Сейчас, когда игра сборной Италии наконец-то заиграла относительно яркими красками, настала пора поговорить об одном из самых недооценённых игроков "Скуадры". @Sport.ru вспоминает жизненный путь Антонио Кассано и соглашается, что Фантантонио заслужил свою минуту славы.

 

Итальянцы – народ суеверный и любящий символизмы, и дело не только в выбрасывании старой мебели из окон на Новый год. Человек, рождённый в день триумфа сборной Италии на ЧМ-82, просто обязан был стать звездой спорта. Если точнее – выдающимся футболистом. И он стал им, несмотря на все противоречия, которые его преследовали.

 

Тонино не обращал внимания на советы людей, которые действительно хотели ему помочь. Он ссорился с теми, с кем ссориться было нельзя категорически. Он мог облить водой ассистента главного тренера водой на радостях после забитого гола и пародировать мимику Фабио Капелло перед испанскими телекамерами. И всё это, по большому счёту, сошло Кассано с рук. Всему виной его талант, который признавали все. Даже не признающий креативных игроков в принципе Марчелло Липпи отмечал, что Антонио способен усилить сборную, но при другом тренере.

 

"На ЧМ-2002 Антонио не поехал в силу юности, хотя Трапаттони уже держал его на уме. Два года спустя в Португалии он показал лучший футбол своей жизни, но обстоятельства были против"

 

Первое, что сейчас освежается в памяти – первые шаги в "Бари" имени Эудженио Фашетти. Опытный тренер действительно сумел отыскать бриллиант среди множества молодых талантов юга Италии. Тогда Кассано воспринимался совсем иначе, на его выходки мало кто обращал внимание в силу малоизвестности, но он уже тогда был лакомым кусочком для грандов. Странно, что Тонино так и не попал в "Интер", которому забивал особенно часто и с большим удовольствием. Наверное, именно шальной стиль тогдашних "нерадзурри" был бы наиболее подходящим для молодого форварда.

 

Но быстрее всех подсуетилась "Рома". Фабио Капелло так и не сумел полноценно раскрыть бомбардирский талант Кассано. Собственно, его так и не раскрыл никто, потому-то многим авторитетным экспертам Антонио кажется ещё одной жалкой копией Роберто Баджо, застрявшей между позициями фантазисты и форварда. На самом же деле всё не так банально – по части исполнения стандартов Фантантонио до Божественного Хвостика как до Луны, но в чём-то он его даже переплюнул. Например, в умении затолкать мяч в ворота в непростой ситуации.

 

В целом можно сказать, что Кассано после "Бари" нигде и никогда не был полноценной первой опцией в атаке. В Риме существовал местный любимец Франческо Тотти, которому перепадали все пенальти, опасные штрафные и внимание публики. В Мадриде Антонио вообще запомнился только лишним весом и мучениями на пару с Жулио Баптиштой, который тоже поиграет за "Рому", но не до, а после "Реала". В Милан он перебирался, что называется, для количества, ведь Массимо Аллегри малым числом атаковать никогда не умел. Разве что в Генуе он был по-настоящему важным элементом, но слишком активно открывал рот на непоседливого президента, так что конфликта в духе "или я, или он" было не избежать.

 

Со сборной тоже как-то не сложилось. На ЧМ-2002 Антонио не поехал в силу юности, хотя Трапаттони уже держал его на уме. Два года спустя в Португалии он показал лучший футбол своей жизни, но обстоятельства были против. Сначала Тотти заплевал Поульсена, потом вмешался Ибрагимович со своим труднообъяснимым с точки зрения законов физики голом пяткой, а напоследок шведы с датчанами расписали те самые 2:2, которые оставляли "Скуадру" за бортом даже в случае победы над болгарами с разницей в десять мячей. Потом показалось, что история вообще окончена – для Липпи любой своенравный игрок всегда был отрезанным ломтем, и в лучшем случае он просто не обращал на него внимания (в худшем же начиналась травля, как это было в случае с Баджо). На победный чемпионат мира Кассано, впрочем, не попал бы при любом тренере, ведь дела у него шли слишком паршиво. При Роберто Донадони сборная процентов на пятьдесят могла состоять из игроков клубов-середняков и аутсайдеров, но места Фантантонио там тоже не находилось – к двадцати семи годам он был фактически списан с корабля.

 

"Человек, рождённый в день триумфа сборной Италии на ЧМ-82, просто обязан был стать звездой спорта. Если точнее – выдающимся футболистом. И он стал им, несмотря на все противоречия, которые его преследовали"

 

Чезаре Пранделли всё же доверился форварду с непростым характером и сделал это отчасти в силу обстоятельств, ведь после победы на чемпионате мира появление в Италии толковых креативных игроков стало исключением, а не правилом. Где-то рядом оказалось ещё одно гадкое дитя европейского футбола Марио Балотелли, которому лишь предстоит пройти через медные трубы так, как это сделал Кассано.

 

Антонио заслужил свою минуту славы. Тот самый сердечный приступ изменил его кардинально – Питер Пен повзрослел, сам того не желая. Он осознал, что судьба может отобрать даже то, что доставалось так легко. Он кажется вечным, хотя ему всего тридцать. И он лидер этой команды, как странно бы это ни звучало.

 

Иван Манчев, @Sport.ru