В Рупольдинге после двухлетнего перерыва в составе первой сборной страны, можно сказать, дебютировал Дмитрий Ярошенко, который после гонки, в который он пришёл к финишу 68-м произнёс фразу, которая характеризует его нынешнее положение в биатлоне в частности и в мировом спорте в целом: "Я научился привыкать ко взглядам…"

Из троицы Ахатова, Юрьева и Ярошенко вернуться решились только последние двое, при том что относительно Ярошенко никакой уверенности не было – Дмитрий и сам никаких гарантий относительно своего возвращения или продолжения карьеры не давал. Но всё-таки решил вернуться… Наверное, чтобы ощутить всё то, что почувствовали члены сборной России после известия об обнаружении допинга в крови Альбины, Кати и Дмитрия.

Это, наверное, похоже на ощущение всеобщего презрения к тебе и всему, что ты делаешь, но вряд ли это можно хотя бы представить. Какой, в общем-то, смысл было возвращаться Ярошенко? Ему немного-немало 34 года, на то, чтобы набрать форму, форму, которая позволит хотя бы рассчитывать на цветочную церемонию, уйдёт около года, и далеко ещё не факт, что набрать эту форму получится в его возрасте.

Относительно Юрьевой всё и так было понятно – Екатерина было молода и до сих пор ещё очень молода, чтобы завершать карьеру. Другой вопрос, что завершить карьеру после дисквалификации за применение допинга никогда не рано, но Катя решила вернуться. Уж не знаю, жалеет ли она сейчас о своём решении или нет, но обратного пути не существует -  уйти в тот момент, когда ты уже начал кому-то что-то доказывать – не комильфо.

Но результаты той же Юрьевой вгоняют в тоску – пока даже на последние места в Кубке мира она претендовать не смогла бы из-за весьма плачевной лыжной подготовки. Да, это дело не нескольких месяцев – а именно столько Катя уже выступает в Кубке IBU, но представьте каково самой спортсменке проходить через такой естественный отбор.

Но речь не о Кате, речь о Ярошенко. В чём смысл для него вернуться после двух лет простоя в его уже весьма преклонном для высоких достижений возрасте? Зачем? Чтобы ответить на этот вопрос, предлагаю проследить последовательность событий, что имели место быть в сборной в последние недели.

Началось всё с вызова Ярошенко в Рупольдинг, в первую сборную. Хоть результаты биатлониста и не радовали, тренеры решили сами оценить трагичность ситуации, взглянув на спортсмена собственными глазами. Посмотрели, выпустили на индивидуалку, пришёл 68-м, отправили домой со словами, надо отметить, очень дипломатичными: "Продолжать подготовку в России".

В Ижевске Ярошенко на старт не вышел из-за сильных морозов, а тренеры отцепили его от первого состава, сославшись на отсутствие у Ярошенко визы. Позже выяснилось, что визу Дмитрий всё-таки получил, но тренеры менять своё решение не собираются. И вот тут на сцену выходят энтузиасты, написавшие письмо в СБР с просьбой, скажем так, более бережного отношения с Ярошенко.

Вот хоть бы одного из этих деятелей встретить и спросить, кто его за рукав дёргал, когда он это письмо подписывал? А ещё спросить тренеров сборной, почему вместо совершенно нормального объяснения отсутствия Ярошенко в сборной они говорят о визах – относительно Юрьевой ведь спокойно заявляют о её низких лыжных показателях.. Ведь можно быть откровенным – не тянет, сам Дмитрий знает, что не тянет. Так к чему же эти крокодиловы слёзы от болельщиков и носовые платки от тренеров?

Не хочу ни о ком думать плохо, поэтому искренне считаю, что Ярошенко вернулся только ради одной единственной цели – чтобы ему не нужно было привыкать к "взглядам". Любой из нас может ошибиться, но оставаться изгоем общественности, когда биатлона нет в твоей жизни гораздо сложнее, нежели если у тебя ещё есть шанс доказать, чего ты стоишь. И именно исходя из этих целей письмо болельщиков, дипломатия тренеров – всё это никому не нужно. А нужно пахать, чтобы всю оставшуюся жизнь не пришлось снисходительно улыбаться этим "взглядам".

Алексей Данилов, @Sport.ru