Sport.ru / ОИ-2016. Бывший глава российской антидопинговой службы Николай Дурманов заявил, что российская олимпийская команда – самая "чистая" даже по формальным признакам. По его мнению, Россия успеет восстановить антидопинговую национальную систему к следующей Олимпиаде.

– Полтора года наша олимпийская команда находится под внешним антидопинговым контролем, – цитирует "Sputnik Молдова" Дурманова. – Она самая чистая даже по формальным признакам. И тем не менее вся мировая пресса муссирует тему "химической" России.

Но справедливости ради нужно отметить, что она не острее, чем в других больших странах. Но в отличие от этих больших стран у нас пока нет своей независимой системы. Ее нужно выстраивать заново. И вот комиссия Смирнова как раз должна проложить первые шаги по восстановлению национальной антидопинговой системы, у которой есть несколько функций. Одна из них – избегание скандалов, которые грозят потерей репутации и ущербом для национального имиджа. И, конечно, нужно разобраться всё-таки – до каких пор мы будем рассчитывать на то, что мы кому-то понравимся.

Мы проводим реформы, достаточно серьезную реформу, в том числе в нашей легкой атлетике. Но оказывается, с точки зрения Всемирного антидопингового агентства и Международной федерации лёгкой атлетики эти реформы не в полной мере отражают глубину проблемы. Мы должны открыть свою лабораторию, она должна вернуть себе все необходимые сертификаты, набрать хороших специалистов. Мы должны вернуть право для национального антидопингового агентства проводить разбирательство наших антидопинговых проблем. Планировать допинг-контроль на нашей территории. Пока это все находится под внешним правлением. И вот непонятно – нам кто-то это должен от щедрот подарить или мы опять должны кому-то нравиться? Мы не понравимся, как опыт показывает, что бы мы ни делали.

Всё это будет делаться не на пустом месте. Специалисты есть, понимание есть, и самое главное – уже не надо никому доказывать важность этого дела. А что такое допинговая катастрофа, что такое потеря контроля над этой ситуацией, мы увидели за последние полтора года в полной мере.