Sport.ru / Формула 1.  Гонка в США огорчила российских болельщиков отсутствием команды Marussia. Основной владелец "конюшни" предприниматель Андрей Чеглаков объявил о прекращении спонсорской поддержки команды. Marussia, как и британская команда Caterham пропустила Гран-при США, и скорее всего, снимется с "королевских гонок".

О том, как сохранить единственную российскую команду в "Формуле-1" "Известиям" рассказала бывший менеджер первого российского пилота в истории "больших призов" Виталия Петрова, экс-коммерческий директор Caterham Оксана Косаченко.

- Вы хорошо знакомы с Андреем Чеглаковым. Почему он перестал спонсировать Marussia?

- На протяжении пяти лет Андрей принимал активное участие в жизни команды. Оказывал финансовую, консультационную поддержку, находясь при этом в тени. Однако люди посвящённые в детали того, что происходит внутри "Формулы-1" понимали, что Marussia - это проект частного инвестора. Андрей с нуля сделал и довёл команду до середняка пелотона. Он очень долго выстраивал этот проект. Ключевым шагом стало заключение контракта по использованию двигателей Ferrari. Была обустроена современная база, подобран персонал. Эти цели могли быть оплачены из частных источников, но для выхода на более высокий уровень, нужна гораздо более серьёзная поддержка. Начальный этап пройден, а дальше надо было передавать управление более серьёзным инвесторам. Поскольку такой поддержки в России нет, Андрею было проще отказаться от всего этого, чем дальше тянуть проект на себе. У него много других увлечений, и проект с командой "Формулы-1" был только одним из них.

- Не связано ли это с политической ситуацией в России и мире?

- Вовсе нет. Как не раз повторял коммерческий босс "Формулы-1" Берни Экклстоун: "Спорт вне политики". Marussia - это завершённый проект. Команда могла бы просуществовать до конца года, получить деньги от телетрансляций. Но, по мнению Андрея, проект себя исчерпал. Он привёз команду на Гран-при России, и это его финальная точка. Пришло время выйти из этого проекта и решить, нужна ли России команда класса "Формулы-1", или мы можем прекрасно прожить без неё.

- Какую роль, помимо финансовой, играли россияне в команде?

- Политику и стратегию команды определяли иностранные специалисты, но всё согласовывалось с основным владельцем. В Marussia были попытки внедрить российских инженеров и привлечь российский персонал. С самого начала командой занимался Николай Фоменко. Но, к сожалению, есть большие сложности с оформления рабочей визы в Великобританию для граждан РФ. Это сложнейшая процедура, которая занимает 6-9 месяцев. Всё это время работодатель не может официально тебя оформить и платить зарплату. Не все могут это выдержать.  

- Marussia базируется в Англии и только на бумагах является российской...

- Надо её русифицировать, вывозить российский персонал в Англию. Дать возможность людям проходить стажировку, получать опыт и возвращаться в своё предприятие. Также надо было активнее заниматься поддержкой российских молодых пилотов. У них есть молодёжная команда Marussia Manor, участвующая в гонках класса GP3. За неё ездил наш пилот Дмитрий Суранович, но эта практика не была продолжена. А ведь ребята могли бы расти, посещать базу, вовлекаться в процесс, работать на симуляторах. Они бы получили бесценный опыт, а для Marussia это было бы важным аргументом для потенциальных спонсоров.

- Почему ваша бывшая команда Caterham не участвовала в Гран-при США?

- Возникли проблемы между новыми владельцами и старым руководителем Тони Фернандесом. Одна сторона говорит, что деньги заплачены, а господин Фернандес утверждает обратное. Также с Тони стали требовать долги. Он считает, что их должны заплатить новые владельцы, которые в свою очередь, уверяют, что это не было прописано в договоре.