Евгений Дзичковский ищет логику в словах Виталия Мутко, Наталья Марьянчик жалуется на неблагодарность русских болельщиков, а Сергей Бурый делится откровениями сенсационной бронзовой призёрки. Всё это – в обзоре свежей прессы на @Sport.ru.

 

Виталий Мутко накануне заявил о том, что по итогам Олимпиады нужно будет "применять жёсткие меры". Обозреватель "Спорт-Экспресса" Евгений Дзичковский в корне не согласен с министром спорта, ведь разруха всё ещё в наших головах, а не в клозетах…

 

Давайте уже определимся, кто мы, что мы и чего мы хотим. Можно, к примеру, забить на всякую безмедальную чепуху, вычеркнуть из госреестра чуждые русскому духу виды спорта и заняться наконец правильными, "нашими" видами, что позволят косить медальный урожай. Кенийцы с эфиопами сильны в беге, но странным образом беспомощны в спортивной ходьбе. Однако сложно представить, чтобы африканские министры применяли жесткие меры к тамошним ходокам. Скорее всего, они их просто не финансируют. Только вот что тогда делать Бразилии с Канадой, которые сравнимы с Россией по значимости и территории, но выступают на этих Играх почти провально? Получается, они должны признать, что все виды спорта - "не их", и махнуть на Олимпиады рукой?

 

Вот какая мешанина вытанцовывается из заявлений, результатов, обещаний, недобеганий, недострелов и недоколов. Более того, эта мешанина - правдивое отражение подходов к спорту в нашей стране. И неопределенности, возникающей, когда президент ОКР называет Олимпиаду праздником, а министр спорта - войной.

 

Российский спорт застыл в странной полупозиции. Он никак не может прибиться ни к китайской, ни к американской модели, раскорячившись между двумя разнополярными системами, храня в себе жизнь, но утрачивая рельеф мускулатуры. Государство пытается подчинить и структурировать профессиональный спорт, но пороху хватает лишь на то, чтобы выделить деньги, обозначить контроль и приручить руководителя федерации. Страшно далеко все это от Китая, где недремлющее око коммунистической партии следит за селекцией, начиная с детских садов, строит громады стадионов и спорткомплексов, финансирует мощнейшие фармакологические исследования, а главное - требует результатов жестко и неустанно. Этой самой партии плевать на то, что спортсмены превращаются в пушечное мясо, поскольку спорт - средство политического возвеличивания родины.

 

В Китае вправе применять жесткие меры: пушечного мяса там много, и оно обязано государству всем. А с кем собрался "разбираться" российский министр? Со спортсменами, каждый из которых отдает на этой Олимпиаде все, что в него заложено? С тренерами, недостаточно туго забившими в пушку человеческий снаряд? С федерациями, законодательно защищенными от государственных вмешательств, но стоящими под дверями Минспорта с протянутой рукой?

 

От американской спортивной модели, надо признать, мы еще дальше. Более того, дистанция с каждым годом растет. Потому что обнулить сейчас все государственное в спорте, как это сделано за океаном, смерти подобно. Наши люди не перестанут бегать, плавать и вообще хотеть медалей, но в стране отсутствует отраслевая спортивная индустрия, которая сама себя кормила бы. А на студенческом энтузиазме, как в Штатах, мы выплыть не способны, - российским атлетам надо на что-то жить и что-то кушать. Наших спонсоров назначают в кремлевских или в крайнем случае губернаторских кабинетах, а спортивная интрига часто пребывает в загоне, уступая по значимости освоению выделенных бюджетов. Хотя понятно: без сильно заостренной, умело разжигаемой и поддерживаемой интриги настоящий спорт на белом свете не живет, будь то студенческое плавание в Оклахоме, парусная регата в Циндао или зона "Восток" второго российского футбольного дивизиона.

 

Количество отечественного золота в медальном зачете и разделение олимпийских дней на "наши" и "не наши", на самом-то деле, имеют прямое отношение к состоянию дел в российском спорте. Ясно одно: наберем мы к концу Игр привычную норму или нет, странная связь государства и федераций от этого не изменится. Первому не хватит авторитета и профессиональных знаний, чтобы подчинить себе все и вся, вторые банально не смогут себя прокормить.

 

Спортсменам же в любом случае наш поклон. Его глубина нисколько не зависит от российских успехов в последнюю неделю Игр и цвета медалей. Люди приехали в Лондон не отрабатывать повинность - сражаться за лавровый венок, доказывать, выворачиваться наизнанку. Именно этим здесь и занимаются, выдавая на-гора свой максимум.

 

Наши болельщики жаждут лишь зрелищ, не желая давать ничего взамен – этот грустный факт констатирует Наталья Марьянчик на страницах "Советского спорта". По её мнению, в сложившейся ситуации надо брать пример с британцев…

 

Я поняла, что ходок Валерий Борчин проиграет, задолго до того, как он упал, – просто боялась поверить предчувствию. Борчин проиграл, потому что слишком много факторов сложилось против. Нелучшие физические кондиции, неудачный в целом сезон, отличная форма сразу двух представителей Китая. А еще – потому, что в котловане олимпийского праздника Борчин оказался без поддержки болельщиков.

 

Накануне старта прошлась вдоль всего двухкилометрового круга ходоков. Кого там только не было! Ирландцы в ярко-оранжевых фраках и цилиндрах. Мексиканцы с сомбреро наперевес с головы до ног в национальных цветах. Одинокий полураздетый гватемалец (выглядел таким несчастным, словно все деньги потратил на билет и на футболку уже не хватило). Тысячи, десятки тысяч британцев – с грудными детьми в колясках, на костылях, с собаками и даже попугаями.

 

Не была представлена на трибунах только одна страна – сами догадываетесь, какая. Единственный обнаруженный мной российский флаг держал в руках старший тренер группы выносливости Алексей Мельников.

 

По-человечески я понимаю тех счастливчиков, которые приехали в Лондон смотреть Олимпиаду, но на спортивную ходьбу не заглянули (кстати, покупать билет, чтобы стоять вдоль трассы, не нужно, это абсолютно бесплатно). Ну правда, что интересного в том, что изможденные люди полтора часа наматывают двухкилометровые круги, пользуясь весьма странным видом передвижения?

 

И так понятно, что золото будет, мы его приплюсуем в командный зачет, констатируем, что Россия поднялась с десятого на какое-нибудь восьмое место, и будем болеть дальше за что-нибудь более увлекательное. Например, стометровку на стадионе посмотрим: там 10 секунд – и свободен, иди дальше исследовать пабы и наслаждаться Лондоном.

 

Здесь, на Олимпиаде, кажется, что британские зрители прилетели с какой-то другой, не нашей планеты. На старте женского марафона начинается дождь, но из тысяч (а может, и десятков тысяч) людей вдоль трассы, не уходит никто. Под зонтиками, в жуткой давке, они простаивают на ливне два с половиной часа, только чтобы четыре раза мельком увидеть спины участниц Игр.

 

Никто из британок, кстати, в марафоне на награды не претендовал. Но зрители не уходили еще добрых полчаса после финиша победителей, приветствуя тех, кто пришел в конце. Им, этим экзотическим бегуньям из Бирмы, Монголии, Австралии, аплодировали стоя.

 

– Хотела сойти, но люди на трассе кричали мое имя, и мне стало стыдно их подвести. Благодарю лондонцев, это их заслуга, что я финишировала, – говорит румынка Константина Дита. В Пекине-2008 она стала олимпийской чемпионкой, а спустя четыре года в Лондоне прибежала 86-й.

 

– Никогда в жизни не видела полный (его вместимость 80 тысяч. – Прим. ред.) стадион на утренней сессии многоборья, – поражалась накануне наш бронзовый призер Игр, чемпионка мира в семиборье Татьяна Чернова.

 

Все эти люди пришли, чтобы поддержать свою соотечественницу Джессику Эннис, которая в итоге стала чемпионкой. А нынешней зимой в Москву в гости к Черновой, как к главной сопернице Эннис на Олимпиаде, приезжала целая группа британских журналистов – из газеты "Таймс" и телекомпании BBC. Записывали большое интервью, снимали фильм. И наша красавица-блондинка Чернова хоть отчасти почувствовала себя звездой, а не человеком, который нужен своей стране раз в четыре года, на Олимпийских играх. И то – нужен, конечно, но не настолько, чтобы болеть за него много часов под дождем.

 

Валерия Сорокина, выигравшая сенсационную бронзу в бадминтоне в паре с Ниной Висловой, поделилась своими мыслями с корреспондентом газеты "Спорт день за днём" Сергеем Бурым. По её мнению, бадминтон нужно обязательно вводить в школьную программу – хуже от этого точно не будет…

 

— Что изменилось после того, как правящий тандем заинтересовался бадминтоном?

 

— Лично для меня не изменилось ничего. Мы ведь с детства занимаемся этим видом, и нам все равно, что происходит вокруг. Все равно будем играть! Последние два года словно выпали из жизни. У нас с Ниной даже не было нормальной возможности дома побывать. Свободного времени не существовало. Мы серьезно работали, поэтому не заметили, как что-то изменилось. Мне кажется, у профессионалов все осталось по-прежнему. Другое дело — детские школы. Знаю, что условия в них действительно изменились, улучшились.

 

— Бадминтон хотят ввести в школьную программу.

 

— Да, это здорово. Может, хотя бы с этого начнем привлекать массы. А то популярность нашего вида совсем невелика. С помощью школ можно многого достичь. Представляете, если бадминтон окажется в школьной программе, сколько детей станут увлекаться им, захотят пойти в секции? И это уже немало.

 

— Когда вас родители отдавали в бадминтон, его в школьной программе не было.

 

— (Смеется). Я родилась в очень маленьком поселке Нижегородской области. Выбор невелик — всего две секции: бадминтон и лыжные гонки. Пробовала бегать на лыжах — как-то не особо нравилось, уж больно холодно. Не люблю я, когда мороз, поэтому с зимними видами ничего не получилось.

 

Я занималась бадминтоном, а потом мне повезло. Из Москвы приехали тренеры — родители Нины, и наш физкультурник посоветовал им меня. Сказал, что я очень спортивный ребенок, глядишь, выйдет чего.

 

— Не пожалели? Пошли бы, например, в теннис, зарабатывали бы гораздо больше.

 

— Я никогда не была жадной до денег. Ценю то, что у меня есть, не нужно чего-то особенного. Если мне столько платят, значит, я столько стою. Поэтому никогда не пойду у кого-то что-то просить.

 

— Многие завидуют футболистам, хоккеистам.

 

— У меня никакой зависти нет. Ни черной, ни белой. Если футболистам больше платят, значит, их спорт более популярен, востребован. Все логично. А я не хочу зарабатывать столько, сколько они. Мне это неинтересно.

 

— Почему?

 

— Потому что мне просто интересен спорт. Не деньги. А самое главное для меня — семья. Муж, родители. Они меня любят, и я их тоже. Больше мне ничего не надо.

 

— А дети?

 

— Даст Бог — будут дети. Всему свое время.

 

— Вы с Ниной все время вместе. Женская дружба существует?

 

— Иногда ссоримся, бывает, конечно. Но это не из-за того, что мы злы за что-то друг на друга. Просто мы все время вместе — годами, месяцами. Только вдвоем. Устаем чисто эмоционально, случаются срывы. Но мы же и дома бываем. Там общаемся в основном с родными и близкими, а друг от друга отдыхаем. Я бы не стала говорить, что это какая-то большая проблема.

 

— На Олимпиаде произошел бадминтонный скандал. Несколько пар сняли за "договорняки".

 

— Если Международная федерация приняла решение о дисквалификации, значит, все по делу. Я сама лично ничего не видела, но кто интересуется, может все найти в Интернете. Посмотрите, оцените.

 

— Пострадали четыре самые сильные пары мира.

 

— Да, а мы до этого вылетели и уже собирались домой. И тут такое известие. Тяжело было заново настроиться на борьбу, но нам удалось. А вообще ситуация была сложная: мы узнаем, что будем играть, когда сидим на чемоданах. Согласитесь, нелегко.

 

— А некоторые скажут: липовая медаль.

 

— Не думаю. Но что сделаешь — жизнь сложилась именно так. Не должны же мы были проигрывать специально (смеется).

 

— Сколько часов в день тренируетесь, чтобы бороться с китайцами на равных?

 

— Два раза по три часа.

 

— Вы окончили питерский университет имени Лесгафта. Почему именно его?

 

— На самом деле это было дистанционное образование. Лишь иногда приходилось приезжать в Петербург, когда плохо училась (улыбается). Лично сдавала некоторые зачеты, экзамены.

 

— Как часто бываете в Питере?

 

— Бываем. Приезжаем с Ниной на некоторые турниры, проходящие у вас. Особенно радует тот, что проходит в период белых ночей каждый год. Очень красиво, всегда приятно приезжать.