"Советский Спорт" возвращается к скандалу с Андреем Аршавиным, но только даёт радикально иное представление ситуации. Также издание опрашивает известных экспертов о будущем сборной России. В это же время "СЭ" сравнивает реакции на вылет сборной в разных странах…

 

"Советский Спорт" опросил популярных журналистов на тему будущего сборной России по футболу…

 

1. Почему сборная России не вышла из группы?

 

2. Что думаете об утверждении: "Во всем виноват Дик Адвокат"?

 

3. Какова мера ответственности футболистов перед страной?

 

4. Главное событие из стана сборной, о котором вы будете вспоминать долгие годы?

 

5. Вас устраивают отношения сборной с болельщиками и журналистами? Что бы вы хотели улучшить?

 

6. Что делать со сборной дальше – оставить как есть, разогнать или косметически обновить?

 

Тимур ЖУРАВЕЛЬ, комментатор "НТВ–Плюс":

 

Сборная просчиталась с подготовкой, выйдя на пик "физики" к матчу с Италией и Чехией. Это абсолютно точно тренерский просчет. Второе – сама команда. Для основного состава этой сборной Евро не был турниром всей жизни, а был очередной тяжелой работой. Исключение – Дзагоев. Конечно, это больше мои эмоции, но после победного матча с Чехией меня поразило, какими безразличными наши футболисты шли по микст-зоне. Они приехали на Евро трудиться, а не радоваться жизни. Это издержки возраста и опыта команды.

 

В таких провалах не бывает одного виноватого. Но, учитывая его самодовольное поведение после Греции, я хочу поднять руку вверх: да, Дик виноват! Он наговорил кучу ерунды и ни слова не сказал о своей вине, о том, что где-то просчитался. Он просто трусливо сбежал, не дав ответа ни на один вопрос.

 

Дик так хотел добиться результата, что не парил себя сменой поколения, он, как очень олдскульный и консервативный тренер, верил, что результат ему дадут "старики". Но даже не удосужился этих "стариков" правильно подвести к турниру. Ну и, наконец, Аршавин. Верить в игрока – это одно, но ставить его в не всякой критики – это глупость и игнорирование проблемы.

 

Все-таки я думаю, что это – мера ответственности перед самим собой, вопрос личного воспитания. Поэтому я не готов на всех игроков сборной повесить один ярлык. Кто-то плакал после поражения от Греции, а кому-то было, извините, по фиг. Ответ простой: тех, кому по фиг, не надо ставить в состав или вообще вызывать в сборную. Это вопрос к будущему тренеру.

 

Не хотел рассказывать об этом случае, но сейчас уже все равно. Наша съемочная группа оказалась в отеле сборной за два дня до игры с Польшей. Мы собирались записать интервью с одним из игроков в специально отведенной комнате. Только мы расставились, как в комнату зашел Дик Адвокат со своим тренерским штабом. Очевидно, что произошло недоразумение. Нам разрешили быть в этой комнате, но и у тренера на эту комнату были свои планы – он хотел посмотреть футбол. Дик просто взорвался. Он кипел как чайник, был очень на нас зол и буквально срывался на крик.

 

Я попытался как-то смягчить ситуацию, но Адвокат вообще не хотел меня слушать. Мы извинились и вышли. Конечно, Адвокат – главный тренер и хозяин пространства, где живет сборная, но этот эпизод мог разрешиться по-разному, в том числе и мирным способом. Я не вымещаю на Адвокате свою обиду, просто рассказываю вам о его своеобразном темпераменте.

 

<…>

 

Георгий ЧЕРДАНЦЕВ, комментатор:

 

Мы не вышли из группы, потому что не использовали свои моменты. Все просто: побеждает команда, которая забивает голы и забивает больше соперника.

 

Я не согласен с такой трактовкой. Это нечестно, когда в случае успеха носят на руках одного человека или в случае неудачи винят кого-то одного. Суть коллективного вида спорта в коллективной ответственности. Так что не думаю, что стоит вешать всех собак на главного тренера.

 

Речь не об ответственности перед страной, а о профессионализме, отношении к своему делу. Это и нужно обсуждать. Потому что ответственность измерить нельзя.

 

За жизнью команды вне футбольного поля я не следил. Что касается игровых моментов, то телевизионное восприятие не дало мне каких-то запоминающихся моментов. Евро как Евро, ничего особенного.

 

Нет, не устраивают. Работа с прессой в сборной построена категорически неправильно.

Дело в том, что, на мой взгляд, существует ситуация, при которой к сборной допущены определенные журналисты. Это неправильно. Либо сборная должна быть открыта для всех, либо для всех закрыта, и всю информацию из сборной мы будем получать исключительно через пресс-атташе. А когда эти новости нам сообщают приближенные к сборной журналисты, то мы получаем искаженную картину происходящего.

 

Нужно обновить категорически. Настало время резать по живому. Некоторые игроки сборной своими действиями, поведением и высказываниями сами сказали команде: "До свидания!". Пришла пора смотреть в будущее, в 2018 год. Поэтому я бы, поблагодарив половину игроков за то, что они сделали, строил новую команду.

 

***

"Спорт-Экспресс" в лице Евгений Дзичковского рассуждает о том, как реагируют на вылет своей сборной ирландцы, датчане и другие страны…

 

Так они и жили: спали врозь, а дети были. Это про нас с тобой, сборная. Про тебя и твоих болельщиков.

 

Интернет-пространство пестрит сюжетами: греки клянутся в любви к потрепанной кризисом Элладе. Вылетевшие ирландцы называют итальянца Джованни Трапаттони глубоко родным, в доску "зеленым". Проигравший Славен Билич, не замечая хорватских дымов и файеров, благодарит нацию за любовь к его отчаянным футбольным бандитам. Шведы перед последним матчем обещают посвятить флегматичному желтому морю в Киеве кровавый бой в ответ на позитив, который весь групповой этап исходил от скандинавских болельщиков. Поляки коллективно извиняются: прости, родина.

 

Россия забилась по норам. Игроки зализывают раны. Публика, напротив, сыплет на них соль. Тренер спрятался в тюльпановый блиндаж. Чиновники по каплям выдавливают из себя кислокапустный оптимизм, призывая поверить: футбол - всего лишь игра. Ну да, верим: в домино соседу проиграли...

 

<…>

 

Отличия два - они богатые и знаменитые. Это не может не накладывать отпечаток на линию жизни, но это совершенно не отменяет дрожи при исполнении гимна. Не мы им судьи в этом вопросе. Потому что они - это и есть мы, со всеми нашими рефлексами, условными и безусловными.

 

Российский фанат всегда готов за себя постоять. Он не ведет себя в семье так же, как на улице, где меняется, грубеет в несколько раз. Что, в таком случае, удивило всех нас в поведении Романа Широкова после игры в Казани? У него был повод вступиться за себя, и он выбрал наиболее правильную, с его точки зрения, тактику ведения боя. Вышло по-хамски? Но разве хамство - не часть нашей жизни? Разве не орет каждый из нас те же слова любителям поиграть в "шашки" на дорогах, беспредельщикам в очередях и трамваях? И разве не хамство - отношение к нам полиции, медработников, "мигалок", чиновников, коммунальщиков?

 

Это не о политике, если кто не понял. Это о нашей жизни, делающей нас волками и заставляющей видеть волков в окружающих.

 

Аршавин сказал: "Ваши ожидания - ваши проблемы". И я его понял. "Вы нас переоценили, - вот перевод этой фразы. - Вы зря в нас верили. И вы не вправе упрекать нас в том, чего мы вам не обещали". В нашей работе тоже бывает подобное. "Вы не так написали". "Нет, вы не так прочли".

 

Аршавин мог бы смягчить ситуацию. Ведь у него наверняка было, что сказать в свое оправдание. "Нас не так тренировали", - например. Или: "Нас неверно скомпоновали на поле, плохо подготовили к турниру, не настроили должным образом" и т.д. Не важно, был бы он при этом прав или нет. Важно, что Аршавин в жизни своей никогда ничего не смягчал. "Сжестил" и на этот раз. У него не было ни единой причины ответить иначе.

 

Болельщики тоже могли бы поставить вопрос по-другому: "Почему вы не смогли обыграть греков и поляков?" Возможно, они услышали бы в ответ что-то профессиональное и относительно логичное. Но болельщики требовали от сборной не объяснения - покаяния.

 

<…>

 

Мы, говорите? Нет, "мы" - это греки, ирландцы, хорваты, чехи, шведы. Маленькие нации, живущие по другим лекалам. А в сборной России играли "я". Более того, и болели за нее много тысяч "я", давайте это признаем. У нас такое общество. Мы хворы - не по отдельности, а все вместе. Между нами вместо клея - вольтова дуга.

 

А тут еще журналисты. Вы пошли бы мыть посуду, если есть возможность безнаказанно ее не мыть? Зачем тогда сборникам идти к прессе? Они не молчат, как многие считают: они говорят, когда у них есть время и желание. Остальное - проблемы самой прессы, ежедневной заинтересованности в ней у сборников нет. Не говоря уж про тренера: ему-то что за печаль - отношения команды с российской прессой? И если он гордится своей работой, почему должны каяться игроки?

 

Вот, собственно, и все, круг замкнулся. Нам позволено за них болеть, им позволено быть частью шоу. Цирк, сворачивая шатер, не извиняется за сорванное представление. Труппа хотела, но не смогла. Она постарается в другой раз. Ведь вся эта суета - всего лишь футбол. И немножко бизнес.

 

***

 

Наконец, "Советский Спорт" рассказывает о том, что же на самом деле творилось в варшавском отеле после игры Россия – Греция…

 

"Если мы не оправдали ваши ожидания – это ваши проблемы", – говорит Андрей Аршавин депутату Госдумы Антону Белякову на видео, попавшем в Интернет. Комментарийная вакханалия, вызванная этим бестселлером, и неспокойная совесть заставляют меня, невольного свидетеля событий в отеле "Бристоль", подробно описать увиденное. Ведь ролик-то, с одной стороны, реальный, а с другой – не дающий полной картины происходившего, обрезанный таким образом, чтобы четко соответствовать цели его авторов.

 

До сих пор удивляюсь, почему подслушивающе-подглядывающие болельщики не растиражировали другую фразу Аршавина: "А что, мы этих греков купить были должны? Это же не чемпионат России!".

 

Да-да, Андрей ведь и такое в том знаменитом диалоге говорил. В шутку, естественно, что следовало из контекста беседы. Но у плевавших на это СМИ отлично пошли бы клики под заголовком "Аршавин: в чемпионате России продают игры".

 

<…>

 

На этом гоп-компания не угомонилась и, узрев Аршавина, двинулась к нему. Солировать стал уже некий наголо бритый гражданин, грубо прервавший общение капитана с журналистом. Я видел его лишь со спины, а поэтому не готов присягнуть, что это был именно Антон Беляков. Но должностью своей он кичился, это я слышал своими ушами. Сперва разговор начался в более-менее конструктивном русле, если так можно назвать беседу, произошедшую в столь накаленной обстановке. Тут мне на несколько минут пришлось отлучиться. Видимо, именно в этот момент происходила та часть общения избранника народа с капитаном сборной, которая в итоге засветилась в Сети. И все равно я удивлен самообладанием Аршавина, который, не меняя позы, спокойно отвечал на порой совершенно глупые вопросы не совсем, как мне показалось, трезвых и совершенно незнакомых людей. Более того, на "тыканье" подчеркнуто "выкал". Из чего делаю вывод: "ваши проблемы" – это к конкретному депутату обращение, а не к болельщикам всея Руси. Хотя я бы лично не сдержался и такого бы этому депутату наговорил бы… Да вы сами себя на место Аршавина поставьте!

 

Вскоре я услыхал, что разговор вновь пошел на повышенных тонах. И я вернулся стремглав. Лысый стал наезжать на Андрея за то, что матч с Польшей завершился вничью "по приказу сверху". Аршавин объяснял, что никаких приказов не получал. Но лысый настаивал. При этом грубо заткнул рот журналисту, попытавшемуся защитить Андрея от зарвавшихся любителей футбола.

 

<…>

 

Вот что я видел в отеле "Бристоль" той ночью. Обстановка, повторюсь, была накаленной, со стороны так называемых болельщиков стоял мат-перемат. Впечатление они своим состоянием и поведением оставляли наимерзейшее. И я, если хотите, даже горжусь Аршавиным, который не опустился до их уровня полемики. А сказать в запале, когда только что чуть не побили твоего товарища, а сейчас того и гляди физическую расправу учинят уже над тобой, можно всякое. В том числе даже то, что в другой, не стрессовой, ситуации никогда бы не сказал.

 

Еще в понедельничном номере писал, что в этой истории меня изначально больше всего поразила латентность охранников сборной. До чего ж дошла разруха, если мы не только не в состоянии оградить футболистов от нежелательных контактов после игры или тут же пресекать их при возникновении? Да, я не считаю, что у болельщиков есть право вваливаться в отель сборной, нарушая в данном случае неприкосновенность их частной жизни. Что это за пацанские замашки: "Эй, ты, иди сюда, поговорим о твоей игре по-мужски!"? Я вот не хочу, чтобы в моем подъезде меня отлавливали читатели (а они, увы, как и болельщики, тоже разной степени адекватности бывают) с жесткой критикой моих публикаций. Да и вы, будь хоть риелтором, хоть асфальтоукладчиком, вряд ли бы нормально отнеслись к такому варианту взаимоотношений с потребителями.

 

Я вообще считаю, что теперь надо Аршавину с ребятами хорошенько дунуть кальяну и отправиться маршем от ресторана "Горки" до Госдумы. Найти там депутата Белякова и поинтересоваться у него, к примеру: почему он такие законы принимает, что у нас столько нищих спортсменов и тренеров, да и просто нищих? Да мало ли вопросов к депутатам-то?! К примеру, за чей счет и не в рабочее ли время они в Польшу на футбол мотаются? Ну а чтобы отвечал четко, Аршавин своего приятеля Валуева из той же Думы к беседе подключит.

 

Смех смехом, но мне в этой ситуации нашу сборную не жаль ни капельки. Все произошедшее, на мой взгляд, прямое следствие организационных провалов в работе с национальной командой, ее отношения к нормальным болельщикам. Они, люди, потратившие свои кровные на поездку в Варшаву, например, большой толпой пришли к отелю проводить команду на решающий матч с греками.

 

А им, возносящим сборной хвалу, никто из игроков даже ручкой не помахал. Да и после игры лишь один футболист додумался поблагодарить болельщиков – это, кстати, Аршавин был. И чего потом удивляться, что тебя в гостинице встречают отборными матюгами?

 

Знаете, что больше всего на контрасте зацепило? В это же время мимо отеля проходила толпа поляков, кричащих: "Да здравствует сборная!". Это они о сборной, занявшей последнее место в слабейшей группе домашнего чемпионата. Но сборной, которая на следующий день в полном составе явилась пообщаться со своими зрителями в фан-зоне. А все потому, что она со своими болельщиками – одна команда.