SPORT.RU / Формула 1. Французский пилот команды "Лотус" Роман Грожан отметил, что авария соотечественника Жюля Бьянки в Японии заставила его пересмотреть своё отношение к гонкам.

 

- Мир Формулы 1 перестал улыбаться: прошло почти две недели после аварии Жюля Бьянки. На его месте могли оказаться вы или кто-то другой…. Как гонщики справляются с этим?

 

- Для всех, кто сейчас выступает в Формуле 1, это первая столь серьезная авария. Мы не знали, что происходит. Гонка была остановлена красными флагами, затем стало понятно, что всё очень серьезно. Нам надо было уезжать в Россию, поскольку этапы в Сузуке и Сочи были сдвоенными. Всю неделю я плохо спал: я много думал о Жюле и его семье. Подобное может произойти с каждым из нас. В пятницу утром, в начале свободных заездов, я не спросил себя: "Что я здесь делаю?", поскольку я люблю Формулу 1, мне нравится этот спорт, но, садясь за руль, я понял, насколько велика опасность. Внезапно я осознал, что мы забыли об этом, ведь прошло 20 лет с гибели Роланда Ратценбергера и Айртона Сенны 1 мая 1994 года.

 

- Значит, вы в некотором плане снова открыли для себя страх?

 

- Я бы так не сказал. Мы осознаём риск и понимаем, что это часть работы. Садясь за руль, мы становимся соперниками. Мне кажется, даже внутри автоспортивного мира люди забыли, что это опасная профессия. Это не просто гонка в воскресенье.

 

- Гонщикам важно знать, что произошло с Жюлем? Как это могло случиться?

 

- Мне кажется, это важно всем: и гонщикам, и маршалам, поскольку здесь много факторов. Стечение обстоятельств, очень неудачное для Жюля. Два метра вправо, и всё в порядке, два метра влево… Он мог сбить маршала, что тоже стало бы драмой, но сам бы не пострадал. Каждая сложная ситуация важна для нас, для команд, для маршалов, для спорта в целом – нужно сделать выводы и постараться всё улучшить, - приводит слова француза f1news.ru.