Случай после матча "Спартака" и "Легии", когда фанаты проигравшей "народной команды" весьма нелицеприятно встретили Эммануэля Эменике, навеял мотив для продолжения серии материалов об африканцах в России. И сегодня @Sport.ru поведёт речь о тех, кому больше всего доставалось на почве расизма не только от посторонних людей, но и от партнёров по команде.

 

 

Больше всего на свете я ненавижу две вещи – расизм и негров

Бородатый анекдот

 

"Я постоянно сталкивался с неуважительным отношением к себе. В "Спартаке" всякое бывало. Я мог бы книжку написать о том, что там творилось. Конечно, это часть жизни, да только очень уродливая. С одной стороны, никогда не мог понять, как болельщики могут оскорблять игрока своего же клуба. Между тем Россия собирается принимать чемпионат мира, на который приедут команды из Африки. Да и в других сборных немало темнокожих игроков. С другой стороны, партнеры, с которыми мы вместе проливали пот на тренировках и выходили на поле в одинаковых майках, называли меня обезьяной. В Западной Европе – скажем, во Франции – их дисквалифицировали бы на несколько лет. А здесь никому нет дела. Этого я не могу забыть.

 

Были ли у меня в "Спартаке" друзья? Только африканцы и бразильцы: Тчуйсе, Фло, Мойзес, Робсон. С русскими футболистами отношения совершенно не складывались"

 

"Были ли у меня в "Спартаке" друзья? Только африканцы и бразильцы"

 

Методом исключения нетрудно определить автора высказывания – это Ибра Кебе, человек, запомнившийся рядовому российскому болельщику постоянными отлучками и задержками в Сенегале. Тогда все думали "ах, какой недисциплинированный парень, и партнёров подводит, и тренера". И никто не мог подумать, что защитник оставался на родине и не хотел возвращаться обратно из-за свинского отношения этих самых партнёров. Только спустя годы Кебе решился в этом признаться. Сначала сам себе, а потом и корреспонденту "Спорт-Экспресса", бравшему интервью.

 

Хотя один ли Кебе сталкивался с подобными явлениями? Конечно, нет. Камерунец Люк Зоа, также поигравший в "Анжи", неоднократно получал от спартаковских болельщиков подарки в виде пакетов с бананами. А осенью 2005 года в Сокольниках на Зоа напала троица экзальтированных юношей (извините, но назвать их скинхедами язык не поворачивается по одной простой причине – ни одного бритоголового среди них не наблюдалось). Результат драки был очевиден – футболисту сломали скулу, а "бойцов" пожурили в одном из милицейских участков и отпустили после чисто символического штрафа (в лучшем случае, ибо информация о том инциденте весьма противоречива). На обезьяноподобные крики и уханья с трибун большинства стадионов Люк, который нынче торгует автомобилями на родине в Яунде, после всего произошедшего даже не обращал внимания.

 

Куда более отчаянным персонажем был Самуэль Огунсания, которое некоторые журналисты-остряки окрестили "афрогрузином" (фамилия, видать, больно насмешила). Нигериец и вправду был человеком без комплексов – он мог справить малую нужду прямо посреди матча за воротами на стадионе "Торпедо". Из милицейского автобуса на Восточной улице Самуэля пришлось вызволять пресс-атташе "Спартака" Александру Львову. Но и в конфликты с партнёрами по команде (русскими, естественно) он вступал, заводившись с полоборота. Нигериец мог дать отпор любому, как и Кебе, о котором Роман Павлюченко однажды высказался следующим образом: "Таких людей нельзя в команде держать. Он больной на голову. Мог на тренировке разбежаться, ударить изо всех сил в кость…. С Кебе много кто дрался, он же совершенно невменяемый. А накажешь его, в самом деле мог нож достать".

 

Вот в этом и прелесть ситуации. Никто не говорит, что лишь в "Спартаке" имели место подобные случаи. Страшно представить, какой приём бы устроили болельщики "Зенита" легионеру-африканцу, которых в Питере, к слову, никогда ещё не было. Но почему-то именно с "красно-белыми" связано большинство подобных историй. Тут вам и подставной баннер "Одиннадцатый номер для Тихонова. Monkey, go home" в адрес новоприбывшего Веллитона, и масса других малоприятных мелочей. А ведь подход к делу пора менять. Чай, не каменный век.

 

"Страшно представить, какой приём бы устроили болельщики "Зенита" легионеру-африканцу, которых в Питере, к слову, никогда ещё не было"

 

Остались ли у того же Кебе хорошие воспоминания о спартаковском периоде? Местами. Но и там проскакивает кое-какой негатив. "Как все радовались в раздевалке "Лужников", когда, победив "Зенит", команда стала чемпионом! Романцев достал ящик пива и сказал: "Ты, Кебе, тоже должен выпить". Но мне нельзя - я мусульманин. Отхлебнул, а потом пошел в туалет и выплюнул…".

 

В Махачкале сенегальцу не так боязно, посему за будущее того же Сэмми Это'О можно не беспокоиться. Случаи, подобные тому, что произошёл с Зоа в Сокольниках, здесь априори невозможны, поскольку команда весьма изолированно обитает в Кратово, а дагестанские болельщики куда негативнее могут отреагировать на лицо европеоидной расы, чем на среднестатистического африканца. А спартаковская торсида тем временем без зазрения совести набросилась на Эменике, пребывающего в команде без году неделю. Кто-кто, но нигериец точно не был виновен в злополучном поражении от поляков….

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Продолжение следует…