Все ли сильнейшие российские регбисты поехали на чемпионат мира, чем кормили команду в Новой Зеландии, в каких мероприятиях принимали участие наши ребята и почему местные жители воспринимали их, как экзотику. Об этом и не только в продолжении беседы @Sport.ru с лучшим регбистом России Василием Артемьевым…

 

 

- Василий, вас в Нортхемптоне уже узнают на улице?

 

- Да нет, не сказал бы.

 

- Русских много?

 

- Русскоговорящих в Нортхемптоне много. Очень много выходцев из Восточной Европы. На улице русскую речь слышно часто. Центр города небольшой, много магазинчиков, всегда многолюдно, так вот  там часто слышу русскую речь. Но не сказал бы, что большинство русскоязычных это выходцы из России, скорее из стран ЕС: Литвы, Латвии. Самих россиян не так уж много.

 

- На чемпионате мира вы жили обособленно или же в свободное время пересекались с другими командами?

 

- За каждой сборной был записан отдельный город, где она и жила. У нас это был Бленэм, в котором мы провели большую часть времени. Но даже когда приходилось переезжать из города в город на игры и ночевать в других городах, с другими командами мы не пересекались. Помню, лишь однажды встретили игроков сборной, по-моему, Австралии, это было в городке,  в котором мы с ними играли. Больше таких случаев не было.

 

- Какая атмосфера царила в Новой Зеландии? Когда не было игр, чувствовалось что в стране проходит чемпионат мира?

 

- Новозеландцы очень долго ждали этот чемпионат. Для них регби - религия. Атмосферу в Новой Зеландии можно сравнить с католической страной, в которую приехал Папа Римский и задержался там на месяц. Постоянное чувство праздника. Все главные телеканалы страны только о чемпионате и говорили. Думаю, в Новой Зеландии не было людей, которых бы не затронул Кубок мира. Для такой маленькой страны, с её традициями в регби, это было событие века.

 

- Организаторы турнира с вами были каждый день?

 

- Да, конечно. Для команды были запланированы встречи  и мероприятия. Мы всей командой посещали разные места, открывали библиотеку, садили деревья. Для местных жителей, русские регбисты были экзотикой, поэтому к нам было приковано большое внимание. Люди могли бежать через всю улицу, увидев нас, только лишь, чтобы взять автограф или пожать руку. Для всех нас это было сильное впечатление.

 

- Другие матчи чемпионата посещали?

 

- Нет. Если и смотрели, только по телевизору. У нас не было такой возможности, там, где мы жили, других игр не было.

 

- Чем кормили?

 

- Меню было утверждено Федерацией и было для всех одинаково. Если что-то менялось, то зависело это только от гостиницы, в которой проживали команды. У каждого повара своё видение приготовления того или иного блюда, а так меню для всех и везде было одним и тем же. Где-то было чуть вкуснее, но в общих комнатах всегда была закуска: сэндвичи и фрукты. Поэтому особо голодным никто не ходил. В этом плане всё было организовано на высшем уровне.

 

- Местными блюдами угощали?

 

- Помню,  принесли как-то попробовать сырых морских ежей. Не знаю, правда, насколько это блюдо местное, но наш новозеландский тренер их умело разделывал и давал пробовать. Должен сказать, что гадость редкая, но для них это дорогостоящий деликатес.

 

- Возвращаясь к клубным делам. В вашей команде есть игроки из Самоа и Тонги, они сильно отличаются от европейцев?

 

- Да нет, не сказал бы. Соани Тонгауиха в Англии живёт уже лет шесть, у него тут жена и четверо детей, поэтому от англичан ничем не отличается. 

 

- То есть  они отличаются не как бразильцы, которые приезжают в Европу и живут своей бразильской жизнью?

 

- Не знаю, как в футболе, а в регби, переезжая из страны в страну, из того, что я видел, ребята пытаются окунуться в местную культуру. Самоанец Джордж Писи очень дружелюбный парень, прост в общении. Когда он приехал сразу стал со всеми общаться. Большую часть жизни он прожил в Новой Зеландии, поэтому не сильно отличается от европейцев.

 

- Когда Вы были на чемпионате мира, тренера ограждали вас от внешнего мира или вы следили за тем, как в России реагировали на ваши игры?

 

- Нет, никто нас не ограничивал, у нас всегда был интернет, мы свободно общались с семьями и следили за тем, что происходит дома. Хороший интернет, был одним из главных условий для гостиниц, в которых размещались команды.

 

- Значит, вы были в курсе, что вас критиковали, и даже говорили о том, что на чемпионат поехали не сильнейшие игроки, а "нужные"?

 

- Думаю, что поехали лучшие. У нас в России немного регбистов, поэтому был не такой большой отбор, чтобы можно было перебирать. Скажу честно, я не могу вспомнить ни одного, кто своей игрой заслуживал поехать, но не поехал. Знаю нескольких ребят из Монино, которые могли бы поехать на чемпионат, но они игроками третьей линии. И они не поехали только лишь потому, что там у нас была большая конкуренция. Уверен, поехали все те, кто больше всего заслуживал по индивидуальным качествам. Либо же тот, кто покрывал больше позиций. Если выбирать из двух ребят примерно одного уровня, то выбор будет за тем, кто более универсален. Число людей, которые, могли поехать в Новую Зеландию, было ограничено, всего 30 человек, и ошибиться было нельзя. Поехали все достойные. Не могу сказать, что кто-то поехал по блату или кто-то не поехал, кто должен был ехать.

 

- Сборная могла выступить лучше? Перед игрой с Австралией в России были настроения, что главное не проиграть в 100 очков?

 

-  Когда мы узнали состав нашей группы, мы тоже подумали: "А как играть с Австралией?". Всё же нам не часто приходится играть с командами такого уровня, я бы сказал, что с такой сильной командой мы играли впервые. Поэтому не знали к чему быть готовым. Если же оценивать турнир в целом, было много как позитивных, так и негативных моментов. Поначалу нам не хватало  уверенности в своих силах, был мандраж. Против тех же австралийцев, пока мы разбирались,  где находимся, соперник заработал 15-20 очков.

 

- Во всех играх чемпионата сборная вторые таймы игр проводили лучше, чем первые…

 

-  Да, сказывалась нехватка опыта, чувствовалась нервозность. Полные трибуны болельщиков, а против тебя такие игроки. Чувство страха не давало нам полностью раскрыться. Когда мы понимали, что проигрываем и терять уже нечего, удавалось собраться и показать хорошую игру, вспомнить комбинации, которые наигрывали на тренировках. Сыграть лучше на Кубке мира, нам не позволило отсутствие опыта игры на таком уровне, таких скоростях, таком ритме и против таких сильных соперников.

 

 

Александр Нашта, @Sport.ru

 Фото: zimbio

Первая часть интервью: "В отличие от России, в Англии регби это работа"