В эти дни мы планировали писать о заброшенных шайбах, силовых приемах, молниеносных комбинациях и слаломных проходах, великолепной реакции вратарей и взаимопонимании нападающих. Хоккейный болельщик соскучился за игрой, но злой рок заставил забить обо всём на свете, когда пришли ужасные новости о трагедии  в Ярославле.  @Sport.ru листает полные скорби и сострадания страницы спортивных газет в традиционом пресс-обзоре.

Вчера матчем в Уфе между "Салаватом" и "Атлантом" должен был начаться регулярный сезон в Континентальной Хоккейной Лиге. Но состоялся только один период… Корреспондент "Спорт-Экспресса" Александр Рогулев с места событий рассказал о том, как ледовый дворец в Уфе принял ужасную весточку из Ярославля.  

"Ярославль разбился..." - эта фраза прозвучала откуда-то из глубин уфимского пресс-центра во время объявления фамилий хоккеистов "Салавата Юлаева" и "Атланта". Новость о трагедии была настолько шокирующей, что никто не в силах был в это поверить. Быть может, ошибка или источник не проверенный...

В отличие от журналистов руководство КХЛ получило официальные вести уже после церемонии открытия. Шокированные начальники, собравшись вокруг президента лиги, решали: что делать с идущим матчем за Кубок открытия.

На трибунах если кто и слышал о трагедии, то единицы. Поэтому когда за пять минут до конца первого периода на льду появился президент КХЛ Александр Медведев, кое-кто из присутствующих возмутился: мол, верните нам хоккей.

"Сегодня произошло страшное горе, - глава Лиги с трудом подбирал слова. - Разбился самолет с администрацией, тренерами и командой "Локомотив". По данным на эту минуту из 37 человек выжил один. Предлагаю почтить память погибших минутой молчания".

По пути в раздевалку "Салавата" Медведев молчал. Невозможно представить, как проходил разговор с теми, кому только что по громкой связи объявили о смерти друзей. Люди отказывались верить в происходящее.

"Я узнал о трагедии еще до матча, но ребятам решил не говорить, - растерянный Сергей Михалев, единственный, кто решился на разговор с журналистами, стоял, окруженный камерами. - Когда погибают молодые и здоровые парни - это трагедия. Они останутся в памяти как прекрасные хоккеисты и прекрасные ребята. Я согласен с решением отменить матч. Играть было бы просто кощунственно".

Стоя рядом с раздевалкой "Атланта", автор этих строк вспомнил, как хоккеисты не любят летать чартерами Ту-154, которым подмосковный клуб прилетел в Уфу. Як-42 и вместительнее, и просторнее.

Вчера "Атлант" принял решение переночевать в Уфе и отправиться на матч в Нижнекамск следующим утром. Как сообщил "СЭ" генеральный директор клуба Андрей Веревко, хоккеисты команды вечером посетили церковь и вспомнили своих друзей.

"Нет слов, чтобы хоть как-то выразить свои чувства, - сказал Веревко. - Больно, очень больно. В "Локомотиве" играли несколько ребят, которые выступали в "Атланте" в прошлом году, например, Ян Марек. Совсем недавно я разговаривал с ним в Риге на Кубке ЛЖД. Болтали, шутили, смеялись… Ян не успел получить серебряную медаль, и мы обсуждали с ним, как организовать торжественное вручение".

Через несколько часов после завершения матча стали известны итоги нескольких экстренных совещаний, проведенных прямо на месте. Все руководство КХЛ ночью отправилось в Москву, где сегодня состоится заседание с представителями всех клубов (кто не сможет прилететь в столицу, будет связываться по телефону).

Ситуация с самим "Локомотивом" не ясна. Руководители нескольких клубов уже выразили желание предоставить ярославской команде своих хоккеистов из основного состава. "Сезон нужно продолжать в любом случае и посвятить его памяти игроков "Локомотива", - считает главный менеджер омского "Авангарда" Анатолий Бардин. - Если остановим матчи, то покажем свою слабость. Официально обещаю, что "Авангард" исполнит все необходимые предписания лиги, даже если они будут максимально жесткими. Двух, трех игроков, обязательно основного состава, отдадим. У "Локомотива" прекрасная школа, и клуб, считаю, обязан в память о своих игроках после небольшого перерыва во что бы то ни стало возобновить игры".

Рассказать о том, каким образом будут формировать "Локомотив", по понятным причинам, сейчас никто не может. Приходит на ум вариант с драфтом, когда каждый клуб может защитить по нескольку своих лидеров, а любого из незащищенных игроков могут забрать. Многие помнят авиакатастрофу "Пахтакора", после которой в команду из Ташкента футболисты ехали добровольно.

Садясь в автомобиль, Александр Медведев заявил: "Чемпионат будет продолжен". По нашим данным, кроме игры в Минске все матчи, запланированные на завтра, все-таки состоятся. Естественно, на неопределенный срок КХЛ отменит все развлекательные мероприятия, сопутствующие хоккею. Возможно - на весь чемпионат.

Обозреватель "Спорт день за днём" Дмитрий Деров, как и все мы, долго не мог поверить в случившееся…

Взглянул на собственноручно написанные строки — и взяла дрожь. Разум отказывается верить во все это, очень похожее на страшный, нелепый сон. Проснуться бы… Увы, жизнь порой бывает страшнее любого ночного кошмара. Игроки "Локомотива", пробудившись с утра, брились, принимали душ, завтракали, думая о будущем, рисуя его в радужных тонах. Старт нового чемпионата — праздник, призванный нести болельщикам радость, а хоккеистам — надежду. Надежду на новые победы, достижения в игре, без которой себя не мыслишь.

Потом с собранными баулами, попрощавшись с женами, детьми, со всеми родными и домашними, парни отправились в ярославский аэропорт Туношна. Навстречу надежде. На первый выездной матч сезона в Минск…

В столице Белоруссии тоже готовились к празднику. Все билеты на стартовый матч на "Минск-Арене" были проданы. Это, впрочем, уже не так важно. Как и сорвавшееся торжество в Уфе, на Кубке открытия. Предматчевая церемония и большая часть первого периода в игре "Салавата" с "Атлантом" все же состоялись. Хотя по лицу президента КХЛ Александра Медведева, объявлявшего сезон открытым, было видно: он все знает. Но отменять матч сразу руководители лиги не решились. А стоило бы. Ошибку исправили вскоре. Незадолго до конца стартовой двадцатиминутки на льду появился Медведев. И сообщил всем страшное известие.

Новость привела в шок и хоккеистов, и болельщиков. О продолжении матча не могло быть и речи. Виктор Козлов, Александр Радулов и другие едва сдерживали слезы. Не секрет, что многие из участников матча дружили с погибшими. Люди на трибунах, уже не скрывая эмоций, ревели навзрыд. С ними плакала и молилась за упокой душ погибших вся Россия.

Дай бог выкарабкаться Александру Галимову, сильно обгоревшему, но единственному выжившему из команды. Речь о дальнейшей игре в хоккей уже не идет, да это и не главное. Врачи, пытаясь спасти Александра, сделали ему сложную операцию. Все в их руках и в руках Божьих. Остальные игроки "основы" "Локомотива", летевшие в самолете, погибли… Хочется верить, что на том свете им лучше, чем на этом.

Мы же все, тоже смертные, продолжаем жить, думая о будущем. Что станет с хоккейным клубом в Ярославле? Снимется ли он с соревнований или на место основного состава придут резервисты? Возможен вариант и с заменой "Локомотива" на другую команду. Хотя Александр Медведев пообещал приложить все силы для того, чтобы сохранить команду КХЛ в Ярославле.

"Этот поезд в огне, и нам некуда больше бежать", — пел Борис Гребенщиков. Загоревшийся на взлете и упавший на берегу матушки Волги самолет с "Локомотивом" на борту — как тот самый поезд. Но жизнь-то продолжается! И бежать нам есть куда. Только что-то не хочется. Да и направление бега теперь потеряло смысл. Все равно ведь все окажемся в одной, конечной точке. Но, как говорится, пока дышу — надеюсь.

Еще вчера утром игроки "Локомотива" надеялись…

Журналист "Спорт-Экспресса" Игорь Ларин вспоминает удивительную интернациональную команду, которая была гордостью Ярославля.

Вчера в 16.05 российский хоккей понес, пожалуй, самую тяжелую утрату в своей истории. Мы потеряли команду, которая находилась в самом сердце страны и была душой нашего хоккея. Команду с лучшей школой, с поразительно тонкими и верными болельщиками. Команду из региона, в котором даже шапочное знакомство с любым хоккеистом клуба обеспечивало зеленый свет на всех жизненных дорогах. Команду, пронзительную любовь к которой ярославцев нам, порой пресыщенным спортом москвичам, до конца, наверное, так и не понять.

Но вчера мы всей страной плакали вместе с Ярославлем и его Красной площадью, на которую - словно привидения - молча шли тысячи еще ничего не понимавших ярославцев. Плакали в московской редакции "СЭ", куда едва ли не ежеминутно звонили журналисты из Белоруссии и Латвии, Швеции и Словакии, Чехии и Канады.

В Чехове в раздевалке "Витязя" вместе с супругой рыдал, разрывая сердца всем окружающим, второй тренер "Витязя" Игорь Калянин - отец восходящей звезды "Локомотива" и сборной России Александра Калянина. В Уфе дрожащим от шока голосом отменял матч на Кубок открытия президент КХЛ Александр Медведев и переполненные трибуны, утирая слезы, в едином человеческом порыве соглашались с его решением.

…Это была удивительная команда. Под предводительством канадского тренера-новичка Маккриммона, оставившего ради путешествия в Россию благополучный "Детройт", в тренировочных встречах она восхитила всех жесточайшей обороной и при этом ничуть не ослабила свою лучшую в стране атаку. И не случайно именно "Локомотив" многие называли главным фаворитом в борьбе за Кубок Гагарина-2012.

Это была самая интернациональная команда. В которой канадскому тренеру помогал финн Валтонен, к счастью не полетевший в Минск злополучным рейсом. В которой закрывали ворота на замок швед Лив и украинец Вьюхин, а оборону цементировали белорус Салей, чех Рахунек и латыш Скрастыньш. С ее нападением - во главе с чехами Вашичеком и Мареком, словаком Демитрой - вряд ли сравнилась хотя бы одна атака планеты.

Это была самая перспективная российская команда. С понимавшей друг друга с полужеста тройкой Галимов - Чурилов - Калянин, одной из главных наших надежд на Олимпиаде в Сочи. С лучезарным Ваней Ткаченко, от улыбки которого сходили с ума девушки даже ничего не понимающей в хоккее соседней с Ярославской Костромской области.

Это была самая авторитетная команда. Ее вторые тренеры - Александр Карповцев и Игорь Королев с их сотнями матчей в НХЛ поры расцвета этой лиги - могли быть первыми в любом другом клубе мира. Под их имена в Ярославль можно было пригласить любого хоккеиста и тренера планеты - никакой отказ "Локомотиву" не грозил.

Это была самая народная команда. Которая всегда строилась основательно, на века. Которая в отличие от некоторых наших нуворишей могла выставить не два десятка миллионеров, а два десятка команд разных возрастов и две сотни хоккеистов земли Ярославской. Которая искренне работала на Россию.

На народность "Локомотива", на ярославские хоккейные родники - наша главная надежда. Такой благодатный хоккейный источник не может засохнуть. Черт побери, даже в эти дни ярославского горя, даже после самых трагических несправедливостей в мире мы не позволим ему засохнуть!

А сейчас, Ярославль, мы скорбим вместе с тобой.