Мы можем быть спокойны – конфликт улажен. Но даже после того, как Спартак Гогниев принял извинения "Терека" и не стал усугублять проблему, руководство чеченского клуба продолжает выставлять именно себя в качестве пострадавшей стороны. В связи с этим вопрос один – где же та самая видеоплёнка, запечатлевшая события? Почему её так и не обнародовали?..

На минувшей неделе президент РФС сделал заявление по поводу этого инцидента. Незадолго до этого я обращал ваше внимание на то, что избиение человека – с поводом аль без – само по себе является противозаконным. Сергей Фурсенко же, по сути, поддержал принцип, согласно которому, "если очень хочется, то можно":

"Я лично просматривал видеоматериалы. Должен сказать, что в Грозном всё было неоднозначно.
Люди на Кавказе горячие: могут и не стерпеть, когда их посылают по матери. А Гогниев своим поведением их провоцировал. Мы во всем тщательно разберёмся – и накажем обе стороны". Это сказал руководитель Российского футбольного союза…

То есть если бы дело было в Эстонии или в Сибири, где люди не такие горячие, тогда да – виноваты, а раз люди горячие, то и спроса никакого, так получается? Если Гогниев нецензурно выражался в общественном месте, его должна была задержать полиция, если он толкал судью, его должна дисквалифицировать премьер-лига. Но избивать его или любого другого гражданина России права никто не имел.

И это касается, не только Сибири или средней полосы, где люди флегматичные, но и Кавказа, где люди горячие, по словам Фурсенко. Если бы томичи Гогниеву, извините, наваляли, их бы наверное сразу наказали, потому что для них это не характерно, и вообще где-то написано, что горячих там нет… Абсурд. Беспредел.

Мы не идём, мы уже пришли к тому, что то, что другим запрещено категорически, некоторым разрешено при крайней необходимости. Это не государство тогда, это племя, где можно без суда и следствия. И заметьте, никакой реакции правоохранительных органов, никакой… Не потому ли так всё легко замято, что дело было в дотационном регионе?

Я с глубоким уважением отношусь людям, живущим там и не собираюсь забывать про тот ужас, что они когда-то пережили. Но я не могу понять и принять ту позицию, которую считает нужным занимать руководители страны относительно происходящего там и то, как себя порой ведут руководители грозненского "Терека".

Вскоре после всего этого состоялась встреча Гогниева с руководством "Терека", в результате которой он принял извинения: "Разговор был долгим и трудным. Мне были принесены извинения за случившееся от лица руководства республики и "Терека". В свою очередь я тоже принёс извинения за эмоции, захлестнувшие меня на поле и ставшие причиной непозволительных слов в адрес игроков команды соперника и потерявшего контроль над игрой арбитра. При этом я ещё раз подчеркнул, что ничего в адрес болельщиков и руководства республики не говорил.

В жизни каждого человека бывают трудные решения, но я не желаю продолжения нагнетания ненужных околофутбольных страстей, которые отодвигают на второй план сам футбол. Хочу, чтобы случившееся в тот день в Грозном никогда больше не повторилось, и, надеюсь, это станет хорошим уроком для всех нас. Я принял принесённые мне извинения, и со своей стороны конфликт считаю полностью исчерпанным. Прошу журналистов впредь по этому поводу меня не беспокоить и дать мне возможность сосредоточиться на футболе".

Почти одновременно с этим вице-президент "Терека" тоже выступил с заявлением, содержание которого представлено чуть ниже. Честно, много чего приходилось читать и видеть, но такого соблюдения линии не встречал.

"Хочу сказать, что никто не собирается преследовать Гогниева. Изначально мы вообще все вопросы с ним решили. После того, как матч остановили, мы зашли в раздевалку. Гогниев сам к нам подошёл, чуть ли не земным поклоном встретил. Поговорили. Он был полотенцем обмотанный по пояс. Так что я видел его туловище. Все в сохранности. Только нос поврежден, видны следы. Гогниев смеялся, улыбался. Извинялся. Никаких признаков не было, чтобы у него поломаны рёбра или что-то такое. Никаких.

Гогниев потолкал судью, потом матом стал кричать. В том числе на болельщиков. Изощренно так, с жестами. Повторить ничего не могу. Вообще в футболе всякое случается: поругаются люди, потолкаются, получат по красной карточке. Но зачем вести себя столь вопиющим образом? И я обратился к Гогниеву: "Сейчас натворишь беду!". Он и меня послал. Я был шокирован тем, что услышал. Вообще-то я в отцы этому тридцатилетнему человеку гожусь.

Со стороны некоторых наших людей было неадекватное поведение. Это подтверждает видеозапись. Надо было просто обратиться в милицию по поводу оскорблений, вот и всё. Мы осознаём, что будем наказаны. Признаём вину. Сожалеем о случившемся. Готовимся к наказанию. Но надо учесть, что люди были спровоцированы на такое поведение. Эта история – хороший урок. Это было первый и последний раз. Если кто-нибудь, находясь у нас, позволит себе подобное, то останется здесь. Не будет никаких драк, будет разбирательство по правоохранительной линии".

Специально привожу прямые цитаты, чтобы вы могли дать оценку ситуации. Но вот эти слова вице-президента, это… Это апофеоз всего произошедшего и признак, прямой, того, что всё может повториться. Если вы хотите и умеете читать между строк, то понимаете, наверное, что слова "После того, как матч остановили, мы зашли в раздевалку. Гогниев сам к нам подошёл, чуть ли не земным поклоном встретил" можно совсем по-другому истолковать, если иметь некоторое представление о том, как зашли и как позвали… Про "Сейчас натворишь беду!". Он и меня послал" ничего комментировать не буду, сразу к последнему абзацу. Перечитайте его. "Это было первый и последний раз. Если кто-нибудь, находясь у нас, позволит себе подобное, то останется здесь. Не будет никаких драк, будет разбирательство по правоохранительной линии". То есть Гогниева избили – одолжение ему сделали? Лично мне последние предложения из слов Алханова напоминают угрозу.

И последнее – та самая видеозапись. Если бы это дело не заминали, если бы всё было расследовано объективно и без предвзятости по отношению к дотационному региону, если бы на видео не было свидетельств неправомерных действий полиции (так можно назвать, как бездействие, так и соучастие), мы бы увидели это видео. Тот же Хайдар Алханов не преминул бы возможностью выставить клуб в лучшем свете. Но раз видео не показали, значит ничего  хорошего для "Терека" там не заснято.

Алексей Данилов, @Sport.ru