Sport.ru/Фигурное катание. Бывшая российская фигуристка Полина Шелепень завершившая карьеру в 19 лет, рассказала о работе с тренером Этери Тутберидзе.

"Почему-то когда люди говорят, что Этери Георгиевна — строгий тренер, они представляют её каким-то монстром. Я до сих пор слышу это от тех родителей своих учеников, кто знает, что я тренировалась у Тутберидзе. Они смотрят на меня так, как будто я побывала в аду и вернулась живая. Но любой тренер на высоком уровне не будет всё время гладить спортсмена по головке и просить не расстраиваться. В России таких тренеров точно нет.

Это не отбивало желание, ведь мы все прекрасно понимали — тренер хочет, чтобы мы были лучше. На нас никто не срывался просто потому, что настроение плохое. Если уж получали, то за дело. Когда любишь своего тренера, нет мысли о том, что на него можно обижаться за критику и строгость. Он поругал — ты пошёл и исправил, сделал хорошо, и вот тебя уже похвалили.

Спортсмен выигрывает соревнования, ему вешают на шею медаль, и тогда никто не вспоминает моменты, когда тренер был строг, кричал и ругался. Все думают только, какой большой труд за этой медалью стоит.

Сложность была в том, что мы очень долго проработали вместе. Но последний сезон складывался тяжело в плане отношений. Я сейчас это все объясняю своим переходным возрастом тогда. В 16-17 лет тебе и дома кажется, что все к тебе несправедливо придираются. Ты думаешь: "Вы все неправы, а я молодец. Просто отстаньте".

У нас были конфликтные ситуации, и я, как вспыльчивый человек, могла иногда уйти с тренировки. Никогда себе раньше такого не позволяла, но в последний сезон это даже было видно по моим соревнованиям: если Полина провалила турнир, значит, точно накануне с тренировок уходила. Потом мы поехали на сбор в Новогорск, где всё это продолжалось. В какой-то момент я подумала, что не хочу больше ругаться. Никакого прогресса от этого нет всё равно. Главной проблемой было то, что я очень любила своего тренера и не могла представить, как я подойду к ней и скажу "до свидания". Это было бы мучительно тяжело. Решила, что тут подойдёт метод пластыря — просто сорвать, и всё.

Я вернулась в номер с тренировки и написала маме, чтобы она забрала меня со сборов. Взяла пару вещей с собой, дождалась маму, а в Новогорске сказала, что мне надо прогуляться. Мы уехали. Когда меня хватились — начали звонить и искать, и тогда уже пришлось признаться, что я ушла совсем", — рассказала Шелепень

Источник: Чемпионат