Практика рента-драйвинга по принципу "и волки сыты, и овцы целы" для больших автогонок – не редкость. @Sport.ru накануне старта сезона пытается разобраться, чьи спонсорские контракты весят больше собственных заслуг.

 

Азиатское донорство

 

Ни для кого не секрет, что Берни Экклстоун давно продвигает Формулу на азиатский рынок. Здесь с каждым годом появляется всё больше автодромов, достойных принимать этапы королевских автогонок, а вот с гонщиками всё не так просто. Собственно, из толковых азиатских пилотов на память приходят только японцы – неуравновешенный Такума Сато и продолжающий отчасти тянуть на себе "Заубер" Камуи Кобаяси. Остальным похвастаться нечем.

 

Когда-то публику недурственно забавлял малайзиец Алекс Юнг, теперь сию почётную нишу заняли индийцы. Имя Каруна Чандхока стало притчей во языцех после серии откровенно детских ошибок, посему даже внушительными спонсорскими деньгами он мало кого соблазнит. Более опытному Нараину Картикеяну есть, что предъявить потенциальным работодателям – 34-летний гонщик однажды даже умудрился финишировать четвёртым. Правда, из-за памятного скандала на том Гран-при США стартовало всего шесть болидов, посему уместнее говорить не об очках, а о привычном финише третьим с конца.

 

"Петер Заубер в принципе не нуждался в деньгах, но всё равно был рад внезапному пополнению бюджета, а вот Фрэнк Уильямс хватался за этот вариант как за спасительную соломинку"

 

В минувшем сезоне Картикеян поначалу был одним из призовых пилотов "Хиспании". Самая безденежная команда чемпионата согласилась пустить Нараина в кокпит своего болида за внушительную дотацию, но после восьми провальных этапов Колин Коллес посчитал, что доллары долларами, а молодой пилот лучше. Сотрудничество с "Ред Булл" обещало немного больше, и потому вместо индийца вторым пилотом стал очередной протеже Хельмута Марко, который в нынешнем сезоне будет выступать за "Торо Россо".

 

Возвращение Картикеяна получилось вынужденным – ну как Гран-при Индии могло пройти без единого местного пилота на трассе? Ярно Трулли пришлось на недельку подвинуться, и Нараин порадовал своих многочисленных поклонников. На этом идиллия, казалось, завершилась. Но в новом году ситуация вынудила HRT снова "заинтересоваться в услугах" Нараина. Ларчик открывается просто – курс на испанизацию, взятый новым рулевым команды Луисом Пересом-Салой, требует финансовых вливаний, которые сами по себе на голову не падают. Умения пилота при этом никого не волнуют. Лишь бы спонсоры исправно платили.

 

Slim, но не Fatboy или американские реалии

 

Мексиканский миллиардер Карлос Слим давно стал своим человеком в мире автогонок. Он всегда был на короткой ноге с руководством "Феррари" и даже мечтал о том, чтобы в календаре Формулы появилось Гран-при Мексики. Для реализации этой мечты ресурсов пока недостаточно, а вот мексиканский пилот в больших гонках появился.

 

Серхио Перес – один из тех молодых талантов, которых без поддержки со стороны боссы команд "Формулы" могут и не заметить. Петер Заубер год назад тоже долго перебирал харчами и искал напарника для Кобаяси, пока на связи не появился давний товарищ из Мехико, подогнавший своего протеже. Впрочем, рассматривать Переса как "донатера" не очень-то и хочется, ведь парень действительно показывает не по годам стабильную езду. Если учесть, что у "Заубера" далеко не сильнейший болид в чемпионате, четырнадцать очков за сезон – очень неплохо.

 

Куда проще записать в рента-драйверы Пастора Мальдонадо, хотя перспективы у венесуэльца далеко не сомнительные. Он просто попал не в ту команду – прошлогодний "Уильямс" запомнился разбродом и шатанием, особенно среди инженеров, которые вместо болида спроектировали подобие ржавого корыта. Новичок больших гонок сопротивлялся хрупкости своего "железного коня" как мог, но ничего из этого не вышло.

 

В чём разница между этой парочкой? Всё очень просто – Петер Заубер в принципе не нуждался в деньгах, но всё равно был рад внезапному пополнению бюджета, а вот Фрэнк Уильямс хватался за этот вариант как за спасительную соломинку. Собственно, не будь венесуэльских нефтедолларов, одна из наиболее успешных команд могла совсем рухнуть в трясину, опустившись до уровня прожжённых аутсайдеров.

 

"После восьми провальных этапов Колин Коллес посчитал, что доллары долларами, а молодой пилот лучше"

 

Выборгский вопрос

 

Наконец, самый непонятный случай – Виталий Петров. Когда Тони Фернандеса спрашивали, почему он решил подписать контракт с россиянином, малайзиец давал весьма размытые ответы. Если перевести их на понятный любому обывателю язык, получится следующее: "Виталий, конечно, хороший пилот, но прежде всего я руководствовался возможностью заполучить в партнёры российских спонсоров".

 

Владельца "Катерхэма" понять можно. Уже русские, а не венесуэльские нефтедоллары не помешают никому. Но почему тогда Петров не остался в "Лотусе"? Всё легко объяснимо – во Франции собрались вернуть своё Гран-при в чемпионат, и прежде всего для этого нужно наличие французских пилотов, на которых придёт смотреть публика. Жак-Эрик Вернь и Шарль Пик – это, конечно, хорошо, но во французском до мозга костей "Лотусе" тоже нужен был свой парень. Потому-то Эрик Булье и отдал предпочтение Ромену Грожану. Кто выиграл и кто проиграл от таких решений? Цыплят считают по осени, поэтому подождём.

 

Иван Манчев, @Sport.ru