Капитан "Ривер Плейта", чемпион мира 1998 года и Европы (в 2000 году) Давид Трезеге в интервью для официального сайта ФИФА рассказал о начале профессиональной карьеры аргентинца, переехавшего во Францию, о том, как обстоят дела сейчас в сборной Франции, а также объяснил разницу в стиле южноамериканского и европейского футбола.

Давид, около года назад вы присоединились к "Ривер Плейту". Были ли вы удивлены тем, как быстро болельщики клуба вас приняли?

Мне в "Ривере" нравится абсолютно всё. Болельщики быстро поняли, что я приехал сюда в надежде играть в футбол. Всё остальное для меня сразу отошло на второй план, хотя говорили о финансовой части вопроса, о том, что я приехал сюда лишь потому, что ранее выступал в ОАЭ. Хорошая предсезонная подготовка стала самой главной задачей, и вот я постепенно проявляю себя и демонстрирую свои игровые навыки. Очень приятно, что фанаты сразу же оценили это и поверили в меня. Это был своего рода, экзамен, на котором оценивали, и стиль моей игры и мои человеческие качества.

Многие люди даже не подозревают на какие жертвы ради футбола вам пришлось пойти в начале своей карьеры. Поэтому расскажите о своём путешествии из Аргентины во французскую лигу?

Не думаю, что в данном случае уместно употреблять слово "жертва", потому что в молодости, а тогда мне было всего 18, не особо задумываешься о  трудностях, с которыми можно столкнуться как в футболе, так и в жизни. Моей целью была поездка во Францию, и не задумывался о том, что меня ждёт. У моих родных здесь была хорошая работа, моя сестра собиралась идти в школу, всё было хорошо, и мы ни в чём не нуждались. В любом случае, когда есть энтузиазм, и ты не мечешься из стороны в сторону, всё получается. В целом могу сказать, что для меня это был уникальный опыт. Я присоединился к большому клубу "Монако", что много значило для моего профессионального роста. Участие в этом проекте дало мне возможность попасть в основной состав сборной команды, выиграть Чемпионат мира-1998 и Евро-2000, а в дальнейшем перейти в команду "Ювентуса".

"Честно говоря, мне бы очень хотелось побороться с Аргентиной за результат, но, к сожалению такой возможности мне не предоставлялось"

В какой лиге, по-вашему мнению, вы демонстрировали лучший футбол, может в Италии?

В итальянской лиге я провёл большую часть моей карьеры, защищая цвета "Ювентуса" на протяжении 10 лет. Уверен, это было лучшее время моей карьеры. Именно там, в амбициозном клубе и рядом с амбициозными товарищами по команде я узнал, что такое настоящий футбол. Получив такой опыт, думаю, я вправе давать совет или высказывать своё мнение, чтобы "Ривер" достиг того же, чего и я за последнее десятилетие. Мне повезло выступать вместе с обладателями "Золотого мяча": Зиданом, Каннаваро, Недведом, и другими замечательными игроками: Дель Пьеро, Ибрагимовичем, Эмерсоном, Тюрамом и Виейра. Это выдающиеся игроки, которые, помимо того что были талантливыми, имели страсть к победам. Если хочешь реализовывать свои цели, то такой уровень амбиций жизненно необходим.

Какую роль в начале вашей карьеры сыграл Тьерри Анри?

С Анри у нас сложилась крепкая дружба, потому что он очень помог мне, когда я присоединился к "Монако". Команда состояла из игроков в возрасте 28-30 лет или  даже старше, а он был единственным парнем, которому исполнилось всего 19. Кроме того, даже когда я ещё плохо знал язык, он меня куда-то водил, брал в свою компанию, помог узнать много нового. Я так много говорю о нём, так как Тьерри – один из тех, кто мне серьёзно помог, не только в футбольном смысле, но и в социальном и культурном развитии.

Какие трудности встречались на вашем пути в процессе адаптации во Франции?

Самым сложным моментом жизни во Франции был языковой барьер. Я всегда был очень открытым человеком, когда приходит пора привыкать к новым вещам. Выучить язык для этого было жизненно необходимым. Это было тяжело, но я справился. Тогда важную роль сыграла моя семья, потому что мои родители и сестра, переехавшие со мной позволили придать моей жизни стабильности, которой очень часто не хватает одиноким людям, переехавшим в чужую страну.

Говоря о ЧМ, в которых вам приходилось участвовать, можно отметить как раз отсутствие стабильности. Победа в 1998 году, вылет на групповом этапе в ЧМ-2002, поражение в финале 2006 года. Что вы помните об этих событиях?

В периоды между чемпионатами происходило множество событий. После триумфальных 1998 и 2000 годов в команде началась смена поколений. От нас ушли Блан, Дешам и Десаи, каждых из которых приносили огромную пользу. Здесь в Южной Америке люди помнят больше Зидана, так как он был ключевым игроком, но были и другие футболисты, которые за пределами поля имели гораздо большее влияние, и которые делали из команды единое целое. Блан – бывший тренер сборной, как и Дешам – нынешний наставник команды, составляли скелет команды. Но смену поколений провести довольно не просто.

По-вашему, ждёт ли успех Дидье Дешама в управлении сборной командой Франции?

Перспектива у него, безусловно, есть. То же самое я говорил, когда в команде правил Блан. Они оба отличные тренеры, у которых есть свой правильный взгляд на игру. Никому не известно, по какой причине ушёл из команды Блан, пока факт остаётся фактом – Блан решил уйти, а Дешам – прийти. Надеюсь, сборная Франции успешно преодолеет отборочный турнир ЧМ-2014 и будет продолжать развиваться, так как для этого она имеет очень хороший состав игроков. У всех них, конечно, ещё есть куда расти, главное обеспечить непрерывность процесса этого развития..

"В итальянской лиге я провёл большую часть моей карьеры, защищая цвета "Ювентуса" на протяжении 10 лет. Уверен, это было лучшее время моей карьеры"

Надевая футболку французской команды, думали ли вы о судьбе аргентинской сборной?

Я обожаю сборную Аргентины. И естественно, я не мог равнодушно относиться к происходящим с ней событиям. Будучи аргентинцем, я был откровенен в своём отношении к Франции, и с большим уважением относился к стране, которая приняла меня и многому научила. Сейчас у меня уже двое детей, которые являются гражданами Франции. Эта страна дала мне многое, но душой я всегда был аргентинцем и всегда следил за игрой их сборной. Однако, когда дело касалось конкуренции на поле между этими родными для меня странами, то всего я отдавал себя всего Франции.

Какие чувства вы испытывали во время игры против сборной Аргентины?

В 2007 году у меня был такой опыт, мы играли товарищеский матч, который, как помню, сборная Аргентины выиграла со счётом 1:0, и гол тогда забил Савиола. Хотя такие поединки никогда не бывают "товарищескими", обстоятельства, психологическая подготовка несравнимы с тем, что необходимы на Чемпионате мира. Честно говоря, мне бы очень хотелось побороться с Аргентиной за результат, но, к сожалению такой возможности мне не предоставлялось.

В чём, по-вашему мнению, состоит основная разница между стилем игры южноамериканцев и европейцев?

Исторически сложилось так, что Европейские команды всегда избегали южноамериканского футбола. Им было сложно смириться с ним. Игра в Южной Америке более техничная, построенная на владении мячом, в то время как в европейском стиле больше динамики и физики. Когда у европейцев появляются соперники, которые тормозят скорость игры, то у них начинаются проблемы.

Вы уже думали о жизни, которая ждёт вас после того, как вы решите повесить свои бутсы на гвоздь?

Пока я об этом не думаю, и если честно, зафутбольная жизнь меня не пугает. Я много раз наблюдал за тем, как заканчиваются карьеры моих знакомых и со всеми ними я общался на эту тему. У кого-то это происходило на пике карьеры, у кого-то причиной были травмы. Но и есть те, кто просто однажды просыпался утром и понимал, что у них просто больше нет энтузиазма для игры и бесконечных тренировок. Рано или поздно, у всех футболистов появляются подобные ощущения, но лично я в данный момент от своей работы получаю истинное удовольствие.

Яна Литвинчук, @Sport.ru