за которую тогда выступал румынский полузащитник. Регекампф должен был обеспечить проигрыш своей команды с разницей в три мяча. При счете 2:1 в пользу "Баварии" Лауренциу был заменен, а матч завершился победой мюнхенцев 3:1. За невыполнение условий договора Регекампфу пришлось вернуть деньги, и лишь чудо спасло его от того, чтобы не быть убитым.

 

2002 год. Лига чемпионов

"Манчестер Юнайтед" (Англия) — "Залаэгерсег" (Венгрия) — 5:0

После победы над МЮ в первом матче (1:0) венгры ехали на выезд на коне. Восточноевропейские преступные группы при этом делали крупные ставки на победу англичан с разницей не менее чем в три мяча. Посредником между букмекерами и футболистами венгерского клуба стал серб по прозвищу Кареш, который встретился с ними в одном из кафе города Залаэгерсега и обо всем договорился. К 20-й минуте встречи в Манчестере счет был уже 3:0 в пользу хозяев. Закончился же матч победой МЮ — 5:0.

 

2005 год. Лига чемпионов

"Панатинаикос" (Греция) — "Висла" (Польша) — 4:1

Несколько лет назад бывший защитник сборной Польши Марчин Бащински, которым, к слову, интересовался в 2005 году "Зенит", поделился своими мыслями о матче "Панатинаикос" — "Висла". "Я играл в ”Атромитосе”, так что у меня была возможность вблизи взглянуть на греческий футбол, — сказал игрок. — Там возможно все. И лично у меня нет никаких сомнений в том, что матч третьего квалификационного раунда между "Панатинаикосом" и "Вислой" был договорным". Напомним, что после победы в Кракове со счетом 3:1 поляки приехали в Афины в статусе фаворитов, но быстрые два мяча в начале второго тайма и третий под занавес встречи перевели игру в дополнительное время, в котором греки еще раз отличились и вышли в групповую стадию.

 

2009 год. Лига чемпионов

"Ливерпуль" (Англия) — "Дебрецен" (Венгрия) — 1:0

Один из матчей, который, считается, попал в список "странных", открывал групповую стадию Лиги чемпионов — 2009/10. Предполагается, что вратарь "Дебрецена" Вукасин Полекшич получил от сингапурского букмекерского синдиката заказ на пропуск более двух мячей. Матч закончился поражением венгров со счетом 0:1, а сам голкипер божится, что денег не брал и отыграл матч очень хорошо. Пропустив один мяч, Вукасин пять раз свою команду выручал.

 

"Дебрецен" (Венгрия) — "Фиорентина" (Италия) — 3:4

— За 7–10 дней до матча мне позвонили, — вспоминает Полекшич. — Не знаю, кто это был и откуда звонили. Я просто сказал им, что не занимаюсь этими делами и никогда не буду, и попросил их больше мне не звонить. Из-за этого звонка мне стало тяжело играть, ведь каждую мою ошибку могли повернуть против меня и уличить в чем-нибудь. Главной же моей ошибкой стало то, что я не сообщил никому об этом разговоре.