На днях стало окончательно понятно, что сезон-2013 в Формуле 1 пройдёт без бедственной "Хиспании". Проект, позиционировавшийся едва ли не как национальное достояние Испании, предсказуемо потерпел крах. @Sport.ru освежает в памяти истории других команд, закончивших свой путь похожим образом.

 

МИНАРДИ

 

Джанкарло Минарди слишком любил гонки, чтобы не попытаться создать команду и заявить её в Формулу 1. У этой любви была ещё одна, редкая для нынешней "королевы автоспорта" сторона –если гонщик был бестолковым, то делать ему в "Минарди" было нечего, сколько бы спонсоры не давали денег, чтобы посадить в кокпит своего протеже. Физикелла, Трулли, Алонсо, Уэббер – все они прошли через команду из Фаенцы. И никаких рента-драйверов!

 

Увы, ни у Минарди, ни у купившего команду в 2001 году Пола Стоддарта не было достаточно средств для того, чтобы ввязаться в борьбу за что-то серьёзное и весомое. Все двадцать лет существования в F1 болиды команды можно было охарактеризовать коротко и метко: великолепная конструкция и слабый движок. Ноль в графе "подиумы" так и остался неизменным, а в 2005 году "Ред Булл" выкупил конюшню и создал на её базе "Торо Россо" – полигон для обкатки молодых талантов под наблюдением Хельмута Марко.

 

"Джанкарло Минарди слишком любил гонки, чтобы не попытаться создать команду и заявить её в Формулу 1"

 

БЕНЕТТОН

 

Когда-то семейство Бенеттон было настолько богатым, что позволяло себе меценатствовать на широкую ногу. Именно с их помощью громко заявили о себе два клуба из Тревизо – баскетбольный "Бенеттон" и волейбольный "Сислей", а в мире автогонок итальянцы оказались ещё раньше, купив у Теда Тоулмэна безвестную команду, вскоре превращённую в настоящего гранда.

 

"Бенеттон" был скорее "четвёртой силой", чем реальным претендентом на победу в Кубке Конструкторов (однажды, в 1995-м, команда всё же выиграла общий зачёт). Но даже ради одного человека этой конюшне стоило появиться в F1 – именно здесь двадцать два года назад дебютировал Михаэль Шумахер, именно здесь под крылом Росса Брауна будущий "Красный Барон" ковал свои первые победы. Увы, финансирование было урезано в начале нового века, и команда отошла в руки Флавио Бриаторе, со скандалом покинувшему руководящий пост за несколько лет до этого. Трансформация в заводскую команду "Рено" дала ещё два чемпионских титула имени Фернандо Алонсо, а вот нынешний "Лотус" по сути не имеет ничего общего с "Бенеттоном", кроме того самого французского движка.

 

ПРОСТ

 

У Алена Проста всегда были далеко идущие планы. Ещё в конце восьмидесятых француз мечтал о том, что однажды у него будет своя гоночная команда, но мечта воплотилась в жизнь лишь в 1997 году благодаря Флавио Бриаторе. Одиозному итальянцу нужно было избавиться от принадлежащей ему конюшни "Лижье", но при этом оставить её во Франции. Так что четырёкратный чемпион мира попался под руку воротиле очень вовремя.

 

"Если он хочет сделать это, то непременно достигнет успеха. На самом деле помешать ему может только одно. Ален слишком мягкий человек, у него слишком хороший характер, слишком большое и доброе сердце. А работа, которой он занят сейчас, требует жесткости, даже жестокости. Ему нужно быть предельно твердым с людьми, и это сейчас причиняет Алену самые большие неприятности" – так высказался о давнем товарище Герхард Бергер, хороший гонщик, ставший впоследствии хорошим менеджером. И действительно, Просту всегда не хватало жёсткости. Он мог предложить новый контракт Оливье Панису, который после аварии пребывал едва ли не в том же состоянии, что Роберт Кубица в прошлом году. Он мог выставить того же Паниса за дверь конюшни, когда посчитал, что гонщик подбил своего напарника Ярно Трулли на переход в "Джордан". Он мог отказаться от хороших двигателей лишь потому, что их поставщики, по мнению Алена, ставили слишком много условий и вели себя вызывающе. Да, всё это чертовски непрофессионально, но далеко не из каждого чемпиона получается отличный руководитель.

 

Команда прекратила своё существование после пяти безуспешных сезонов, когда от Проста и "Проста" отвернулись даже спонсоры-патриоты вроде "Пежо". Подиум Паниса на Гран-при Бразилии-97 (вторая гонка в новой истории) так и остался единственным.

 

"Когда-то семейство Бенеттон было настолько богатым, что позволяло себе меценатствовать на широкую ногу"

 

ДЖОРДАН

 

Мало кто помнит, что ирландская команда была предтечей нынешней "Форс Индии". Хотя если посмотреть на цвета детища Виджея Малльи и сравнить его с ирландским флагом, то противоречий будет куда меньше! Шутки шутками, но Эдди Джордан оказался куда лучшим менеджером, нежели Прост. Об этом говорит хотя бы сотрудничество с "Хондой", начатое после того, как с японцами вдрызг разругался Ален. На новых двигателях команда пережила настоящий расцвет в конце девяностых, заняв разок даже третье место в Кубке Конструкторов.

 

Однако симпатичную конюшню в итоге погубили две вещи – запрет на табачную рекламу и горячность старины Эдди (вспомните хотя бы приснопамятную ссору с Френтценом в разгар сезона-2001). До середины нулевых "Джордан" тихо агонизировал с пустым бюджетом, пока через русские и голландские руки остатки былой роскоши не попали к Маллье.

 

Был и ещё один знаменательный факт: из четырёх гонок, выигранных пилотами "Джордан" за полтора десятка лет, три проходили под сильным ливнем. Когда после победы Френтцена на Гран-при Франции-99 Эдди Джордана в интервью спросили, каковы его планы на следующую гонку, он ответил: "Дождь, и как можно сильнее!"

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Продолжение следует…