Алексей Безъязычный настаивает на том, что эксперименты в женском волейболе пора заканчивать, Артём Кузьмин доказывает, что четыре олимпийских чемпиона Лондона всё же являются гордостью града на Неве, а Вячеслав Самбур удивляется щедрости грузинского НОК. Отголоски прошедшей Олимпиады – в обзоре прессы на @Sport.ru.

 

Талантливое поколение волейболисток в Лондоне осталось без медалей. Не в последнюю очередь из-за того, что вышестоящее начальство не угадало с тренером. Алексей Безъязычный в свежем номере "Спорт-Экспресса" советует прекратить метания и эксперименты…

 

Когда команда проигрывает тай-брейк со счетом 19:21, не реализовав вдобавок шесть матчболов, как получилось у россиянок в четвертьфинале с Бразилией, велик соблазн списать случившееся на невезение. Рассуждать подобным образом - значит, признать, что нашим героям-волейболистам, спасшимся в финале со счета 0:2 по партиям и 19:22 в третьем сете, всего-навсего благоволила фортуна. Но, согласитесь, это не так. Или не совсем так. И в том, и в другом случае победа пришла к тем, кто ее больше хотел. А принципиальная разница между двумя валидольными триллерами Россия - Бразилия заключалась в следующем: у мужчин верх взяла более классная команда, у женщин - менее.

 

Честь и хвала бразильянкам, что в итоге они стали чемпионками, одолев в финале фантастическую сборную США. Однако молодым лидерам американок во главе с 24-летней бывшей прыгуньей в высоту Дестини Хукер, под знаком которой, скорее всего, пройдет следующий олимпийский цикл, очевидно, не хватило опыта решающих матчей. У Бразилии его было в избытке. Как и у России. Вот только если потенциал южноамериканок за время, прошедшее с ЧМ-2010, скорее снизился (весьма средняя связующая Дани Линс стала основной, не хватающая звезд с неба нападающая Гарай вытеснила из шестерки не восстановившуюся после травмы Наталью Перейру), то мы-то, наоборот, укрепились. С учетом бурного прогресса Наталии Обмочаевой. И за счет возвращения Евгении Эстес, вполне способной компенсировать потерю Татьяны Кошелевой.

 

По законам арифметики, бразильский "минус", помноженный на российский "плюс", обязан был превратиться в "минус". Не для нас - для подопечных отныне трехкратного олимпионика Зе Роберту. Почему не превратился?.. Вопрос - столь же риторический, как и то, по какой причине в Лондон нашу женскую сборную повез не тренер, выигравший с теми же самыми исполнителями два года назад чемпионат мира, а специалист, не имевший до своего назначения ни дня опыта работы на подобном уровне. Чем была вызвана прошлой осенью замена 65-летнего Владимира Кузюткина на 43-летнего Сергея Овчинникова, по всей видимости, так и останется тайной за семью печатями. Как и то, что за конфликт произошел внутри сборной России перед пекинской Олимпиадой, где Гамову, Соколову и Ко (не реагировавших на их тогдашнего наставника, триумфатора ЧМ-2006 Джованни Капрару) было не узнать.

 

Как бы то ни было, одареннейшее поколение отечественных волейболисток осталось без олимпийского золота. Упустив, пожалуй, самую реальную с момента распада СССР возможность его завоевать. Для Овчинникова, простоявшего всю Олимпиаду рядом со своей звездной командой "манекеном", Лондон, пожалуй, стал приговором. Для нашей женской сборной - отправной точкой к строительству чего-то нового.

 

Кому доверят строить? Иностранцу? Рулевому казанского "Динамо" Ришату Гилязутдинову? Наставнику "Заречья" Вадиму Панкову? А, может, снова Кузюткину?..

 

Последний, кстати, в разговоре с корреспондентом "СЭ" выразил готовность вернуться. Но на условиях, невыполнение которых заставило его покинуть сборную после ЧЕ-2011. Что ж, вариант на самом деле неплохой. Блестящее выступление в минувшем сезоне скромной по составу "Омички", занявшей в суперлиге четвертое место, говорит о том, что форму Кузюткин не растерял. Именно он приглашал в сборную несколько лет назад молодежь, вокруг которой наверняка будет строиться игра команды в ближайшее время. Ну а то, что в одну реку можно с успехом войти дважды, только что доказал Алекно.

 

Единственное, чего делать ни в коем случае нельзя, - это продолжать использовать сборную в качестве полигона для проверки способностей того или иного специалиста. Набираться опыта и знаний начинающим тренерам лучше в других местах. А на этом "электрическом стуле" необходимо одно - результат. Добиться которого в Рио-де-Жанейро россиянкам будет куда сложнее, чем в Лондоне.

 

В Лондоне четыре приписанных к Санкт-Петербургу олимпийца принесли в российскую копилку золотые медали. Артём Кузьмин в свежем номере газеты "Спорт день за днём" подробно разъясняет, почему каждого из чемпионов стоит считать гордостью города на Неве, а не какого-либо другого.

 

Тагир Хайбулаев родился в Дагестане, вырос в Самаре, а вот дзюдоистом самого высокого класса стал как раз после перехода в знаменитый питерский клуб "Явара-Нева". Наверняка деньги тоже сыграли свою роль, но, как известно, не в этом счастье. Главное, что он при этом приобрел — отличные условия для тренировок и высококлассных спарринг-партнеров. И с первым, и со вторым в Самаре были большие проблемы.

 

— Самарские дзюдоисты взрослеют и, если не попадают в сборную России, теряют мотивацию, — рассказывает Тагир о ситуации с дзюдо в Самаре. — Если бы им платили зарплату, может быть, такого бы и не было. А так они находят работу, поступают в институт и забрасывают дзюдо.

 

Несмотря на все это, на вопрос о том, какой город он считает своим домом, Тагир, не задумываясь, отвечает: "Самара". И это тоже заслуживает уважения.

 

— В Самаре живут мои родители и близкие друзья, мой тренер Николай Петров, с которым я работаю уже более десяти лет, — признается олимпийский чемпион. — А вообще это здорово, когда есть столько мест, где тебя поддерживают как своего.

 

Наталья Антюх — обратный Тагиру Хайбулаеву пример. Она родилась в Ленинграде и легкой атлетикой начинала заниматься тоже здесь, но по достижении определенного уровня стало понятно, что в тех условиях, которые предлагает ей родной город, добиться больших высот ей вряд ли удастся. И тогда в поисках лучшей доли она отправилась в Москву.

 

— В Питере как не было, так и нет условий для тренировок, — резала правду-матку Наталья еще год назад. — Все на уровне разговоров. Построим то, отремонтируем это. Но дальше слов дело не идет. Единственное место, где более-менее можно готовиться, — стадион "Динамо". Но меня он все равно не устраивает. В других городах условия значительно лучше, поэтому и тренируюсь в основном в Москве или где-то еще. В Петербург приезжаю только отдохнуть. Все остальное время провожу на сборах.

 

Все вышесказанное, конечно, грустно. Однако путевку в спортивную жизнь Наталья получила именно в Санкт-Петербурге — этого отрицать нельзя. И, как следует из ее критической речи, о родном городе она все-таки не забывает. Так что теперь у нее только один путь — стать депутатом или каким-нибудь спортивным чиновником и сделать так, чтобы будущие чемпионы тренировались дома, а не скитались по другим регионам.

 

Первая наша олимпийская чемпионка в женской борьбе Наталья Воробьева тоже живет между несколькими городами. Но в случае с Воробьевой их вообще три. В Тулуне ее дом, в Санкт-Петербурге она живет, учится и тренируется, а в Москве проводит командные сборы.

 

В город на берегах Невы она переехала в 2007 году. Из родного Тулуна, который находится в Иркутской области, она уезжала в статусе молодой и перспективной (и только), а уже в Санкт-Петербурге ее талант раскрылся в полной мере. В полуфинале Олимпиады для победы над чемпионкой Пекина-2008 Ван Цзяо ей понадобилось всего 17 секунд. А в финале она уже сокрушила пятикратную чемпионку мира Станку Златеву. И глазом не моргнула. При этом условия для тренировок в Санкт-Петербурге, судя по рассказам Натальи, мало отличаются от того, что было в Тулуне.

 

— Мы тренируемся в Санкт-Петербурге в тесном зале четыре на четыре метра, — жаловалась после победы Воробьева. — Все-таки хочется немного другого при подготовке. Надеюсь, что нынешняя золотая медаль поможет нам получить хорошие условия. Мне вот нужен простор. Надо чувствовать зону, круг. А мы выходим тренироваться — и мне тесно.

 

После таких слов можно еще больше восхититься целеустремленностью спортсменки, а заодно умением питерских тренеров получать результат даже в таких условиях.

 

Девушка с необычным именем Каролина Севастьянова родилась на Украине. В связи с этим перед началом Олимпиады даже разгорелся небольшой скандал. На официальном сайте Игр в биографии спортсменки в графе место рождения было указано: "Ukraine region". Казалось бы, мелочь, но украинские журналисты, узнавшие об этом, были крайне уязвлены.

 

Каролина действительно родилась на родине Николая Васильевича Гоголя, там же сделала первые шаги в художественной гимнастике. Однако в сборную Украины пробиться не смогла. В 2008 году уехала в Москву, в академию спорта Ирины Винер.

 

Так что на первый взгляд к Санкт-Петербургу она не имеет никакого отношения. Однако именно специалисты с берегов Невы первыми приметили талантливую гимнастку и подписали с ней договор. Ее тренером стала Галина Уланова, под руководством которой она впоследствии и тренировалась в центре художественной гимнастики "Жемчужина" в Санкт-Петербурге.

 

А еще Каролина стала самой красивой спортсменкой на Олимпиаде среди представительниц стран СНГ. Пусть маленький, но еще один повод гордиться этой потрясающей девушкой.

 

Вячеслав Самбур напоследок решил порыться в финансовых ведомостях заграничных олимпийских комитетов, и кое-что корреспондента "Советского спорта" удивило. Что же? Конечно, невиданная грузинская щедрость…

 

Кто дороже всего ценит победы своих атлетов на Олимпийских играх в Лондоне? Нет, не страны первой четверки в общем медальном зачете – США, Китай, Великобритания или Россия. Выше всего победу на ХХХ играх оценила Грузия! И человек, который сорвал джекпот в столице Британии, в рядах грузинских атлетов нашелся.

 

Нет, Россия, конечно, в вопросе призовых – в числе лидеров. Перед Лондоном было объявлено, что за каждый высший титул спортсмен получит от государства 100 тысяч евро (около 130 тысяч долларов). За серебро – 60 тысяч евро (около 80 тысяч долларов). За бронзу – 40 тысяч евро (около 52 тысяч долларов). То есть призовые россиян сохранились на уровне Ванкувера.

 

Серьезнее других коллег по сборной России, естественно, поправят свое материальное положение спортивные гимнастки Алия Мустафина и Виктория Комова, синхронистки Наталья Ищенко и Светлана Ромашина и прыгун в воду Илья Захаров – как завоевавшие наибольшее число олимпийских медалей.

 

Впрочем, еще более крупные суммы ждут чемпионов борцов и дзюдоистов. Но это – конкретные разовые премии от конкретных меценатов или регионов.

 

Удивительно, но хозяева Олимпиады – британцы – официально своим супергероям спорта не платят за место на пьедестале ни фунта.

 

Ни Крис Хой, ни Виктория Пендлтон, ни Энди Маррей ничего, кроме почетной аудиенции, от Королевы Елизаветы II не дождутся.

 

Притом у многих британских спортсменов подписаны контракты с частными инвесторами. Так, олимпийский чемпион в дабл-трапе Питер Уилсон получал финансовую поддержку не от английской федерации, а от спортивного мецената одной из арабских стран.

 

Скупость властей Великобритании нам, рожденным в СССР, не понять.

 

Руководство Казахстана посулило будущим чемпионам по 250 тысяч долларов, серебряным медалистам – по 150, бронзовым – по 75 (сравните эти данные с российскими). И получило в ответ самые успешные Игры в национальной истории – с гордым показателем 7 золотых, 1 серебряная и 5 бронзовых наград.

 

Украинцы с белорусами выставили своим олимпийцам ценники, фактически идентичные российским. Расхождения не более чем в 15 тысяч ( у белорусов – 150 тысяч за золото, 75 тысяч за серебро и 50 тысяч за бронзу).

 

Судя по публикациям авторитетных СМИ, за рубежом подобные цифры воспринимают как минимум со смущением.

 

Но свободные государства объективно не могут рассчитывать на тонны наград. И, задирая планку премиальных до небес, практически не рискуют "попасть" на большие деньги.

 

Показательна в этом смысле тактика Грузии: любому чемпиону там обещаны заоблачные 1,2 миллиона, вице-чемпиону – 300 тысяч, бронзовому медалисту – 200 тысяч американских денежных знаков.

 

И вот 20‑летний грузинский дзюдоист Лаша Шавдатуашвили теперь миллионер. Ну, или станет им вскоре.