Александр Бубнов не боится критиковать своего начальника даже после того, как тот с боями взял его на работу. Дмитрий Симонов критикует новособранный комитет по этике за шаблонность и бездействие. Дуду не критикует никого, но поминает незлым тихим словом расизм за пределами стадиона. Всё это – в традиционном пресс-обзоре @Sport.ru.

 

Дмитрий Симонов по мотивам очередного заседания комиссии по этике разве что не цитирует Крылова. По мнению автора "Спорт-Экспресса", чиновники во главе с Павлом Бородиным скорее бездельничают, чем занимаются чем-то важным.

 

У всякой медали две стороны, конечно. Соблаговолит Пал Палыч собрать свою дружину "этиков" на будущей неделе - и, опять-таки при самом неблагоприятном исходе, Карпин будет только рад, что с решением затянули до "после" "Зенита". Однако мы говорим не о последствиях конкретно для "Спартака", а о тенденции.

 

В своей первой версии "этики" не разобрали ни одного значимого дела, если не принимать во внимание мелкие дрязги. Апогеем бессилия стало "дело Карпина - Денисова", работа над которым преднамеренно затягивалась. Тренер и футболист в результате получили дисквалификации на совсем другие матчи, чем если бы их осудили в срок. А аналогичное с точки зрения проступков "дело Гонсалес - Асатиани" (те кидали мяч друг в друга руками, Денисов пульнул в Карпина, ударив по мячу ногой) чуть ранее рассматривали почему-то не "этики", а КДК. Собирались Алу Алханов и К о нерегулярно, а терпение главы комитета, по некоторым данным, лопнуло, когда он наконец осознал, что возглавляет марионетку.

 

"Этики" версии 2.0 пока идут по старому пути. Они рассмотрели (и отклонили) только апелляцию тренера-членовредителя Берникова. На повестке дня - два громких дела, банановое и то, что с Эменике. Все бы хорошо, да недосуг собраться. И получаются очередные "висяки".

 

РФС во главе с Фурсенко помимо ряда бесспорных заслуг, таких как возрождение молодежки и прямое попадание на Euro-2012, отпочковал или наплодил внутри себя немалое количество органов, комитетов и комиссий, не наделив их, однако, соответствующими полномочиями, рычагами и возможностями хоть что-то делать и хоть на что-то влиять. "Этика", с моей точки зрения, - самое чудовищное из этих порождений. Но далеко не единственное.

 

В бессилии металась на первых порах Комиссия по борьбе с договорными играми. Развив поначалу невероятную активность, Анзор Кавазашвили, Александр Бубнов и их соратники в какой-то момент обнаружили, что идут на танк не с гранатой, а с водяными пистолетиками, потому что реального оружия им не выдали. Кавазашвили зимой от нервов слег с инфарктом. Сейчас поправился. Но о трудах комиссии почти ничего не слыхать.

 

Помимо громких лозунгов, баннеров и флагов на каждой игре сборной трудно припомнить реальные деяния под брендом "Человек футбольной национальности". Проект, кстати, был рожден для противодействия расизму. Судя по непрекращающемуся уханью на стадионах, баннеры и флаги не помогли.

 

Широко анонсированную Национальную футбольную лигу для студенчества никак не запустят уже года два.

 

Много негативных отзывов от заслуженных людей шло по поводу Академии тренерского мастерства, заменившей ВШТ. Далеко идущие выводы делать рано: в консервативной России принято критиковать все, что не проверено годами. Но на грустные мысли навевает хотя бы заявление только-только назначенного руководителя Дмитрия Баранника (его фигура, кстати, тоже вызвала кривотолки) о желании покинуть свой пост ради работы в "Зените".

 

Каждый большой начальник мечтает, чтобы о нем осталась добрая память. Желательно - в энциклопедиях. "При нем, - непременно напишут в книгах про эру Фурсенко, - родились Комитет по этике, Комиссия по борьбе с договорными матчами, Национальная студенческая лига, Академия тренерского мастерства и так далее и тому подобное".

 

Да только пока все идет к тому, что вместо слова "родились" в статьях будет значиться слово "уродились".

 

Александр Бубнов в интервью газете "Спорт день за днём" рассказал много интересного о своей работе в РФС. В частности, речь зашла о том, кто же составил ему протекцию и как комиссии по честной игре удалось предотвратить договорные матчи.

 

- По долгу службы вы общаетесь с Сергеем Фурсенко. Как его только ни называли — и дилетантом, и вообще чужим для футбола человеком. Какой он на самом деле?

 

 — Мы с ним общаемся строго в рамках моих обязанностей. Есть участок работы, за который я отвечаю. В его рамках вопросы и обсуждаем. А про профессионализм Фурсенко я вот что скажу: комитет по выявлению договорных матчей создан именно при нем, начал свою работу комитет тоже при нем. Но все это надо еще на практике применить. Ведь у нас сами знаете — пока кто кулаком по столу не ударит, вопросы не решаются.

 

— Есть опасения, что так и с раскрытыми договорными матчами может произойти?

 

— Есть такие опасения. И если у нас будут на руках доказанные факты, а их уберут под сукно, я обязательно вынесу это в прессу. Вот факты, доказательства, признательные и свидетельские показания, пожалуйста, вам документы. А вот и отрицательный вердикт. Но! Об этом можно будет говорить, когда в наших руках окажется доказательная база.

 

— Что Фурсенко на ваши сомнения отвечает?

 

— А что он может сказать? Докажите сначала, а пока о чем говорить? По поводу его вот что еще надо сказать: ни Мутко, ни Колосков не подпускали к себе профессионала высочайшего класса Анзора Кавазашвили. Ведь настоящую, легитимную федерацию футбола после распада СССР зарегистрировал именно он. То, что потом сделал задним числом Колосков, — фикция. Об этом подробнее можете у самого Кавазашвили расспросить. Так вот эти деятели его к работе и близко не подпускали, а Фурсенко взял Кавазашвили. Одно это говорит, что он умнее их.

 

— Фурсенко ведь вас не хотел видеть в комитете?

 

— Это правда. Анзор Амберкович настоял. Ему пришлось ручаться за меня.

 

— А почему на самом деле брать не хотел?

 

— Вы представляете, сколько ему про меня наговорили? Он, возможно, меня на полном серьезе за сумасшедшего считал. Кстати, когда мы встретились, он сказал, что не заинтересован в том, чтобы я замолчал. Потому критикую и продолжу его критиковать. Не как сотрудник РФС, а как эксперт и аналитик. В этой роли я тоже выполняю свою работу и говорю то, что считаю правильным.

 

— Сергей Александрович на критику не обижается?

 

— Не знаю. В любом случае это его проблемы. Я ведь пошел к этот комитет не для того, чтобы угодить Фурсенко. А потому, что с договорными матчами надо бороться. И, между прочим, я в этот комитет не просился — меня пригласили туда.

 

— Когда ожидать конкретных результатов вашей работы?

 

— Давайте не будем называть наш комитет карательным органом. Он ведь создан во многом для превентивных действий. После того как мы приняли регламент и подписали все документы, подошла информация, что три "договорняка" сорвались.

 

— Испугались?

 

— Ну, просто подумали, видимо: зачем это надо, если все игры сейчас внимательно просматривают и есть конкретные наказания?

 

— В какой лиге планировались эти "договорняки"?

 

— Не могу сказать. Тем не менее уже это результат. Мы и дальше собираемся работать именно над футбольными изменениями в чемпионате страны, чтобы выбить почву из-под коррупционеров.

 

— А конкретнее?

 

— Все сейчас раскрыть не могу, но речь идет о календаре. Поверьте, когда он составляется, очень многие люди заинтересованы, чтобы он был в определенной форме. По новой системе календарь будет зависеть от занятых командами мест. И уже в конце сезона все будут знать расписание на следующий. По новой системе надобность в жеребьевке отпадет. Ведь именно она благодатная почва для коррупции.

 

— Эта система будет применяться уже перед чемпионатом-2012/2013?

 

— Надеюсь, что да. До конца этого чемпионата осталось меньше двух месяцев, потом будет первенство Европы, поэтому что-то решать придется уже совсем скоро. В любом случае вы все узнаете. Ведь если ход этому предложению не дадут, я обязательно вынесу это в СМИ.

 

— В чьих интересах не дать этому ход?

 

— Против могут быть некоторые клубы, исполком РФС может не принять изменений. Я же считаю, что их надо принимать волевым решением.

 

Экс-полузащитник ЦСКА Дуду дал откровенное интервью "Советскому спорту". Разговор зашёл о спрятанных весах, тренировках Газзаева и типично русском расизме.

 

– Говорят, тяжелее сборов, чем у Валерия Георгиевича, ни у кого в России нет. Согласны?

 

– Это точно. Подготовка к сезону давалась тяжело. Мы чуть не умирали после тренировок! Хотя никаких специальных упражнений не делали, просто нагрузки были другими, более интенсивными.

 

– А вы помните историю с пропажей весов на предсезонном сборе в 2008 году? Сейчас вспоминать наверняка смешно, а тогда случился громкий скандал.

 

– Да, Игнашевич спрятал весы. Но это была всего лишь шутка, – смеется Дуду. – Правда, Газзаеву она не пришлась по душе. В то время и нам было не до смеха. Но я считаю, ничего плохого не произошло. Это же сборы. Вся команда сидит в отеле, надо же было как-то развлечься.

 

– Ничего себе развлечение! Расскажите, кто вообще это придумал?

 

– Весы предназначались для Карвальо. Тогда от Даниэля добивалось, чтобы он сбросил вес. А нас всех заставили взвешиваться с ним за компанию. Каждый день! Нам надоело, вот Игнашевич и решил весы спрятать. Да, был небольшой конфликт по этому поводу, но все разрешилось. Газзаев нас отругал, сказал, что так не делается. Провел серьезную беседу. Потихоньку все пришло в норму.

 

– Теперь о неприятном. Недавно Даниэль Карвальо рассказал бразильским журналистам, что в ЦСКА ему кололи стероиды. Правда, потом он все отрицал, сказал, что его неправильно поняли.

 

– Я об этой истории даже не слышал. Карвальо виднее, здесь я ничего прокомментировать не могу.

 

– Вам ничего не кололи?

 

– Лично я никаких добавок не принимал, в команде мне ничего не давали и уж тем более не кололи. Возможно, Даниэля действительно неправильно поняли. В ЦСКА все было законно, никаких подозрительных таблеток. В команде всегда корректно относились к футболистам.

 

– В России вы сталкивались с расизмом?

 

– Бывало, – со вздохом говорит Дуду и замолкает.

 

– Вас оскорбляли болельщики на стадионе?

 

– Нет, хуже. Это происходило за пределами стадиона.

 

– Где, например?

 

– В ресторанах, в других общественных местах. Был случай и в торговом центре. Пока я там находился, за каждым моим шагом следила охрана, они прямо глаз с меня не спускали. Неприятные ощущения.

 

– В 2008 году были слухи о вашем возвращении в Бразилию, однако в итоге вы оказались в греческом "Олимпиакосе".

 

– У меня было предложение от "Гремио". Но я хотел еще немного поиграть в Европе. К тому же Греция – замечательная страна как для футбола, да и для жизни в целом. Не скажу, что мне плохо жилось в России, я был счастлив, играя за ЦСКА. Естественно пришлось помучиться из-за холода, незнания языка и долгой адаптации, но спустя год все эти проблемы были забыты.

 

– Вам не кажется, что после ЦСКА ваша карьера пошла на спад?

 

– Нет, я так не думаю. "Олимпиакос" – сильный клуб, выступал в Лиге чемпионов, как и ЦСКА.

 

– Вы успели поиграть в Японии, Франции, России, Греции. В какой стране было комфортнее выступать?

 

– В Греции, – смеется Дуду. – Потому что в целом эта страна очень напоминает Бразилию.