Формула 1 каждый год расширяет географию. Но куда она движется на самом деле: к новым горизонтам или в никуда? Как скажется на её движении мировой экономический кризис? Признанный авторитет, интересный, прекрасный автоспортивный журналист Джо Савард размышляет об этом в своей статье.

 

Мировой экономический кризис – это плохая новость для Формулы 1, но он может послужить катализатором изменений, которые должны сделать этот спорт лучше.

 

Мы часто забываем, что Формула 1 – это роскошь, без которой мир сможет обойтись, если возникнет такая необходимость. Просмотр трансляций – это разновидность бегства от реальности. Но действительно ли людей волнует этот спорт? От действительности можно скрыться за просмотром "Танцев со звездами" или "Отчаянных домохозяек". Возникает вопрос: позволят ли себе люди, беспокоясь за финансовое благосостояние, такую роскошь, как приобретение билета на гонку, или же они останутся возле телевизора.

 

Я уже знаю ответ на этот вопрос, поскольку за последнее время у меня было немало трансатлантических перелетов. Знаете, самолеты пустеют… Всё это означает, что организаторы гонок попадут в затруднительное положение: они смогут сделать меньше, чем планировали, но всё ещё будут обязаны выплачивать огромные суммы "Formula One group". Впрочем, организаторы жаловались на стоимость проведения Гран При ещё до начала кризиса.

 

За последние годы карта чемпионата по Формуле 1 очень изменилась. В 1998 году 11 из 16 гонок проводились в Европе. "Гастрольные" этапы проходили в Аргентине, Австралии, Бразилии, Канаде и Японии – в странах с крепкими спортивными традициями. В следующем году место Аргентины заняла Малайзия, не имеющая долгой автоспортивной истории. В 2000 году календарь разросся до 17 гонок, чтобы включить в себя Гран При США, но с этого момента над европейскими этапами нависла угроза. Бельгия то попадала в календарь, то выпадала из него, а Австрия с 2004 года окончательно осталась за бортом, несмотря на то, что календарь расширился до 18 гонок. В него включили Китай и Бахрейн.

 

 В 2005 году Гран При стало 19, к чемпионату присоединилась Турция. В 2007 европейская часть календаря потеряла Сан-Марино, а два немецких этапа превратились в один, приняв систему "раз через раз". В этом году Европа приобрела гонку в Валенсии, также Формула 1 расширила географию до Сингапура – но ценой потери Индианаполиса, что очень нехорошо отразится на спонсорах и производителях машин.

 

В следующем году Ф1 получит высокооплачиваемую гонку в Абу-Даби, но останется без Франции и Канады. Несложно подсчитать, что таким образом Европа примет 8 гонок, а "гастрольных" этапов будет 9. И ни одного Гран При в Северной Америке.

 

Этапы в Бельгии, Венгрии и Италии находятся на бюджетном финансировании, а существование обеих испанских гонок напрямую зависит от успехов Фернандо Алонсо. Гран При Великобритании и Германии – оба с богатейшей историей – находятся в серьёзной опасности. Даже Турция столкнулась с трудностями и сейчас эту гонку организует компания, принадлежащая "Formula One group". Гран При Австралии постоянно находится под давлением из-за убытков, растущих год от года, да и в Китае царит недовольство потерей денег из-за гонки в Шанхае. Что касается Японии, то "Тойота" не выразила желание финансировать постоянное проведение гонки на Маунт Фудзи, поэтому этот автодром будет чередоваться с Сузукой – для экономии.

 

Известно, что в ближайшем будущем Формула 1 планирует проводить гонки в Индии, Южной Корее, и таких местах как Катар, Россия и Южная Африка. Возникают разговоры о реанимации Гран При США, но пока всё только на уровне разговоров.

 

"Formula One group" полагает, что местное правительство должно быть вовлечено в финансирование национального этапа, подобно тому, как правительства вкладывают деньги в проведение, например, Олимпийских игр. К сожалению, это предложение не встречает положительной ответной реакции. Формула 1 аргументирует свою идею тем, что, принимая Олимпийские игры, городское правительство также теряет деньги, но в ближайшие годы они окупятся за счёт увеличения числа туристов.

 

Преимуществом Ф1 называется и то, что гонка будет ежегодным спортивным событием, а не одноразовым, как Олимпиада, которую принял раз в жизни, и можешь забыть. Это правда, но контраргумент заключается в том, что Формула 1 не является столь уникальной, как Олимпийские игры, и поэтому не заслуживает подобных инвестиций. Возможно, с этим связано желание Берни Экклстоуна награждать гонщиков золотыми, серебряными и бронзовыми медалями – в духе Олимпийских игр. Возможно, таким образом, он хочет добиться восприятия Формулы 1, как соревнования, сопоставимого с Олимпиадой по уровню.

 

Ход интересный, но проблема в том, что Ф1 все больше уходит в те страны, где нет подлинного интереса к спорту. Эксперименты в Малайзии, Бахрейне и Китае показали, что создать интерес не так-то просто, поэтому возникла идея ночных гонок.

 

Есть мнение, что Формула 1 должна оставаться там, где находятся ее преданные поклонники – в Европе. Есть другое мнение: Формула 1 должна выходить на новые рынки и расширять аудиторию, чтобы продолжать развиваться и не угаснуть. Но есть ли у Ф1 какая-то надежда на успех в этом деле? Не похоже ли это все на попытку популяризировать крикет в Хорватии?

 

В качестве хорошего примера медленного развития можно привести ситуацию с футболом – самой популярной игрой в мире, кстати – в Америке. Рост начался в 1994 году, когда Чемпионат мира по футболу отгремел на 9 стадионах этой страны. Это привело к созданию Высшей лиги США в 1996 году, а успех национальной сборной на Чемпионате мира 2002 года помог завоевать ещё часть аудитории. Но до этого рост был очень медленным, поскольку в школах детей футболу не обучали – таким образом, старшему поколению попросту неоткуда было взять знания об этом спорте. Сейчас ситуация меняется, но традиционный американский футбол по-прежнему составляет очень серьёзную конкуренцию.

 

Автогонки – новое явление для развивающихся стран. Но поскольку люди покупают всё больше автомобилей, растёт и их интерес к этой тематике. Однако любопытно отметить, что на Ближнем Востоке гораздо больше интересуются драг-рейсингом, нежели Формулой 1, потому что драг-рейсинг позволяет приблизиться к самой идее автомобиля, а экзотическая формула слишком далека от привычных машин.

 

Были предприняты попытки создать национальные формульные серии, но необходимый уровень инвестиций оказался настолько высок, что гоняться могут себе позволить только очень богатые люди. Суммы берутся из необходимости создания инфраструктуры, поиска молодых талантов в картинге, продвижения их через младшие национальные формулы… и у всего этого есть лишь небольшая надежда, что пара ребят окажутся достаточно талантливыми для выступлений на международном уровне. Проблема в том, что всё это стоит денег, а Формула 1 не хочет выступать организатором национальных серий или оказывать им помощь.

 

Другими словами, Формула 1 стала источником обогащения для кучки финансистов. Их все устраивает, но спорт страдает. Вложение денег было бы хорошей идеей… не только для спорта, но и для "Formula One group" в целом, поскольку, если она продолжит только брать, не давая ничего взамен, отрицательное влияние и негативная реакция со стороны спорта только усугубятся.

 

Это настолько же точно, как то, что яйца – с любой стороны яйца.

 

Перевод: Татьяна Монтоя, Sport.ru