Если бы Фидель, а теперь уже и Рауль Кастро поступились своими принципами и разрешили кубинским боксерам участвовать в международных соревнованиях, и уж тем более выйти на профессиональный ринг, равновесие в мире бокса существенно пошатнулось бы. Потому что бокс для Кубы, тоже, что бейсбол для американцев – любовь к нему впитывается с молоком матери.

 

Бокс и Куба – братья-близнеца. Представить улицы Гаваны или Сантьяго без гимнастических залов просто немыслимо: это сродни Рио без "Мараканы". Кажется, что помещения для занятий боксом здесь на каждом углу. И это правда. Ведь бокс для кубинцев – это гораздо больше, чем спорт. Это образ жизни.

 

Абстрагируясь от доминирующего на Острове Свободы политического климата – пусть этим занимаются политологи, - констатирую, как факт: социалистические игры Фиделя Кастро загубили гораздо больше кубинских спортсменов, чем наркотики, алкоголь и «чёрные дельцы» вместе взятые. По своему потенциалу, кубинские боксёры – одни из сильнейших, если не сильнейшие в мире. Но доказать это на международной арене, и, таким образом, улучшить своё собственное благосостояние они не в состоянии. К тому же убеждённые коммунисты всегда считали саму фразу "личное благосостояние" – империалистическим оксюмороном: быть не может и не должно.

 

В своё время Теофило Стивенсону, одному из трёх трёхкратных олимпийских чемпионов по боксу (помимо венгра Ласло Паппа и ещё одного кубинца Феликса Савона) предложили провести бой с Мохаммедом Али, пообещав 5 миллионов долларов и дальнейшую карьеру на про- ринге. На что, по крайней мере такова официальная версия, Стивенсон ответил решительным отказом. Мол, "что значит пять миллионов долларов по сравнению с любовью пяти миллионов кубинцев!".

 

В 2000-м году не менее интересное предложение было сделано приемнику Стивенсона Феликсу Савону: за его бой с Майклом Тайсон готовы были заплатить около 10 миллионов долларов. Со стороны кубинского боксера опять-таки последовал отказ.

 

Как отметил в интервью американскому журналу «Ринг» руководящий американскими операциями в базирующейся в Германии агентстве Arena Box Promotions Луи Де Кубас, "уход Фиделя с поста президента, многие восприняли, как начало новой эпохи в истории страны. В том числе, и в плане спорта".

 

Впрочем, существенных подвижек пока не произошло. Более того – не видно даже намёка на них. Хотя прецеденты, которые вроде бы должны были подтолкнуть руководство страны к каким-никаким изменениям, давно приобрели характер пугающей своим постоянством данности.

 

Самое громкое "дело" произошло в декабре 2006 года. Тогда сразу троё кубинских боксеров - Ян Бартельми, Юриокис Гамбоа и Олданьер Солис, -  покинули лагерь кубинской команды, готовившейся к Панамериканским играм в Каракасе. Позже все трое объявились в Германии, где заключили контракты c промоутерской компанией Arena Box Promotion.

 

По словам всё того же Де Кубаса, "с тремя последними бежавшими парнями и двумя, которые осели в Венесуэле, кубинцы могли бы завоевать пять золотых медалей на Олимпиаде2.

 

В свою очередь в августе 2007-го попытку обрести свободу предприняли ещё два спортсмена - Гильермо Ригондо и Эрисланди Лары. Демарш последних, впрочем, оказался не столь удачным. Обоих боксёров задержали в Рио за нарушение визового режима, и позже вернули на родину, где их ждал отнюдь не тёплый прием.

 

В этой связи интересны слова тогдашнего лидера кубинской нации Фиделя Кастро. Выступая по национальному телеканалу он заявил, что "атлет, который бросает свою команду, ничем не отличается от солдата, который бежит с поля боя в разгар битвы. Ригондо и Лара уже прошли точку, после которой возврата в сборную Кубы нет. Но они не будут подвергнуты репрессиям, какие имеют место в тюрьмах Абу-Грейб и в Гуантанамо. Мы поступим с ним гуманно". 

 

Гуманизм лидера Кубы вылился практически в полную конфронтацию боксёров: у Ригондо и Лары отобрали ранее презентованные квартиры и машины, и исключили из кубинской сборной.

 

На самом-то деле, далеко не все кубинские боксёры, которым удалось-таки вырваться с Острова Свободы добились успеха на про- ринге. Как раз наоборот, большинство из них затерялись на задворках американских и европейских боксёрских арен.

 

На сегодня самый ярким и удачливым примером является, наверное, судьба Хоэля Касамайора, который в разные годы становился чемпионом мира в лёгкой весовой категории по версиям WBA, WBC и WBO. Свой последний матч, кстати, Касамайор провел в минувшую субботу. В 11 раунде поединка, который проходил в Лас-Вегасе кубинец техническим нокаутом проиграл дебютанту лёгкого дивизиона мексиканцу Хуану Мануэлю Маркесу.

 

Впрочем, уходить с ринга 37-летний кубинец, по всей видимости, не собирается. Комментируя прошедший поединок для портала Fightnews.com Касамайор заявил, что планирует провести матч-реванш с мексиканцем:

 

"Маркес велик, но я хочу получить шанс реабилитироваться в матче-реванше. Маркес просто удачно воспользовался моим секундным замешательством в 11-м раунде. До этого же я практически не чувствовал его ударов".

 

Не менее удачно выступает на ринге и олимпийский чемпион Афин кубинский супертяжеловес Одланьер Солис. Из проведённых 11 встреч он ещё ни разу не проиграл. При чём в семи из них досрочно заканчивал свои поединки. В частности, в минувшую пятницу Солис одержал очередную досрочную победу, нокаутировав голландца Чэда Ван Сикля на 98-й (!) секунде поединка.

 

Многие специалисты задавались вопросом: отчего кубинские боксёры, покидая Остров Свободы, так теряются и, в сущности, сходят на нет, как спортсмены? Свою версию по этому поводу предложил старожил тренерского цеха Джо Гуссен. По его словам,ольшинство этих парней привыкли жить в условиях коммунизма. Поэтому, сбегая с острова, они теряются, не могут справиться с изобилием свободы, которую обретают в Америке. На Кубе они живут, как в тюрьме. Поэтому, когда приезжают сюда, в США, то очень долго привыкают к свободе".

 

Говорят, граница между прекрасным и безобразным настолько тонка, что, порой, трудно различить, что именно перед тобой: толи произведение искусства, толи шерпотрёп из дешёвой придорожной лавки. Примерно такую же параллель можно провести между кубинскими боксёрами и теми условиями, которые им предоставлены на Острове Свободы. Может, именно постоянное ущемление, и делает их такими стойкими и сильными? Может это явственное ограничение как раз и заставляет их двигаться вперед, а всеобъемлющая свобода обезображивает рассудок, и – есть шаг назад. В плане не бытовом, конечно, но в духовно-нравственном. Получая всё, неимоверно трудно заставить себя продолжать движение. А для большинства кубинцев это самое всё заключается в каких-то банальным, столь привычных для нас мелочах, как-то: мобильник, компьютер, возможность съесть две порции картофеля фри с чизом и запить всё это дело банкой колы. Они – не бедные и не богатые. Кубинские боксёры просто голодные. Не до побед – они у них есть. До свободы, которая в представлении большинства людей, и есть истинное богатство.

 

                                                                                                                                                            Михаил Сонин, Sport.ru