Владимир Никитович Маслаченко - личность в нашем футболе найярчайшая. К этому человеку нельзя относиться безразлично, потому что посредственность - это отнюдь не про "Маслака". Не совру, если скажу, что моё поколение болельщиков конца 80-х и начала 90-х выросло на репортажах двух Владимиров - Маслаченко и Перетурина. @ Sport. ru желает Владимиру Никитовичу скорейшего выздоровления, оптимизма, силы духа и воли, которые помогли бы ему поскорее справиться с тяжёлым недугом.

Помнится, будучи школьником, заводил будильник на время ближе к полуночи, чтобы не пропустить очередной выпуск "Футбольного обозрения". Перетурин - спокойный, флегматичный, рассудительный. Маслаченко - озорной, живой, лукавый и энергичный. Такими и остаются в моей памяти эти два мэтра спортивного репортажа - глыбами!  С которыми можно стать вровень, но подвинуть - никак.

К Маслаченко можно относиться по-разному: соглашаться, любить, ненавидеть и презирать, но быть к нему безразличным - никогда. Великое дело в тяжком ремесле служителей микрофона  - уметь зрителя не оставить равнодушным. Значит, ты интересен и смог стать для зрителя у экрана не просто голосом за кадром, а живым собеседником, с которым хочется дискуссировать, спорить, сопереживая действо. Порой сверхэмоционально, но температуру в бою не измеряют, не так ли? Репортаж для Маслаченко - это возможность "доиграть"  в футболе, чудесная оказия взглянуть на себя со стороны и уникальный шанс влюбить в себя тех, кто не видел Маслаченко-вратаря, но уже знает Маслаченко-комментатора.

В ту пору, когда Владимир Никитич всё чаще стал входить в наши дома с привычным микрофоном в руках и неподражаемым тембром за кадром, даже на куриных яйцах ставили "Знак качества СССР". Вовсе не удивлюсь, если на "Маслака" этот штамп поставили одним из первых. Он вообще любил и любит быть в авангарде. Ценнейшее качество для человека, который уже отнюдь не молод и добился в этой жизни многого, если не всего. Кто-то ставит в упрёк Маслаченко излишний нарциссизм и выпячивание собственного "я", но скажите,  разве это плохо, когда человек живёт в гармонии с собой и наслаждается своим талантом? Да, наверное, он такой. Но ведь он кайфует именно от жизни, которая подарила ему счастье осознать и насладиться собой именно сейчас, а не когда-то потом. Прожив яркую вереницу лет, хочется не только смаковать их, а проживать каждое мгновение, оставляющее яркую вспышку света на жизненном пути.

"Маслаченко загорается, заводится, запросто может вскочит и показать, как же он точнёхонько вводил мяч рукой Володе Петрову, правому защитнику московского "Спартака"

Маслаченко, по-моему, так и делает. Он считает себя первым и лучшим, при этом не уставая совершенствоваться и искать. В этом и есть весь Никитич - Дон Кихот своей жизни, прельщающийся своими успехами, яркими победами, но при этом непременно остающийся добрым романтиком с большой дороги. Не секрет, что он любит путешествовать, наслаждаться природой, свежим воздухом, энергией воды и горным серпантином. Вот вам момент для "Пионерской правды", когда человек удивительным образом умеет гармонировать с прекрасным. И футбол для него - своеобразная природа, которую можно не только любить и чувствовать себя на её лоне частью бытия, но и понимать эту природу, знать повадки зверей и голоса птиц. 

Кому-то может показаться это излишне сентиментальным, а ведь футбольный репортаж Маслаченко способен нарисовать в воображении тот загадочный лес, манящий своей неизвестностью, где запутанные следы неведомого зверя ему обязательно о чём-то говорят. Он, будто опытный и хитрый охотник, идёт по этому следу и приговаривает: "Надо же, какие полотёрские приёмчики выписывают !". Останавливаясь через шаг, этот охотник рассказывает нам занимательную историю, которая связана обязательно с этим лесом и с этими хитрыми следами нам, тихо идущим по стопам мэтра-охотника,  жадно вслушиваясь при этом в каждое его слово.

Именно в такой манере Никитич и ведёт свой репортаж – размеренно, тихо, чтобы не спугнуть добычу, и обязательно с чувством, что всё самое интересное ещё впереди, где-то там… Зритель не просто чувствует некое звуковое сопровождение действа, а получает возможность прожить его той жизнью, в ритме которой бьётся сердце у человека с микрофоном. Ведь он действительно играет в футбол вместе с командами на поле! Не раз приходилось видеть его интервью на телевидении, где  всякий раз, когда разговор заходит о чём-то живом и по-настоящему ему интересном, Маслаченко загорается, заводится, запросто может вскочит и показать, как же он точнёхонько вводил мяч рукой Володе Петрову, правому защитнику московского "Спартака". Как "летал" по штрафной, смело бросаясь в ноги нападающим, и кулаком мог от ворот выбить мяч так, что тот, пролетев половину поля, с бильярдной точностью попадал в ноги атакующему партнёру.

"К сожалению, жизнь порой дико несправедливо обходиться с теми, кто подобного обращения уж никак не заслужил. Долгие годы, которые Владимир Маслаченко отдал футболу, приносят ему не только радость и удовлетворение от пройденного пути, но и отнимают здоровье"

Наверное, поэтому и телевизионные блюда приготовления Маслаченко, всегда манят аппетитным ароматом и непреодолимым желанием вкусить творение признанного мэтра телевизионной кухни. Потому что всегда знаешь, что "Маслак" не схалтурит и всё будет свеженьким, будто только с грядки. Да и не умеет он иначе. Порой кажется, что 90 минут в компании Маслаченко - месяц работы для начинающего футболиста в футбольной секции. Так рассказать о футболе изнутри, выложить все секреты вратарского искусства и разоблачить повадки игроков на поле, как это делает Владимир Никитич, не сможет никто. Я оговорился в начале своего повествования, что "Маслак"  - до сих пор в воротах! Он ведёт репортаж глазами вратаря, который, как известно, видит всё поле. Пока зритель наблюдает в повторе нарушение правил в опасной близости от ворот, Маслаченко уже устанавливает стенку, разбирает возможные варианты исполнения стандарта и действий вратаря в "рамке". А уж когда последующее развитие эпизода точно воспроизводит "превью" Владимира Никитича, то мэтр не без удовольствия и с долей удовлетворения произнесёт: "Ну, а дальше вы всё видели сами" либо сакраментальное "будьте любезны, получите-распишитесь." 

Я не соглашусь с теми, кто с укоризной упрекает Маслаченко в отсутствии эмоций, страсти слова и жгучего темперамента в речи комментатора. А вам не кажется, что мы сами должны почувствовать и дать себе эту эмоцию, ухватившись за незримый посыл и импульс от человека за кадром. В этом же и есть весь смак: когда человек сам воспринимает происходящее на поле в силу своего темперамента. Важно ведь не только содрогаться в унисон нерву матча и чувствовать его ритм, а необходимо ещё и пульс игры прощупать, мысль, борьбу умов, навыков и характера. В этом сила Никитича: когда он разжуёт каждый эпизод настолько, что остаётся только проглотить и аппетитно облизнуться. Ведь Маслаченко даёт уникальную возможность своему слушателю почувствовать и вообразить себя в роли вратаря -  смелого и бесстрашного, в образе нападающего - хитрющего и задиристого, в ипостаси дирижёра и зачинателя атак - изобретательного и фейеричного, в шкуре тренера, наконец, - мудрого и всезнающего. Это ведь здорово, когда есть какая-то потаённая энергия,  изюминка, оригинальность, неповторимость и эксклюзив.

К сожалению, жизнь порой дико несправедливо обходиться с теми, кто подобного обращения уж никак не заслужил. Долгие годы, которые Владимир Маслаченко отдал футболу, приносят не только радость и удовлетворение от пройденного пути, но и отнимают здоровье. "Маслак" никогда на него не жаловался, всегда слывя образцом и примером здорового духа в здоровом теле. Когда говорят, что человек горит на работе, это о Маслаченко. В свои 74 года он полон идей и оптимизма, которым, по признанию многих его коллег,  делится с окружающими щедро и искренне. Очень печально, что человеческие ресурсы вовсе не безграничны. В минувший четверг любимый комментатор почувствовал недомогание и был срочно госпитализирован. Позднее у Маслаченко врачи  диагностировали инсульт. Состояние здоровья Владимира Никитовича по-прежнему остаётся тревожным.

"Я был смелым вратарем и всегда падал в ноги, так что у меня постоянно были царапины. Бывали моменты, когда с обеих сторон бывало по две лепешки ссадин, которые медленно заживали, годами, потому что постоянно их сбивал. Все эти ссадины замазывали зеленкой... Когда ссадины замазывали зеленкой, три человека просто дули на рану! Спал я только на спине! - И тем не менее... Я не знаю ни одного из тогдашних вратарей, кто даже с такими чудовищными ссадинами не вышел бы на поле играть или тренироваться. Но! -- вдруг громко воскликнул Маслаченко и продолжил таинственным шепотом. -- Самое-то замечательное заключается в том, что никто из вратарей не выходил играть в брюках. Стыдно было в брюках играть!"  Владимир Никитич, вот таким Вы нам всем сегодня нужны – смелым, напористым, несгибаемым и бесстрашным! Пусть с зелёнкой и ссадинами, но чтоб линия ворот, как пограничная полоса, упасть за которую Вы просто не имеете права. Нам нужна эта команда, с которой просто хочется жить! Держись, вратарь!

Сергей Гавриленко. @ Sport. ru