Ко второй годовщине трагедии под Ярославлем, которая унесла жизни хоккеистов и тренеров местного "Локомотива", многое в российском спорте изменилось. Многое, да не всё. @Sport.ru отдаёт дань памяти погибшим, не забывая о насущных делах.

 

День седьмого сентября – чёрный день календаря. В Ярославле эта рифма будет актуальной ещё очень долго. Должно пройти много времени, прежде чем ярославская трагедия останется в памяти новых поколений в виде страшного, но туманного образа. Точно такого же, каким людям двадцать первого века представляется гибель "Пахтакора". Эти два случая настолько же похожи, насколько же и противоположны.

 

Узбекские футболисты погибли в небе над Днепродзержинском во времена застоя, когда в новостных лентах царила тишь, гладь да божья благодать, и лишь сообщения о вручении дорогому Леониду Ильичу очередной награды оживляли серую массу. По логике вещей, столь неожиданное происшествие должно было элементарно ввести всех в ступор. Но закалённое былыми невзгодами поколение очухалось моментально и приняло важное решение. "Пахтакор" оставили в союзной элите на три года независимо от результатов, параллельно было сделано то, что сейчас модно называть "драфтом расширения" – каждый клуб отдал в Ташкент по одному игроку. Из высшей лиги команда вылетела лишь в середине восьмидесятых по причинам, отношения к приснопамятной авиакатастрофе уже не имеющим. А причиной гибели, как стало известно ещё раньше, стала непростительно грубая ошибка диспетчера.

 

"Локомотив" тоже был сгублен человеческим фактором, но совсем по-другому. Все долго искали причины крушения авиалайнера, рылись в обломках, строили гипотезы. А на деле всё началось с того, что самолёт загнали на совсем уж запасную полосу неподходящей длины с кочковатым покрытием. Почему? Да потому, что в Ярославль слеталась московская элита – намечалась очередная "встреча на высшем уровне". И слеталась чартерными рейсами с минимально возможным числом пассажиров на борту. После катастрофы в интернете ещё долго можно было натыкаться на комментарии в духе "что, смоленского дежа-вю испугались, сволочи?". Остроты остротами, но это действительно бросалось в глаза. Наверное, именно потому все вопросы побыстрее попытались решить чуть ли не на государственном уровне. Дескать, не мы такие – жизнь такая.

 

Руководство "Локо" в отличие от товарищей по несчастью из Ташкента отказалось от помощи и многочисленных "сезонных скидок". Один из руководителей сказал прямо – спешить с комплектацией новой команды через пару недель после гибели старой как минимум неэтично. Зато плоды этой ситуации пожали другие клубы: довольно быстро были пересмотрены договоры с перевозчиками на случай подобного форс-мажора. Как минимум на стареньких Як-42 практически никто уже не летает. Не изменилось за это время лишь одно. Спорт по-прежнему важнее политики, и старая хохма Севы Новгородцева о сборной по стрельбе по движущимся мишеням по сей день злободневна и актуальна.

 

Тогда, два года назад, все хотели верить в чудо, даже понимая в какой-то момент, что оно уже невозможно. Вся Белоруссия никак не хотела терять надежду на спасение Руслана Салея, который действительно собирался ехать в Минск отдельно от команды. Да-да, именно в Минск – туда же в 79-м на календарный матч чемпионата СССР летел и "Пахтакор". Зловещее совпадение? Возможно. Но все искали лишь добрые знаки. Кто-то видел человека, похожего на Расти, в купе поезда, идущего до Минска, кто-то якобы видел его уже в столице в окружении старых друзей… Потом окажется, что Салей всё же сел в злополучный самолёт – иллюзий больше не осталось. Терять других было столь же тяжело. Много ли, например, в Европе было игроков уровня Павола Демитры? Совсем немного. А молодые хоккеисты, которые только-только начали подпускаться к основному составу?

 

С Брэдом МакКриммоном вообще вышла какая-то мистическая история. Американская пресса ещё долго смаковала рассказ кого-то из родственников покойного ныне тренера о странной гадалке, которая строго-настрого заказывала канадцу ступать на русскую землю. Неизвестно, была ли эта гадалка или нет, а вот у Майка Бэбкока действительно было дурное предчувствие – наставник "Детройта" долго отговаривал своего ассистента от столь резкого поворота в тренерской карьере. Кого-то же спасло чудо, как Олега Петрова. Форвард-ветеран был на просмотре в Ярославле и должен был вот-вот подписать контракт, но тренерский штаб уж больно смутили физические кондиции 40-летнего хоккеиста. Петров уехал обратно в Москву буквально за пару дней до старта сезона… Любопытно, что судьба в итоге всё равно занесла его в "Локомотив" – "Спартак" обменял его туда в январе.

 

Завершить кажущийся бесконечным поток воспоминаний стоит очень просто. Что бы ни происходило, как бы ни трактовались обстоятельства катастрофы, но не нужно опускать руки и помнить. "Памяти павших будьте достойны" – так ведь, кажется, было в "Реквиеме" Рождественского?

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Материалы по теме:

 

7 сентября - День памяти ярославского "Локомотива"

 

Погибшим хоккеистам "Локомотива" поставили памятник из клюшек