Открытые душевные раны, вызванные трагедией в Ярославле, потихоньку начинают заживать, но закрытые, те, что не выносятся на всеобщее обозрение, будут ныть  ещё долго, а у родственников погибших – всю оставшуюся жизнь. В случае с ушедшими ребятами изменить уже ничего нельзя, но есть ещё Александр Галимов и Александр Сизов... @Sport.ru посвящает свой традиционный пресс-обзор парням, за жизнь которых борются врачи, а весь мир держит кулаки, желая им скорейшего выздоровления.

Корреспондент "Спорт-Экспресса"  Андрей Кузнецов побывал в Ярославле и рассказал о том, как удалось спастись Александру Сизову и Александру Галимову.

Улица Загородный сад находится вопреки названию едва ли не в географическом центре Ярославля. Среди высоких деревьев прячутся красные кирпичные трехэтажки - корпуса больницы имени Соловьева. У одного из них в ночь со среды на четверг горели прожекторы. В морге до семи утра шло опознание тел, которые сотрудники МЧС привозили с места катастрофы самолета Як-42.

Родным и близким погибших пассажиров и самим требовалось внимание медиков: настолько ужасным был вид жертв аварии. Мать Андрея Остапчука оказалась близка к сердечному приступу: слава богу, что сообщения желтых СМИ о ее смерти не подтвердились - вчера вечером она находилась на базе, и жизни женщины ничего не угрожало.

Из сорока с лишним погибших ко вчерашнему утру удалось опознать лишь тринадцать. В основном - тех, кто упал при разломе самолета в воду и не пострадал от страшного пожара, в котором сгорел Як. Опознать остальных без анализа ДНК не представляется возможным.

Эмоциональные срывы людей, принимавших участие в страшной процедуре, заставили руководство региона выставить вокруг здания оцепление. Вчера утром там появились сотрудники полиции в форме и крепкие молодые ребята с бэйджиками "психолог МВД России". Редкий случай, когда решение закрыться от посторонних глаз можно только приветствовать.

Пускали в морг только близких родственников. На моих глазах в ворота въехала белая иномарка с посольскими номерами и канадским флажком на капоте. На заднем сиденье была видна худенькая заплаканная женщина лет пятидесяти. Жена погибшего главного тренера ярославцев Брэда Маккриммона? "Вполне возможно, - позже ответил на этот вопрос Владислав Третьяк. - Нам в ФХР звонили из посольства Канады. Сообщили, что супруга тренера "Локомотива" собирается прилететь в Россию, и просили посодействовать в организации транспортировки тела Маккриммона за океан".

В одном здании с моргом находится реанимация Соловьевской больницы. В ней весной 2007-го спасли арбитра Цыплакова, получившего страшную травму во время кубкового матча "Локомотив" - "Авангард". Судья нынче в добром здравии (он, кстати говоря, получил назначение на матч 12 сентября между минским "Динамо" и "Авангардом").

У Александра Галимова шансов вернуться в профессию гораздо меньше. Какой там чемпионат - выжить бы этому 26-летнему крепкому парню. Форварда сборной России привезли в больницу в крайне тяжелом состоянии. Очевидцы рассказывают, что при взгляде на лежащего на носилках игрока казалось, что он зарос густой черной щетиной. Но это была не борода, а, страшно подумать, обгоревшие ткани лица!

"В наши годы ожог 25 процентов тела считался смертельным. Слава богу, что медицина не стоит на месте", - сказал вчера Третьяк. Но ведь у Галимова обожжено 90 процентов тканей! Такие травмы считаются не совместимыми с жизнью, что и сподвигло нейрохирурга Соловьевской больницы Дмитрия Плюту заявить в среду вечером: "Шансов на то, что хоккеист выживет, почти нет".

К счастью, спасать пострадавшего спортсмена и бортинженера Сизова, второго выжившего в катастрофе, все в ту же среду ближе к полуночи прилетел более искушенный врач. Лучший специалист по борьбе с ожогами, профессор, автор множества научных трудов Андрей Алексеев. У него было другое мнение: парням можно сохранить жизнь.

Вчера днем автор этих строк наблюдал такую сцену. Один из руководителей ярославского спорта постоянно держал у уха трубку мобильника, сообщая стоявшим у ярославского ДС "Торпедо" боссам КХЛ последние новости. "Галимова погрузили в реанимобиль". "Полиция сопровождает машину в аэропорт". "Идет погрузка пациента на борт". "Рейс взял курс на Москву". Ближе к вечеру спецсамолет МЧС доставил Галимова в одну из столичных клиник, причем хоккеист - за счет систем поддержания жизни - сумел чуть-чуть пообщаться с отцом и супругой.

Главной угрозой жизни форварду сборной России является внутренний ожог дыхательных путей - он, не дай бог, может спровоцировать отек легких. Чтобы молодой парень вновь задышал самостоятельно, ему требуется пересадка трахеи. Эта операция считается в хирургическом мире чрезвычайно сложной, однако профессор Алексеев делает ее мастерски.

Но даже если пересадка пройдет успешно, главное, чтобы организм не отторг чужеродную ткань. В том случае, если трахея приживется, хоккеист будет жить. Вероятность такого исхода в общемедицинской практике, увы, невысока. Но, к счастью, дополнительный шанс Галимова заключается в том, что он - молодой, здоровый, тренированный мужик, спортсмен без вредных привычек.

В общем, скрестим пальцы в ожидании благоприятного исхода. "Ярославль с тобой, Саня!" - такие самодеятельные плакаты вчера можно было увидеть в разных концах волжского города. Добавим: и вся Россия с тобой. Держись!

В Ярославле билет на хоккейный плей-офф всегда открывал любые двери и помогал в решении жизненных проблем эффективнее волшебной палочки. Вчера город оплакивал своих любимцев, погибших в авиакатастрофе. Мужчины солидной наружности прятали покрасневшие глаза за стеклами темных очков, продавщицы мини-рынка у Московского вокзала не таясь вытирали слезы, школьники в усыпанных желтой листвой дворах обводили траурными линиями фотографии безвременно ушедших игроков.

В пригородном аэропорту Туношна, где вчера побывал президент РФ Дмитрий Медведев, следов крушения лайнера Як-42 уже не осталось. Снято полицейское оцепление, собраны на экспертизу обгоревшие обломки самолета, тела увезены в морг, гарь развеял ветер, пепел унесла река. Испуганно поглядывают вверх лишь работники воздушных ворот Ярославля - ищут глазами то место, откуда с высоты в несколько десятков метров чартер "Локомотива" сорвался в роковое пике.

Об этой трагедии в клубе узнали почти мгновенно: у многих сотрудников команды в аэропорту работают знакомые. Когда из Туношны последовали первые звонки, сразу возникли мысли: "Какой еще рейс, кроме нашего, мог взлетать в четыре часа дня?" А потом был парализующий шок, когда самые худшие подозрения сбылись на сто процентов…

Обмануть судьбу в тот день удалось только Юрию Лукину. Генеральный менеджер "Локомотива" не привык пропускать даже один-единственный выезд команды в сезоне и должен был быть среди пассажиров злополучного чартера на Минск. Но задержался, и отправиться в столицу Белоруссии решили без него. Шок генменеджера при известии о катастрофе был невероятно сильным, да еще и усугубился участием в процедуре опознания тел. Вчера на публике он в отличие от президента железнодорожников Яковлева появиться так и не смог.

Не было на борту разбившегося Яка и тренера вратарей Йормы Валтонена. Его слова в телефонной трубке вчера звучали глухо и утомленно:

- Я изначально не должен был лететь на выезд с командой. Маккриммон поручил остаться с молодежным составом и работать в обычном режиме. Если бы Вьюхину или Ливу во время серии гостевых матчей потребовалась психологическая и методическая помощь, я бы, конечно, немедленно вылетел в расположение команды. И уж точно не мог себе представить, что, уходя с утренней тренировки в среду, в последний раз говорю всем парням "до свидания". Это просто ужас.

- Кто сообщил вам о катастрофе?

- Сначала позвонил один из финских хоккеистов, когда-то работавший под моим началом. Потом - друзья. И, наконец, самые страшные подтверждения получил от работников клуба. Заглянув в интернет и посмотрев фотографии, рыдал полчаса. Я до сих пор в шоке. Не представляю, как можно думать о хоккее после такой ужасной трагедии.

Голос финна задрожал еще сильнее, затем он на пару минут замолчал. А потом произнес: "Простите, у меня до сих пор сильный шок", - и повесил трубку.

Хоккеист ярославской команды МХЛ Александр Скрынник в среду тренировался на льду с первым составом "Локомотива", а вчера не нашел в себе сил ни выйти из дома, ни отвечать на телефонные звонки. Другие юниоры клуба на занятиях явно думали не о бросках и комбинациях большинства. У их тренеров валились из рук планшетки и свистки, вратари механически и часто невпопад подставляли ловушки под броски.

...Часовая стрелка чуть-чуть перешла за полдень, когда из старенького ДС "Торпедо" появился Юрий Яковлев. Он вывел на небольшой траурный брифинг руководителей КХЛ и ФХР. В такт настроениям хоккейных боссов накрапывал мелкий и частый дождь.

- Ярославский и весь российский хоккей понес страшную утрату. Сейчас мы первым делом должны проводить в последний путь игроков. И позаботиться об их близких, оказать им максимум поддержки, заверить родственников, что клуб о них не забудет. К вопросам по будущему первой команды вернемся после траурной церемонии, но не сомневайтесь: ярославский хоккей будет возрожден.

На этих словах Яковлева дождь перешел в настоящий ливень. Впрочем, никто из слушавших президента клуба не обратил на это никакого внимания.

Яковлев сообщил: еще до панихиды будет определено место захоронения хоккеистов. От идеи общего памятного комплекса на одном из кладбищ Ярославля в клубе отказались. Родственники и родители жертв авиакатастрофы хотят забрать тела игроков в их родные города - ведь разбившийся "Локомотив" состоял не только из собственных воспитанников.

В Ярославле - трехдневный траур. Вчера по окончании рабочего дня улицы города оказались запружены людьми в шарфах "Локомотива". Взрослые, дети, пенсионеры несли цветы к "Арене-2000", возле которой еще в среду возникла стена памяти. С горой гвоздик, свитерами с фамилиями погибших, рюмками с водкой, накрытыми ломтиками черного хлеба, и пронзительными стихами, сочиненными безымянным ярославским поэтом.

Очевидно, что в ближайшие дни нас будет волновать не только судьба Галимова, но и вопрос: почему самолет с "Локомотивом" на борту, едва взлетев, потерпел крушение и рухнул на землю?

Этот самолет использовался ярославской командой уже во время плей-офф-2011. Чтобы подняться в воздух, хоккейному чартеру была выделена почти трехкилометровая полоса: на самом деле этого хватило бы, чтобы взлететь два раза. Злополучный борт был выпущен в 1993 году с запасом прочности в 36 лет - но отлетал только 18, причем его километровый "пробег" был не очень большим. Ему еще летать и летать.

К тому же у "Локомотива" был не просто Як-42, а машина улучшенной конструкции. Хоккеисты были от нее в восторге - в отличие от прежней "тушки" борт был и просторнее, и комфортнее, и по воздуху "ходил" мягче.

Кстати, даже обычный, не "виповский" Як-42 - машина элитная. Она создавалась в 70-е годы лучшей в мире советской оборонной промышленностью как машина для армейских десантных операций. Полковник с орденами за Афган, преподаватель автора этих строк на офицерских курсах военных переводчиков, рассказывал, что Як-42 был идеальным транспортом для войны. В Афганистане десантники на "яшку" молились - стоявшие на вооружении боевиков средства ПВО мобильный, живучий самолет почти не брали.

Что же касается эксплуатации Яка в мирных целях, то до черной среды 7 сентября он терпел крушение всего три раза. Причем дважды - в Венесуэле и Турции, виной был невысокий профессионализм пилотов.

Тем большим шоком стала катастрофа чартера с "Локомотивом". Ну почему, почему же эта классная машина с опытными пилотами рухнула, не успев толком взлететь?!

В любом случае хоккейная Россия собирается извлечь уроки из страшной катастрофы на пригородном аэродроме Ярославля. "Мы давно хотели создать единую транспортную компанию, услугами которой будут пользоваться клубы лиги. Теперь необходимость появления такого авиаперевозчика настолько очевидна, что он, скорее всего, появится уже в нынешнем сезоне. Гендиректор "Аэрофлота" уже предложил свои услуги, в ближайшее время начнутся предметные переговоры", - рассказал глава лиги Александр Медведев автору этих строк.

А Владислав Третьяк сообщил, что сборная больше не будет пользоваться Як-42: "Это прекрасная модель, игроки национальной команды от нее все годы были в восторге. Да и сам я по депутатским делам в Саратов летаю только на ней. Вот только она все равно скоро устареет. Скажем, завод в Саратове, который делал такие самолеты, давно развалился, специалисты разбежались. Новых машин не собирают, то, что используется сейчас, – старый багаж. А вторая причина… Ну вы ее сами понимаете. Мы люди суеверные, даже думать не хочу о тех словах, с которыми теперь ассоциируется Як. Я уже созванивался с руководителями "Аэрофлота", они готовы к сотрудничеству, а самолетов приобретшей ужасную известность модели в их парке нет".

Стали известны имена сотрудников полиции, которые первыми прибыли на место авиакатастрофы и оказали первую помощь пострадавшим.

Лейтенант полиции Дмитрий Коноплев и прапорщик Олег Смирнов, сотрудники отряда особого назначения УМВД России по Ярославской области, несли службу на Волге в районе аэропорта Туношна на полицейском катере. В их задачу входила охрана водной части глиссадной зоны аэропорта.

Около 16.00 полицейские увидели, как с полосы аэродрома пытается взлететь самолет. "Он еле оторвался от земли, зацепил локатор, ушел влево и за деревьями рухнул, - рассказывает Дмитрий. - Мы сразу снялись с якоря и поплыли к месту падения. До него от нас было не более 300 метров. Олег направлял катер, а я доложил руководству о катастрофе. Буквально через полторы минуты мы были на месте. Часть самолета лежала в воде, все остальное горело на берегу. По грудь в воде к берегу пытался идти человек. Сначала мы решили, что это рыбак, который случайно оказался на месте аварии, но потом поняли, что это пострадавший".

Полицейские не могли сразу подвести катер к берегу (там было мелко). Они крикнули мужчине, чтобы тот прошел немного в сторону. В это время из обломков самолета показался еще один человек - в форме пилота. Он пытался за плечи вытащить другого мужчину, также в форме. Со стороны аэродрома к месту падения быстро подъехали находившиеся там автомашины МЧС, полиции, "Скорой помощи". Они занялись мужчиной в форме. Это был бортмеханик Александр Сизов.

Сотрудники ООН УМВД вернулись к первому потерпевшему. Мужчина был в сознании, говорил и двигался уверенно, но сильно обгорел. Аккуратно полицейские помогли ему влезть в катер. "Он был сильно обожжен, - говорит Дмитрий Коноплев, - и мы даже не знали, как ему помочь, но потом подхватили за локти, запястья и втащили на борт. Он сильно мерз и просил укрыть его. Связавшись по телефону с медиками, мы отправились в Ярославль. Все время пути мы говорили с ним, чтобы не дать ему потерять сознание. Он вел себя очень мужественно, адекватно оценивал происходящее. Только перед погрузкой в "Скорую помощь" мы спросили его имя. "Братишки, я Галимов", - сказал он".

 

По оценкам врачей, при авиакатастрофе Александр Галимов  получил ожоги 90 процентов поверхности тела. Медики не дают прогнозов. Но они надеются на выздоровление. Вместе с хоккеистом в Москву прилетел его отец, Саидгерей Галимов. Корреспондент "Советского спорта" побывал в Институте хирургии им. Вишневского, куда перевезли Александра.

В 16.22 два реанимобиля в сопровождении полицейской машины с Большой Серпуховской сворачивают к железным воротам Института хирургии им. Вишневского. Жизнерадостные зеваки живо интересуются у телеоператоров центральных каналов:
– Кого снимаете, братцы?
– Хоккеиста привезли из Ярославля, – хмуро отвечают те.
– Господи, дай бог ему здоровья! – вмиг мрачнеют праздные прохожие и истово крестятся.
Нападающего Александра Галимова, пострадавшего в авиакатастрофе в Ярославле, доставили на аэродром в Раменское на специальном самолете МЧС, а уже оттуда в больницу.
Возле ожогового отделения института машины аккуратно притормаживают. Санитары выкатывают пострадавшего на специальной каталке и увозят в больничное чрево.
– Слава тебе господи, головою вперед, – микрофоном осеняет себя знамением коллега с РТР. – Глядишь, поднимут на ноги парня. Хотя бы одного, дай бог, спасут…
Через 30 минут в конференц-зале врачи дают брифинг для четырех десятков репортеров. В фокусе 14 телекамер два профессора, директор института Валерий Кубышкин и руководитель ожогового отделения – Андрей Алексеев (именно он летал минувшей ночью в Ярославль. – Прим. авт.). Половина репортеров в буквальном смысле пали перед медицинскими светилами на колени. А медики и есть теперь единственные боги на этом свете, кто может спасти Александра Галимова.
Мы все верим в чудо.

– Состояние Галимова тяжелое, но стабильное. Ожог составляет практически 90 процентов кожи, – докладывает Кубышкин. – А также термическое поражение дыхательных путей. Шок у человека ожоговый. При такой обширности ожога очень трудно давать прогноз. Есть только надежда. Все необходимые препараты у нас есть. И есть все возможности бороться за жизнь. Будет надо – пригласим и иностранных специалистов. Но наш Ожоговый центр – один из ведущих в мире. Главная проблема – что при ожоге человек буквально раздет, как обнаженный в минус 40 градусов, и не защищен от инфекций. Главная возможная проблема в такой ситуации – сепсис. Но мой коллега Андрей Алексеев – крупнейший специалист в области термической травмы.
Слово берет Алексеев.
– Мы беспокоились, что из-за транспортировки могло ухудшиться состояние больного. Поэтому максимально подготовили его к этому нелегкому перелету и переезду. Александр перенес дорогу удовлетворительно. Мы проводим искусственную вентиляцию легких пострадавшего. Предусмотрена его круглосуточная лабораторная диагностика.
– Галимов сейчас без сознания?
– Нет. Хотя больной в сознании и с ним можно общаться, применяются препараты, обеспечивающие пациенту состояние покоя. В ряде случаев мы позволяем больным пообщаться с родственниками. Вчера отец с ним разговаривал. Отец прилетел в Москву вместе с сыном.
– Хоккеисту может помочь его высокая физическая выносливость?
– Спортивными нагрузками организм пострадавшего не изношен.

Пресс-конференция закончена. Журналисты разъезжаются. Я прошу Андрея Алексеева познакомить с отцом Галимова.
– Хорошо, но только исключительно из уважения к вашему изданию. А вот будет ли он разговаривать – не знаю.
– Андрей Анатольевич, как вы узнали об авиакатастрофе?
– По радио. Сразу принял решение выехать в Ярославль. С начала июня это у меня пятая поездка. Был в Карелии, где разбился самолет, два раза во Владикавказе, в Сургуте…
– Я знаю, что в 2009 году вы летали в Пермь, где случился пожар в "Хромой лошади", а в 1996 году вам и вашему коллективу была присуждена Государственная премия за разработку метода лечения тяжело обожженных с помощью фибробластов – культивированных в лабораториях клеток кожи человека… Эта методика может быть применена во время лечения Галимова?
– Все возможности могут быть использованы.
– В вашей специальности есть понятие «правило сотни». Скажем, если больному 30 лет и у него поражено 40 процентов кожи, то он выживет. А если 40 лет и 70 процентов, то срабатывает "правило сотни" – и человек обречен...
– Развитие ситуации зависит от многих обстоятельств. Имеет значение соотношение глубоких и поверхностных ожогов. Само собой, и возраст входит в это правило, данность такая. Галимову 26 лет, и ожог 90 процентов, но… Я надеюсь на выздоровление Александра. В моей практике случались исключения из "правила сотни".

Мы подходим с профессором к ожоговому отделению.
– А где же отец Галимова? Он же здесь сидел на диване? – спрашивает врач у дежурной.
– Только вышел на улицу.
– Ну все, знакомьтесь с отцом сами. Он контактный человек. А мне пора на обход, – прощается со мной заведующий Ожоговым центром. – Одна просьба – пишите правду!
Выхожу на улицу и лицом к лицу сталкиваюсь с мужчиной лет 50 в спортивном костюме. С подрагивающей в руках сигаретой.
– Извините, вы Саидгерей Галимов?
Тот отрицательно качает головой.  Но это был он – дежурная подсказала. Когда через пять минут поисков в тихом сквере института я вернулся в ожоговое отделение, Саидгерей, сидя на диванчике и обхватив голову руками, как в полуобмороке, мотал головой.
– Мы можем поговорить? Вы – единственный из родственников Александра приехали в Москву?
Саидгерей, не отрывая рук от головы, кивнул.
– В Ярославле остались жена сына и его двухлетняя дочь. Извините, сегодня я не могу говорить. Я пережил самую трагичную ночь в своей жизни. Я не спал ни минуты... Вот мой телефон, – протягивает Саидгерей мне свою "Нокию" в черном кожаном чехле. – Перезвоните с моего телефона на свой, номер высветится.
Я звоню.
– Саидгерей, да хрен с ним с этим интервью! Вы где в Москве остановились, где ночевать будете?
– Еще не знаю.
– Так давайте помогу поселиться в гостиницу или у меня заночуете… Хоть чем-то я могу вам помочь? Понимаете, все сотрудники нашей редакции, все неравнодушные россияне желают скорейшего выздоровления вашему сыну… Саидгерей, вы слышите?
– Нет, спасибо, ничего не надо. Передайте спасибо всем, кто желает спасения моему сыну… – голос отца задрожал.
Убитый горем Саидгерей, пряча глаза ладонями, так и остался сидеть на диванчике в приемной ожогового отделения.
Да и кому из нас по силам сегодня помочь Саидгерею Галимову…

Тем временем хоккейное сообщество решает, как быть дальше с командой "Локомотив " (Ярославль). Андрей Кузнецов из "Спорт-Экспресса" побывал на совещании в конференц-зале ледового дворца "Торпедо"…

Лицо президента "Локомотива" Юрия Яковлева было застывшей маской безутешного горя. Страшно осунулись глава ФХР Владислав Третьяк и президент КХЛ Александр Медведев. Лучший вратарь XX века признался, что в ночь со среды на четверг так и не смог заснуть.

Символ золотого "Локомотива" 2000-х Андрей Коваленко глухим голосом отвечал на один телефонный звонок за другим, пытаясь утешить осиротевшие после авиакатастрофы семьи. "Тебе нужно сделать заявление для СМИ", - посоветовали ему участники "летучки" боссов КХЛ. "Я ничего не смогу сейчас сказать", - тихо вымолвил глава профсоюза игроков.

Скорбь - вот то чувство, которое испытывали вчера в Ярославле все. Но жизнь не стоит на месте - и прилетевшим в волжский город хоккейным руководителям страны предстояло не только отдать дань памяти разбившимся игрокам и тренерам, но и решить: что будет с клубом дальше? Этой проблеме было посвящено масштабное совещание, состоявшееся в конференц-зале старенького "Торпедо" - бывшей домашней арены ярославцев.

"Мы понимаем, как вам тяжело. Но уже сейчас требуется принять принципиальное решение: хотите вы остаться в КХЛ или, может, вам потребуется пауза или временный, на один сезон, переход в "вышку"?" Такой вопрос Яковлеву и его ярославским коллегам задал уже в начале совещания член совета директоров лиги Александр Кожевников. Ярославцы ответили сразу и твердо: "Хотим продолжить выступления в КХЛ".

Новый старт чемпионата назначен на понедельник - и в этот же день календарь предписывает "Локомотиву" встречу в Сокольниках со "Спартаком". Сроки для создания новой команды у Ярославля кратчайшие. Пока не факт, что "Локомотив" успеет сыграть новым составом уже в понедельник, - поэтому, возможно, клуб стартует в чемпионате несколькими днями позже. Ясно одно: цейтнот вынуждает руководителей лиги и клуба действовать чрезвычайно быстро.

Так, появилась информация, что главным тренером возрождаемой команды может стать Петр Воробьев. "Я разговаривал с Петром Ильичом, он согласен перейти на новый пост, - рассказал вчера днем председатель совета директоров лиги Вячеслав Фетисов. - На мой взгляд, это самая лучшая кандидатура в такой ситуации. Ведь именно Воробьев приучил хоккейный Ярославль к большим победам, завоевал для клуба первые в его истории золотые медали".

Тем не менее говорить о назначении опытнейшего специалиста, занимающего пост главного тренера молодежной команды "Локо", как о свершившемся факте пока рано. Решение будет принято лишь после церемонии прощания с погибшими: панихида назначена на завтра. "До того как мы воздадим дань памяти ушедшим от нас ребятам, комментарии по поводу переходов тренеров и игроков лично я считаю неэтичными и неуместными", - твердо заявил вчера Яковлев.

Сразу после трагедии лига попросила все клубы-участники делегировать в Ярославль по два-три игрока. Мгновенно последовала и "инициатива снизу": участники совещания ознакомились со списком 36 хоккеистов, которые сами позвонили в профсоюз, выразив готовность добровольно перейти в "Локомотив". Правда, официальные лица договорились не разглашать их фамилии. Как справедливо заметил Александр Медведев: "некоторые ребята в команду могут и не переехать, зато попадут в немилость к своим нынешним тренерам".

Впрочем, известно, что почти все эти игроки - либо уроженцы Ярославля, либо люди, в этом городе выступавшие. Поэтому логично предположить, что в списке присутствуют фамилии нынешних магнитогорцев Михнова и Глазачева, "атлантов" Руденко и Горохова, армейцев Буцаева и Гуськова, "ястреба" Власенкова. Высокие зарплаты многих участников "списка 36" проблемой стать не должны - по словам Фетисова, контракты нового "Локомотива" лига собирается обеспечить в полном объеме.

"Это решение выглядит своевременным. Все-таки на клуб и так ляжет тяжелая финансовая нагрузка по выплате зарплат семьям погибших игроков. А для КХЛ видеть возрожденный "Локомотив" сильным и конкурентоспособным - дело чести", - подчеркнул Фетисов.

Новые призывники Ярославля наверняка завтра прилетят на панихиду, а потом останутся в городе - готовиться к сезону в составе железнодорожников. Кстати, воздать дань памяти жертвам авиакатастрофы соберутся представители едва ли не всех клубов КХЛ. Известный хоккейный агент Сергей Паремузов, к примеру, рассказывал вчера, что делегация магнитогорского "Металлурга" формируется усилиями Мозякина.

Характерный штрих: многие из тех, кто примет участие в панихиде, наотрез отказались лететь в Ярославль, где пришлось бы приземляться в печально известном ныне аэропорту Туношна. Для них лига организует специальные автобусы, которые будут отправляться из Москвы.

После того как совещание в ДС "Торпедо" завершилось, его участники продолжили дискуссии на открытом воздухе. Главной темой обсуждения стали изменения, которые ждут календарь регулярного чемпионата.

В понедельник точно состоятся шесть матчей, предусмотренные первоначальным расписанием. Игра "Спартак" - "Локомотив", как уже было сказано, пока под вопросом. "Пропавшие" встречи, которые были первоначально запланированы на 7 - 11 сентября, будут распределены по дальнейшей дистанции турнира.

"Большая нагрузка ляжет на ноябрьский международный перерыв, который придется сократить, - заявил директор департамента проведения соревнований КХЛ Дмитрий Курбатов. - Единственный клуб, не способный проводить свои игры во время Кубка "Карьяла", - рижское "Динамо", основной состав которого является, по сути сборной Латвии, а ей предстоит участие в запланированном турнире. Другой резерв уплотнения календаря - проведение в одном городе двух спаренных матчей подряд. С коммерческой точки зрения это, конечно, скверный ход. Но до коммерции ли в такой ситуации?"

Очевидно, что, "покушаясь" на международный перерыв, лига будет вынуждена осторожно согласовывать свои решения с федерацией. "Локомотиву" мы, конечно, пойдем навстречу - пусть играет, когда хочет. Клубы, за которые не выступают игроки сборной России, также вольны в выборе расписания, - поделился мнением Третьяк. - Но Билялетдинов в любом случае вызовет в национальную команду тех хоккеистов, которых пожелает. Кроме того, в свои сборные отправятся чехи, шведы и финны. На деле это означает одно: утверждая перемены в календаре, лиге следует предусмотреть потенциальный конфликт интересов и не назначать матчи некоторых участников своего чемпионата на ноябрьский перерыв".