Евгений Дзичковский в "Спорт-Экспрессе" рассуждает о спектакле "Волга" – "Анжи" и сравнивает нынешний футбол с футболом послевоенных лет, Евгений Ловчев в "Советском спорте" продолжает тему, а Юрий Цибанев считает, что "Динамо" нужно оставить Сергея Силкина главным тренером.

 

Перед праздниками мне пришло письмо от Николая Андреевича Пшенко из Новороссийска. Не электронное, а обычное, в конверте. Вот выдержки из этого письма.

 

"Я родился в Москве на 4-й Тверской-Ямской улице. Во время войны был в московском детском доме. В 1946-м бегал на "Динамо", болел за эту команду. Стадион был всегда полон! И получали игроки копейки. А сейчас у каждого зарплата, как у министра, а отдача нулевая.

 

Предлагаю после матча показывать статистику каждого футболиста. Вратарь плохо сыграл - не давать ему зарплату. Защитник проиграл 70 процентов единоборств - выплатить 30 процентов положенного. Полузащитник отдал 20 процентов точных передач - пусть столько и получит от своего контракта. Зарплата тренера тоже должна быть эквивалентна результатам команды…

 

Не думаю, что архаичность предлагаемых мер способна затмить искренность автора письма. И полностью согласен с тем, что если бы нынешние футболисты играли за хлеб, они делали бы это по-другому. Лучше.

 

Пусть не все. Но вот футболисты "Волги", например, во встрече с "Анжи" - точно.

 

Странный был матч. И по игровому наполнению второго тайма, и по поведению на тренерской скамейке Омари Тетрадзе. Горячий наставник "Волги" до перерыва вышел к бровке единственный раз. Потом, если не ошибаюсь, не выходил вовсе. Сидел на месте хмурый, не типичный. Лицезрел. К концу игры я понял, кого он мне напоминает: Леонида Слуцкого во время матча 2009 года "Терек" - "Крылья Советов". Та же апатия. То же понимание происходящего при невозможности что-либо изменить. И минимум комментариев после игры, хотя общительный Тетрадзе имел ничуть не меньше формальных оснований сказать то же самое, что Валерий Карпин после поражения от "Амкара": "Детский сад".

 

А вся "Волга" во втором тайме удивительно смахивала на одного своего бывшего игрока. Хозяева предстали этаким коллективным защитником Поляниным. Нет, они не убегали прочь от мяча, как этот представитель футбольного цеха в прошлогодней игре в "Нижним Новгородом", но в эпизодах с обоими голами в свои ворота выглядели то ли ослепленными, то ли чем-то дезориентированными. А может, кем-то. Пропустив решающий мяч, нижегородцы даже не схватились за головы. Ну а чего там, бывает, футбол дело непредсказуемое. Проход по флангу, подача, - ух ты, мячик мимо пролетел. Смотри-ка, ещё один. Не успели оглянуться, а уже горим. Ну и хрен с ним.

 

Возможно, защитникам "Волги", а также другим людям, причастным к этим голам, было и впрямь всё равно. Но вот Николай Андреевич Пшенко, если он смотрел эту игру, уверен, нервничал у себя в Новороссийске. И всё отчетливее понимал, почему в 1946-м стадионы были полными, хотя игроки получали копейки, а сейчас наоборот.

 

"Не успели оглянуться, а уже горим. Ну и хрен с ним"

 

Не уйти в данном случае и от попыток осознать роль "Анжи" в столь "полянинском" поведении соперника. Думаю, руководству дагестанского клуба не понравилось бы, если бы матч в Нижнем Новгороде и судейство Станислава Сухины в игре предыдущего тура "Анжи" - "Ростов" кто-то назвал звеньями одной цепи. Однако людям не запретишь строить догадки и полагаться на собственные ощущения. А также возмущаться отсутствием борьбы в некоторых матчах российского чемпионата и вспоминать времена, когда на кону стояло нечто большее, чем миллионы евро, - послевоенный хлеб.

 

Недавно я был в Махачкале. И знаете, мне там понравилось. Имею в виду "Анжи", в первую очередь: новую энергию новых людей в клубном руководстве, размах планов, перезагрузку идей и форматов. Однако те, кто задает самый главный вектор развития махачкалинского клуба, обязаны понимать: грубость и дикость старых методов, если от них не отказаться, причинят проекту ничем не восполнимый ущерб.

 

Какой смысл тратиться на пиар и заигрывать с болельщиками по форме, выводя за скобки содержание? Зачем делать клуб частным и объявлять его центром спортивной жизни республики, если не ставить при этом во главу угла футбол и только футбол? Мальчишкам нравится, когда за их команду выступают мировые иконы, и к высокому месту в турнирной таблице они не равнодушны, но детские уши имеют свойство улавливать не только хорошее, а взрослые, в свою очередь, не могут только хорошее обсуждать.

 

К дисциплинарным органам, ответственным за высокие моральные устои в российском футболе, я сейчас, заметьте, не апеллирую. Они приучили нас к незыблемости принципа "нет тела - нет дела", а также к тому, что всякое разбирательство должно начинаться с заявления потерпевшего. Правда, вот ФИФА на днях заключила 10-летний договор с Интерполом для борьбы с договорными матчами. Может, через год-другой это как-то скажется на строгости действий защитников "Волги" у собственных ворот? – Евгений Дзичковский в "Спорт-Экспрессе" о российском футболе, в котором ничего не меняется.

 

***

 

Любопытно, каким таким русским народным способом Сергей Силкин вызвал к жизни дух футбольной непосредственности в своих подопечных, коих его предшественник Божович находил необратимо сытыми. Некоторыми своими кусочками матч "Динамо" – ЦСКА (объективно говоря, он не получился цельным – скорее неровным) был, верно, похож на их легендарные послевоенные схватки. Атака туда – атака сюда. ЦСКА мудрил: Думбия в оттяжке на фланге, вице-чемпионские подразделения (поменявшие обмундирование, смотрите-ка, на цвета, близкие к зенитовским) то растягивались, то сбивались в кучу. А "Динамо" играло незабвенную классику: прорваться и "вдарить". В этом чемпионате еще никто, по-моему, не обстреливал ворота так обильно, прицельно и смачно, как "Динамо" в воскресенье. Колодин, Уилкшир, Кураньи, Самедов, ну и непременно Воронин – кто только не приложился от души.

 

В динамовском стане призадумались: может, Силкина оставить, утвердив "главным"? Им там виднее. Меня сейчас другая мысль, другое чувство занимают: до чего же футбол живёхонек-небезнадежен по чудесной природе своей – если даже в "Динамо", медленном и печальном, прятался, оказывается, такой внутренний огонь! Ну да, важно уметь его извлечь. Иногда, подозреваю, это удается сделать совсем простыми словами: "Эй, товарищ, больше жизни!" – или: "Бери игру на себя, салага!".

 

Отклик-то в динамовских рядах чувствуется. Даже у "непросветленных" молодых. Правда, у Сапеты посильнее, чем у Смолова, а у Смолова – посильнее, чем у Кокорина. Но знаете, когда уже в самой концовке Кураньи, "нападающий точки", оприходовав мяч на своей половине поля, попер вдруг на не самом своем козырном дистанционном ходу буром на всех встретившихся на пути цеэсковцев и прошёл далеко, почти до чужой штрафной… Не представляю, чтоб молодые динамовские сердца, пусть даже нежные и пресытившиеся, не дрогнули от этого высокооплачиваемого примера футбольного упоения.

 

К слову, от "кураньизависимости", по моим наблюдениям, "Динамо" избавилось. Его уже не ищут так навязчиво. И ему приходится, отрешившись от несколько формальной службы на "точке", играть в футбол наравне со всеми.

 

Я не знаю, правильно ли будет остановиться на кандидатуре Силкина. Но знаю другое: в каждой команде, в комнате, где установка на игру, нужно вывесить лозунг: "Не дай себе засохнуть!". – Юрий Цибанев в "Советском спорте" за Сергея Силкина, как главного тренера "Динамо".

 

***

 

За прошедшие выходные удалось услышать: дескать, матч странный, это позор. Не зная всех кулуарных тонкостей процесса, мне непросто рассуждать о закулисной стороне вопроса, обвинять кого-то в нечестности. Любое мое обвинение упрётся в простой вопрос: "А чем докажешь?". А ничем не докажу – телефоны, как говорится, не прослушивал. Как там, кстати говоря, с прослушкой? Может, кто ценными данными поделится?

 

"Любое мое обвинение упрется в простой вопрос: "А чем докажешь?"

 

С другой стороны, это не значит, что надо не замечать данного поединка. Я бы предпочел поговорить вот о чём. Было понятно, что во втором тайме с игрой "Волги" что-то случилось. Особенно акцентирую внимание на обороне – что в первом, что во втором пропущенном голе наносившему завершающий удар отчего-то никто не мешал. Защитники, которые в решающий момент прут на фол, тут вдруг изобразили эскорт. Их право, конечно. А мое право задаться вопросом: что произошло с игроками группы обороны? И что в принципе происходит в "Волге"? Команда здорово начала чемпионат, была в группе лидеров. А из четырёх последних встреч проиграла все четыре. Почему у волжан так много травмированных? Куда делись грузинские полузащитники, которые так здорово вели игру команды? По каким причинам прохладно восприняли забитые мячи игроки махачкалинцев?

 

В общем, ситуация в "Волге" требует отдельного рассмотрения. Что-то происходит в коллективе… В начале сезона в обороне команда действовала предельно ответственно, а впереди верховодили грузины Ходжава и Марцваладзе. Сейчас же в обороне серьёзные проблемы, коль команда пропускает такие мячи, в атаке же грузин нет. – Евгений Ловчев в "Советском спорте" ставит вопросы, но не даёт на них ответов.