Молодое поколение болельщиков вряд ли помнит тот июньский день 1991 года, а любители футбола постарше, наверняка, никогда его не забудут. 23-е июня 1991-го и тот финал Кубка СССР – дата и место, ставшие триумфом талантливейшего голкипера, которому зловещая судьба совсем скоро станет поперёк дороги жизни и футбольной судьбы.  Михаил Еремин... Вратарь, которому все прочили блестящее будущее в футболе, и мечты, которым не суждено было сбыться. @Sport.ru рассказывает о трагической судьбе парня, который, по признанию многих, мог бы встать в один ряд с признанными мэтрами советской вратарской школы.

 

Как же часто в жизни происходит так, что за взлетом неминуемо падение. Одно дело, когда идёшь ко дну с вершины, чтобы подняться, и совсем другое - падать ниц на взмахе крыла и понимать, что ты смертельно ранен и не взлетишь больше никогда.  Наверное, такие мысли пронизывали сознание парня в мгновения, когда его "Жигули" таранили огромную венгерскую машину. Этот "Икарус" стал той стеной на пути футболиста, которую он не в силах был преодолеть даже всем своим богатырским здоровьем. А ведь мы все тогда так верили в это. Верили в то, что Ерёмин обязательно сможет... Эта махина железная, но ведь Миша - парень стальной, титановый -  какой угодно, но сильнее этого бездушного порождения мысли человеческой. Больничная палата стала для него стадионом, на который стекались толпы его преданных поклонников и друзей. Вместе они были одной командой, борющейся за самый важный в жизни каждого из них результат – только бы этот матч не стал финальным. Не смогли, не сумели, не повезло, не выручил Миша…

 

Казалось бы, еще несколько часов назад стадион жил мольбами о том, чтобы ЦСКА удержал победный счёт,  и этот финал побыстрее закончился. Наверное, именно об этом молил тогда Бога и Михаил. А по истечении времени матча, упав на колени,  благодарил Всевышнего за то, что судьба ниспослала в руки молодого голкипера столь желанный Кубок.  Но ведь судьба – часто злодейка. Нет, она мразь, тварь, подлая костлявая старуха в своей дикой несправедливости к этому футболисту, но только не злодейка. Как можно теперь назначить столь долгое и мучительное "дополнительное" время к финальному матчу человеку, который больше всех заслужил ТОГО финального свистка?! Но ведь была, была дикая и безумная надежда, что  "дополнительный тайм"  Ерёмин выстоит "костлявой" назло. Не смог...  Много сил было отдано, чтобы расправить крылья, оторваться от земли и набрать высоту. Глухой колесный выстрел в сердце пронзил полет этого молодого и красивого журавля, который летел к солнцу крепчающими взмах от взмаха крыльями. Тишина...

 

Так всегда бывает, когда свершилось то, чего уже не исправить и не вернуть никогда. Именно в такие минуты человек слышит тишину. Поверьте, здесь нет художественного вымысла. Я испытал это чувство, когда  попал в автомобильную аварию и на некоторое время потерял сознание. Тогда мне казалось, что я действительно слышу тишину и вижу свет, свет столь ослепительной чистоты, какой не сыскать на этой Земле... Быть может,  там действительно есть жизнь, не эта - другая, но ведь жизнь! Мне посчастливилось вернуться сюда, а Миша, к огромному сожалению,  не смог. Но я верю, что есть высшая справедливость, когда всем рано или поздно по заслугам воздаётся. Так пусть же там ему будет хорошо, пусть там он соприкоснется со своими мечтами и почувствует себя счастливым и умиротворенным. Он это заслужил, как никто другой за свою недолгую карьеру.

 

"Кумир должен быть в сердце и душе. Так не будьте же идолопоклонниками!"

 

Ведь в становлении Ерёмина-вратаря не было долларовых купюр искусителей-агентов, не было сытого детства в "буржуйских" футбольных "альма-матер". Он, как и большинство ребятни того времени, просто играл в футбол, стремясь превзойти самого себя трудом и упорством.  Михаил хотел играть так, как играл в воротах Дасаев. Нет, он точно хотел стать лучше - быть Ереминым, который перенял всё лучшее от спартаковского голкипера. Книга Дасаева  "Команда начинается с вратаря" стала для Миши Ерёмина  настольной. Он больше всего на свете дорожил дарственной надписью и автографом своего кумира, и те страницы не имели для него цены.  Вратарь, словно божественную реликвию, хранил перчатки Тони Шумахера, которые ему некогда уступил всё тот же Ринат Дасаев.  Вот они - истинные ценности, над которыми сейчас многие бы посмеялись.

 

Ну что же мы все о грустном… Хотите историю, как отец вратаря напророчил ему "армейское" будущее?  Михаил пришёл в ЦСКА не сразу, потому как  уж очень хотелось в  "Спартак" к Дасаеву сбегать. А как иначе, если голкипер "красно-белых" – автор настольной книги?!  И никто его за это не осудит и не осуждал, как принято ныне. Лишь в двадцать лет Ерёмина  позвал в ЦСКА Садырин -  тренер, с которым "армейский" клуб прогремел в те времена знатно. Однажды, когда  юный еще Миша гулял с родителями по зоопарку, он влюбился в лошадей настолько, что даже просил купить ему пони. На что отец, который страстно симпатизировал ЦСКА,  резонно заметил: "Потерпи, сынок, скоро у тебя будет шанс попасть в большую "конюшню"! Как в воду глядел, как оказалось.  Когда Ерёмина  взяли в "армейскую" школу, папа напомнил ему о том случае и сказал: " Помнишь, сынок, что я тебе напророчил? Ну вот, теперь только от тебя зависит, сможешь ли ты стать настоящим кавалеристом!". Он смог, да еще каким! Красавец-парень с косой саженью в плечах пользовался шальным успехом у девушек и всегда был душой компании.

 

За открытый и отзывчивый характер Ерёмин успел полюбиться и "бякам-журналистам". В то время, когда многие предпочитают следовать суевериям и не давать интервью перед решающими матчами, "армейский" вратарь  со своей фирменной улыбкой смело говорил:" Мы обязательно выиграем сегодня,  я команду не подведу!".  И слово держал, став главным героем СВОЕГО финала, которому суждено было стать началом конца. Тяжело было слушать язвительные суждения о том, что, мол, вся эта трагическая история - итог чрезмерного послевкусия от выигранного финала. Официально подтверждено, что в крови футболиста алкоголя не было, а виной всему - разорвавшийся автомобильный скат, вследствие чего машину на большой скорости вынесло на встречную полосу движения. Да и за рулем-то находился друг Миши, который погиб на месте. Он, судя по всему,  и уговорил Ерёмина "подбросить" его по каким-то личным делам, по сути вытянув из родительского дома. Да не его вина - кто ж знал, что все так...

 

Игроки ЦСКА, как один, глубоко переживали произошедшее, через не могу выходя на поле в последующих календарных матчах. Михаил Колесников рассказывал, что команда, чего греха таить, заливала горе алкоголем.  Особенно тяжело пришлось в Днепропетровске, когда игроки ЦСКА узнали о том, что в больнице Миша Ерёмин скончался, а затем об этом обьявили по стадиону. Футболисты "Днепра" подошли к армейцам и сказали буквально следующее: "Ребята, мы все понимаем и скорбим вместе с вами.  Давайте просто сыграем вничью." Спасибо вам, ребята, за понимание и уважение к человеку, который был честен к футболу до конца.

 

Памятник на могиле Михаила Еремина запечатлел его с кубком в руках - символом застывшей мечты. К сожалению, вандалы и это святое место стороной обойти не смогли.  Сложно сказать, корысти ли ради всё это делается либо кому-то на сувениры понадобились части изваяния. И в том и в другом случае  - это кощунство.  Кто из корысти и ради мелочной наживы - Бог судья. А тем, кто части памятника использует в качестве настольного сувенира, скажу: "Кумир должен быть в сердце и душе. Так не будьте же идолопоклонниками!"

 

Сергей Гавриленко. @Sport.ru