29 января футбольный Азербайджан отмечал важнейшую для себя дату – в этот день родился их легендарный соотечественник, блестящий арбитр Тофик Бахрамов. @Sport.ru рассказывает о моменте, подаривший миру тысячи споров, непосредственное участие в котором принимал советский судья.

Часто бывает так, что один свисток арбитра имеет огромнейшую значимость. Он может привести  многомиллионную армию болельщиков в эйфорию, но с точно такой же легкостью и хладнокровием – причинить боль. Пронзительный звон главного друга футбольного судьи иногда переполнен высочайшей степени цинизма и далеко не всегда должной справедливости. Теперь представьте, что мы говорим о лайнсмене. Среди его атрибутики нет свистка, но он без проблем обходится без него. Он может махнуть флажком, зафиксировав положение "вне игры", или какое-либо другое нарушение, которое не всегда может узреть арбитр в поле. Заметьте, я сознательно не употребляю выражения "главный судья", ибо каждый из бригады блюстителей закона одинаково важен и в свой "звёздный час" может сотворить невиданное доселе чудо. Помимо движений рук в его арсенале есть еще, к примеру… утвердительный кивок головой. Кивок этот ужасен для одних и велик для других. Он вполне может войти в историю, тем более, если он совершен в экстра-тайме финала Чемпионата Мира.

Человека, о котором сейчас пойдет речь смело можно отнести в категорию судей, которые прославились благодаря своим спорным и неоднозначным решениям на футбольном поле. Часто под таким описанием мы подразумеваем арбитров, чьи вопиющие ошибки заставили кричать от ужаса даже самых сдержанных болельщиков. Однако, ситуация, главную роль в которой сыграл Тофик Бахрамов, отнюдь не однозначна. Она буквально соткана из противоречий. Этот момент не дает спокойно спать миллионам ненасытных журналистов на протяжении долгих сорока с лишним лет.

"Перед приглашением судить матчи главного футбольного турнира советский арбитр провёл лишь два матча на международной арене…"

На Чемпионат Мира 1966 года советский арбитр попал неожиданно. Дело в том, что перед приглашением судить матчи главного футбольного турнира советский арбитр провёл лишь два матча на международной арене! Такое признание говорит о том, что Бахрамов был великолепен в своём деле. В нём определенно присутствовала грациозность и обаяние, а главное – решительность и уверенность в своих действиях. Эта уверенность и принесла ему мировую известность и славу. Ко всему прочему, он был универсалом: мог работать как арбитром в поле, так и на линии.

Так получилось, что главный матч своей жизни Тофик Бахрамов провёл как раз в роли лайнсмена. Он был призван помогать швейцарцу Готтфриду Динсту, который считался опытным и уважаемым в футбольных кругах арбитром. В финале на Уэмбли встретились сильнейшие сборные – Англия против ФРГ. Эта игра вызвала большущий резонанс среди британских фанатов, не удивительно, ведь их любимцы впервые так близко подобрались к заветному трофею. Весь Туманный Альбион, как и остальной мир, был прикован к экранам своих телевизоров, а те, кто не имел его, с интересом следили за происходящим, слушая трансляцию по радио.

Более равных в то время соперников, чем немцы и англичане, наверное, и не придумаешь. Гостей совершенно не смущала атмосфера на стадионе, они играли, будто в родных стенах – непринужденно и раскованно. Хозяев же, кажется, немного сковывал груз ответственности, возложенный на них. Однако гол Хельмута Халлера уже в начале матча погнал родоначальников вперед, и теперь остановить их было крайне сложно.

Бахрамов делал то, что должен был. Чётко и своевременно сигнализировал каждое нарушение правил, чем внушил к себе доверие, как публики, так и футболистов, которые и в мыслях не держали того, чтобы усомнится в его компетентности. Такому отношению к советскому судье пришел конец на 101 минуте матча, когда произошла та пресловутая, но оттого еще более интересная ситуация.

"Даже на повторе нельзя однозначно определить пересек ли круглый линию ворот, а уж тем более в динамике игры…"

Нобби Стайлз запустил по бровке быстроногого Алана Болла, тот, словно ракета помчался вдоль фланга и, увидев, открывающегося Херста, сделал точнейшую передачу. Джефф мяч принял не совсем удачно, но, несмотря на это, развернувшись, выстрелил в перекладину, от которой сфера отрикошетила в изумрудный газон. Даже на повторе нельзя однозначно определить пересек ли круглый линию ворот, а уж тем более в динамике игры. Однако ответственное решение всё-таки нужно было кому-то принять. Все взоры устремились на седого мужчину, в глазах которого можно было заметить волнение и колебание, но стоило только арбитру в поле Динсту подбежать к нему, как всякие сомнения рассеялись и Тофик Бахрамов уверенно закивал головой и рукой показал на центр. Гол засчитан.

Англичане, словно дети, запрыгали от накрывающей их волны радости и кинулись поздравлять счастливого автора дубля, а немцы яростно бросились к лайнсмену и, чуть ли не обнимая его, доказывали судейскую неправоту. Как бы там ни было, ничего уже нельзя изменить. Трибуны неистово ревели от умиления, предвкушая самую большую победу в своей истории. И болельщики были правы – она состоялась. Шла последняя минута второго экстра-тайма: Бобби Мур сделал передачу на Джеффри Херста, который легко ушел от одного-единственного защитника немецкой сборной и пушечным ударом всадил мяч в сетку. Теперь уж точно никто не в праве был упрекать родоначальников за нечестную победу.

Однако нашлись и такие. Вспомнили всё: и то, что Королева Англии после матча вручила Бахрамову "Золотой свисток" (приз, который доселе вручался только арбитрам в поле) и то, что якобы перед игрой азербайджанец встречался с представителями британской стороны и о чем-то с ними мило беседовал. Кроме этого, было придумано дюжину загодочных мифов и легенд. Одна из них гласит, что в одном из своих последних интервью на вечный вопрос о том был ли гол, судья ответил: "Сталинград". Конечно, можно бесконечно искать какие-то потусторонние причины того судьбоносного решения, но зачем?

Подлинно известно лишь одно – Бахрамов стал национальным героем Англии. Его стали сравнивать с Робином Гудом. Ежегодно проходят массовые акции в память о великом советском арбитре. Джефф Херст тоже не забыл о человеке, который принес ему славу: однажды он пригласил к себе на прием сына Тофика и вручил ему футболку, надпись на которой гласила: "Большое спасибо".

Бахрамов был и остается кумиром азербайджанского народа. Не так давно был открыт первый в мире памятник футбольному судье. В металле был отлит легендарный советский арбитр, который навсегда войдет в нескончаемую книгу истории, как человек, чьё волевое решение позволило англичанам после стольких лет ожиданий наконец-то попробовать на вкус золото победы, а советских болельщиков заставило почувствовать нескрываемую гордость от того, что у них был такой соотечественник.

Никита Батенко, @Sport.ru