Интервью с новичком ЦСКА Мариу Фернандесем, анализ "физического" провала сборной России на Евро, а также разговор с человеком, который 22 июня 1941 года должен был играть в Киеве в футбол за "Динамо" против ЦДКА, но помешала война…

 

"Спорт-Экспресс" успел пообщаться с новичком московского ЦСКА – бразильским защитником Мариу Фернандесом…

 

21-летний защитник на родине считался звездой: по итогам бразильского сезона 2011 года вошел в символическую сборную чемпионата. Для игрока его амплуа в таком возрасте - большая редкость. На тренировке ЦСКА бросилось в глаза, что парень он рослый (186 см), фактурный. Неудивительно, что начинал Мариу Фернандес как центральный защитник и только потом был передвинут на правый фланг обороны. Хорошая техника и сильный удар позволяют ему частенько подключаться к атаке.

 

- Каким вы себе представляли ваш новый клуб, когда были в Бразилии?

 

- В моей стране название "ЦСКА" связано в первую очередь с Вагнером Лав и другими бразильцами, которые здесь выступали. Ясно, что это большая команда, и я был счастлив сюда перейти.

 

- Доводилось говорить с Вагнером о России?

 

- Нет. Против него я лишь играл.

 

- Зато ваш бывший партнер по "Гремиу" Родолфу о нашей стране вам наверняка рассказывал?

 

- Конечно! Говорил, что здесь сильный чемпионат, показывал фотографии Москвы. Я уже и сам понял, что город красивый. Хотя побывать еще, по сути, нигде не успел. Заметил, сколько здесь машин. У нас в Сан-Паулу пробки примерно такие же.

 

- А про еду, язык, русские холода Родолфу рассказывал?

 

- Про холод - да, много! Шутил, что здесь даже пингвины в пальто ходят.

 

- Что побудило вас переехать из Порту-Алегри в Москву?

 

- Я провел в "Гремиу" три года. От ЦСКА поступило хорошее предложение, в том числе и для меня. Клуб борется в России за чемпионство. Я не стал долго думать. Были и другие варианты, но предложение ЦСКА оказалось самым конкретным.

 

- Знаете, что в нашем чемпионате уже есть человек по фамилии Фернандес?

 

- Нет.

 

- В "Динамо" играет аргентинский защитник Леандро Фернандес. Интересно, что будет написано на вашей футболке?

 

- Скорее всего, "М.Фернандес".

 

- Как вам база, ЦСКА?

 

- Инфраструктура очень хорошая, как и должно быть у клуба, который всегда борется за чемпионство. Условия лучше, чем в Бразилии.

 

- Для защитника вы хорошо обращаетесь с мячом. А в России есть поговорка: "техничный защитник - враг команды".

 

- Враг? Ну да, понимаю. В Бразилии тоже хватает людей, которые полагают, что защитник должен только выбивать мяч куда подальше.

 

***

"Советский спорт" разбирается в высказываниях голландских специалистов после провала нашей команды на Евро и задается вопросом: почему сборная на крупном турнире осталась без тренера по физподготовке?

 

 На этой неделе члены тренерского штаба сборной в нашей газете дали свои первые комментарии о провале на Евро. Спец по "физике" Раймонд Верхейен, который со сборной не работал, а лишь написал для нее программу подготовки, утверждает, что с кондициями у игроков был порядок. Аргумент – команда хорошо двигалась при переходе из атаки в оборону и быстро отбирала мяч. По мнению Верхейена, причина провала лежит в тактической плоскости: игроки не знали, как действовать против насыщенной обороны, когда соперник не оставляет свободных зон. Камень в огород Адвоката.

Физиотерапевт Роб Одерленд соглашается с Верхейеном: с "физикой" все было в порядке. А виноваты, по его мнению, "расслабленность и самоуверенность" игроков.

 

Дик Адвокат в интервью голландской прессе и вовсе заявил, что он молодец – создал сильный коллектив из незвездных исполнителей: "У нас команда без звезд. Русские парни, которые поехали играть в Европу, сидели там на скамейке запасных.

 

Тренеры, получается, совсем не виноваты в варшавском провале. Браво! Интересно, не обидно ли слушать это нашим игрокам?

 

Тема "физики" сборной, честно говоря, не дает покоя. Быть может, она действительно и не была главной причиной поражения от греков, как утверждают Верхейен и Одерленд, но что-то явно не сходится. Мы видели две разные сборные – образца 2008‑го и 2012‑го. Программу подготовки для обеих сборных писал один и тот же человек – Раймонд Верхейен. Почему же сборная выглядела так по-разному?

 

<…>

 

На самом деле никаких восстановительных процедур после игры с Италией не было – команда сразу после игры улетела в Москву. Где получила не один, а два выходных. Сборная действительно собралась в Москве 3 июня, но тренировки не проводила, а сразу улетела в Варшаву.

 

Из других сообщений Верхейена можно сделать вывод, что он – большой противник проводить товарищеские матчи в дни перелетов: слишком велик риск, по его мнению, потянуть мышцы. А ведь сборная России прилетела на игру с Италией в Цюрих всего за несколько часов до начала встречи.

 

<…>

Сборная, таким образом, не только осталась во время турнира без тренера по физподготовке, но и не следовала программе, которую сделал для нее телефонный консультант. Команду, следовательно, готовил к турниру один Адвокат (у физиотерапевта Одерленда другие функции – восстановление после матчей и травм).

 

Интересно, как такое возможно, ведь еще в марте, после товарищеского матча с Данией Дик говорил в интервью "Советскому спорту" следующее:

 

– Будет ли у сборной тренер по физподготовке и по вратарям во время подготовки к Евро?

 

– Пока этот вопрос находится в процессе обсуждения.

 

– Читал, что к чемпионату мира-1994  вы готовили сборную Голландии сами, без тренера по физподготовке.

 

– Это так, но тогда было другое время.

 

Почему сборная в итоге оказалась без тренера по "физике", почему консультации Верхейена (за них ведь, наверное, тоже платили) не были учтены? Вот вопросы, на которые хотелось бы услышать ответ – от РФС и от Адвоката. Возможно, не удалось договориться с Верхейеном, но почему тогда не пригласили другого спеца?

 

А если Дик скажет, что с "физикой" был полный порядок, возникает другой вопрос: почему тогда сборная оказалась не готова взламывать насыщенную оборону? Почему в этих ситуациях команда, как справедливо говорит Верхейен, играла в основном через центр и потому постоянно теряла мяч? Проблема ведь была очевидна уже после унылой игры с Литвой?

 

***

Наконец, на страницах "Советского Спорта" сегодня можно найти историю человека, который 22 июня 1941 года планировал играть в футбол за родное киевское "Динамо", а вместо этого ушёл на войну…

 

 

Олегу Петровичу Лаевскому 90 лет. До недавних пор он ходил, но в последнее время здоровье подводит – все чаще лежит или сидит на кровати. Да к тому же погода в Киеве очень душная. Пожилым людям сейчас особенно тяжко.

 

Олег Петрович сперва спрашивает про мое житье-бытье в Киеве. Делюсь впечатлениями от футбола, от Крещатика, Подола...

 

– Я ведь сам с Подола! – у Лаевского загораются глаза. – Там-то о войне и узнал. Мама рано утром 22-го числа сообщила нам, братьям: "Ребята, война!" Вышли на улицу – действительно гул слышен. Это бомбили аэродром в районе Жуляны...

 

А накануне, вспоминает Олег Петрович, он вместе со всей командой был на концерте Эдди Рознера, знаменитого джазового исполнителя. Прекрасная погода, хорошая музыка. Ничто не предвещало грома среди ясного неба.

 

– После концерта нас распустили по домам, а в 12 часов 22 июня мы должны были собраться вновь. Собрались, послушали речь Молотова по радио и стали готовиться к матчу, – рассказывает Олег Петрович.

 

Та игра с ЦДКА должна была стать первой на новом Республиканском стадионе. И дебютной в составе "Динамо" для 19-летнего вратаря Лаевского!

 

– Наш тренер Михаил Михайлович Бутусов за день до игры сказал, что играть в воротах будет Трусевич, – вспоминает Лаевский. – Но потом капитан команды Щегоцкий шепнул мне: "Алик, играть будешь ты. Не волнуйся, действуй, как на тренировке". Я аж побелел. Судя по всему, Бутусов просто не хотел, чтоб я себя накручивал раньше времени.

 

Но почему не мог играть Трусевич?

 

– Скажем так, из-за нарушения спортивного режима, – объясняет мой собеседник. – Не надо уточнять, я именно на такой формулировке настаиваю.

 

Трусевич, как известно, принимал участие в легендарном матче с немецкой командой в оккупированном Киеве, после чего был расстрелян с рядом других футболистов. Правда, у Лаевского есть версия, что расстреляны они были на самом деле за диверсию – якобы бросили в машину, которая месила тесто для хлеба, предназначенного для немцев, стеклянную бутылку с маслом.

 

<…>

 

...Удивительный человек! Прекрасная речь, помнит много подробностей. Олег Петрович сожалеет, что ноги подводят. "А то пригодился бы во время чемпионата Европы. Тем более польский в совершенстве знаю, закончил польскую школу в Киеве", – говорит он.

 

Лаевский старается трансляции матчей Евро не пропускать. Говоря про сборную России, замечает: "Ну как это возможно: подавая угловой, к другому угловому флажку мяч закрутить?" Украиной тоже не впечатлен: "Нет сыгранности". Польша также не вышла из группы – у всех неудачи...

 

Возможно, Олега Петровича еще порадуют матчи плей-офф с громкими вывесками: Испания – Франция и Англия – Италия. Англичане с французами сойдутся как раз на "Олимпийском" (изначально – Республиканском стадионе) 24 июня. 71 год назад трибуны здесь тоже были забиты под завязку, но матчу помешала война...

 

Поэтому, прощаясь, желаю здоровья Олегу Петровичу. И всем, кто воевал за то, чтобы мы могли жить, любить, радоваться футболу наконец. А тех, кто не дожил до этих дней, помянем низким поклоном. Вечная слава!