Игорь Рабинер в "Спорт-Экспрессе" делится впечатлениями от игры с Андоррой", Андрей Бодров из "Советского спорта" рассказывает об отношении Адвоката к журналистам, а Евгений Ловчев отмечает новшества тренера.

 

2:1 и 1:0 - результаты двух прежних выездов сборной России в Андорру не сулили нам лёгкой прогулки и теперь. Впрочем, не знаю, кем нужно быть, чтобы продолжать верить в заведомую "халяву" после Марибора.

 

Из 11 игроков, с громадным скрипом прошедших Андорру осенью 2007-го, нынче в стартовом составе оказалось лишь пятеро - но и они, и все мы слишком хорошо помнили тот мрак на "Эстади Комуналь" почти трехлетней давности, чтобы позволить себе в очередной раз наступить на прежние грабли.

 

Судить по взглядам и выражениям лиц футболистов перед игрой - путь коварный и весьма субъективный, но бросилось в глаза, что, во-первых, большинство россиян пели гимн (чего раньше за ними не замечалось), а во-вторых, лица их были какими угодно, но не вальяжными или равнодушными. Игра началась - и стало видно, что команда живёт, выполняет свои действия вовсе не механически. И в отличие от поединка против болгар самим собой - метавшимся у бровки, бурно жестикулировавшим и свистевшим - был Адвокат.

 

"Большинство футболистов пели гимн (чего раньше за ними не замечалось)"

 

Свой известный всем консерватизм голландец продемонстрировал, сделав всего два изменения в стартовом составе по сравнению с хоть и выигрышным, но невразумительным по игре товарищеским матчем с Болгарией. Причем одна из двух этих перестановок - Билялетдинов вместо Жиркова - была вынужденной. Тогда как вторую можно было предсказать наполовину: невыход Торбинского читался, а вот появление Быстрова с его микротравмами - не слишком. В итоге, кстати, у зенитовского правого края, хотя он и старался, пошло не особо. Хотя логика в выходе острого флангового игрока просматривалась безусловная: в матчах с такими соперниками и на таких полях исход решается именно на краях. Одним из этих краев был Андрей Аршавин. Как выяснится - лучший наряду с Павлом Погребняком игрок матча.

 

Первый тайм вообще понравился. Так, как ни странно, бывает даже при одном-единственном за 45 минут голе в ворота Андорры. В помине не было бессмысленного перекатывания мяча по своей половине поля с последующими забросами абы куда; многие атаки развивались быстро и синхронно; люди, их конструировавшие, хотели и могли играть. Будь при счете 1:0 реализован хоть один из многих голевых моментов - не сомневаюсь, все закончилось бы, как в прошлогоднем матче Андорра - Украина, где было, напомню, - 0:6. Но расточительность сборной в этот день была, увы, поистине зенитовской.

 

Остался вопрос, кто в этом важнейшем поединке выйдет на правом крыле нападения. Ибо ни Торбинский с Болгарией, ни Быстров с Андоррой не убедили. Зато оба раза убеждал выходивший вместо них на замену Дзагоев - хоть это номинально и не его позиция. Но если одно приличное появление можно было счесть за случайность, то два ею быть не могут. Сразу вспомнились слова Леонида Слуцкого: мол, в Дзагоеве он больше всего ценит игровую "конкретику" - то есть количество голов и результативных передач даже при не самом значительном игровом времени. В Андорре Дзагоев, едва выйдя на поле, заработал пенальти. Игорь Рабинер в "Спорт-Экспрессе" анализирует матч с Андоррой.

 

***

 

Какие реверансы мы ни делали бы в сторону футбольных "карликов", свою порцию ироничных насмешек и даже пренебрежения они обязательно получат. Андоррские журналисты к этому уже привыкли. Они ничуть не обиделись на Дика Адвоката, задавшегося вопросом: "А зачем здесь (в Андорре. – Прим. ред.) играть? Не лучше бы в Барселоне проводить матчи?". Между тем в Андорре гордятся членством в ФИФА и УЕФА, а также правом принимать в столице лучшие сборные континента.

 

Дик имел все основания быть недовольным. Глядя на поле, возникает одно желание: вытянуть его хоть чуточку по длине и хоть немного развести вширь. Но это, представьте себе, едва ли теоретически возможно. С одной стороны поле соседствует с автотрассой, а еще с нескольких – с отвесными скалами. Еще бы неплохо и качество поля довести до уровня – избавить газон от кочек и проплешин, которые, впрочем, были малозаметны с расстояния.

 

С точки зрения организации дел Федерация футбола Андорры решительно ничем не отличается от любительского клуба. Накануне матча пресс-секретарь федерации откровенно призналась нам, что ей не удалось в срок распечатать аккредитации, виновато улыбнулась и кокетливо пожала плечами. Что имеем в результате: полицейские отказались пускать российских журналистов на стадион заблаговременно, вопрос решился лишь за час до матча.

 

Жизнь сборной России в тихой Андорре била ключом. Дик Адвокат, к примеру, устроил чистку в рядах делегации. Не пугайтесь, никаких потрясений. Узнав, что в отеле с командой проживает один из моих коллег – пишущий журналист из спортивного издания – Дик возмутился: "Это не порядок и против моих правил!". Он тотчас потребовал съехать "вычисленного" в другой отель. Стало известно, что все это время тренера держали в заблуждении. Говорят, что почтенного, интеллигентного вида журналиста Дику ещё перед матчем с Болгарией представили не то как водителя, не то как гида, он и поверил по наивности. Голландец заподозрил неладное, когда "шофёр" все чаще стал попадаться ему на глаза с диктофоном или блокнотом в руках. Но при этом не водил автобус и не рассказывал о достопримечательностях!

 

К чему эти заметки? К тому, что Адвокат намерен выстроить принципиально новые отношения с прессой. Дик не хочет видеть журналистов ни в отеле, где проживает команда, ни в чартере. И это правильно, господа. У команды должна быть своя жизнь. Дай бог, прекратят прирастать числом "кальянные" сплетни о команде, и у игроков станет меньше поводов отвлекаться на посторонних.

 

"Дик не хочет видеть журналистов ни в отеле, где проживает команда, ни в чартере"

 

Пусть наступит изоляция, о которой так мечтает Дик. Но взамен хотелось бы получить внятную программу по освещению жизни сборной. Не убудет с наших ребят, если часть своего свободного времени во время сборов они посвятят общению с прессой. Пусть будет один день открытых дверей. Или каждый день, но по полчаса. Не суть – регламент определится в рабочем порядке. Как любят говаривать люди футбольные, мы все одно дело делаем. Да и кодекс чести российского футбола уже всеми подписан. Там и о популяризации нашей любимой игры сказано.

 

Мы говорили о том, что Дик Адвокат закручивает гайки в плане дисциплины. Но надо отметить, что он вовсе не диктатор.

 

Учитывая, что в Андорре-ла-Велье обстановка более чем спокойная, игрокам разрешили вчера прогуляться по улицам города, совершить покупки. Как правило, в день матча футболисты стараются не отходить далеко от отеля, соблюдая меры предосторожности.

 

Владимира Габулова, Алексея Березуцкого и Алана Дзагоева корреспонденты "Советского спорта" встретили в центре города около полудня. Прохожие не беспокоили футболистов, они сосредоточенно рассматривали прилавки, на которых были выставлены наручные часы. – корреспондент "Советского спорта" Андрей Бодров о взаимоотношениях Адвоката с журналистами.

 

***

 

Мне понятны шаги Дика по формированию основного состава – он опирается пока на тех, кого хорошо знает, в ком уверен. Это важно. В основе появились семь футболистов, имеющих отношение к "Зениту", либо игравших в нем в прошлом (как Аршавин или Семшов), либо играющих в Петербурге и поныне, плюс оборона из ЦСКА и Динияр Билялетдинов. То есть в составе мы не увидели практически ни одной фамилии, которая бы могла удивить.

 

Я сказал практически – потому что, честно говоря, так и не понял сути истории с отдыхом, который Дик предоставил Быстрову и Анюкову. Адвокат говорил, что они устали, и он дал им выходной. Дело темное, но если это был не выходной, а дисциплинарные санкции, то, поставив обоих в состав в Андорре, голландец, на мой взгляд, поступил опрометчиво – такого соперника команда обязана обыгрывать и без обоих зенитовцев.

 

Важный момент – похоже, в отличие от Хиддинка, Дик делает ставку в атаке на Погребняка. И Павел пока доверие оправдывает.

 

Игра оставила впечатление поездки в поезде дальнего следования, когда полустанки сменяют друг друга и со временем клонит в сон. С другой стороны, иного было и сложно ожидать – всё-таки уж очень опасное у таких вот матчей прошлое. Помните, в Андорре в прежние времена сборной приходилось непросто, когда лишь голы Онопко спасли команду от позора, очень непростым выдался и поединок в Андорре в 2007-м, когда был удалён Аршавин. В общем, тот самый случай, когда было важно соблюсти приличия – забить свои голы, пусть и не при феерической игре, но добиться победы без нервов. Это сделать удалось, и это главный итог матча.

 

Очень важно, что у своих ворот сборная не позволила создать ни одного мало-мальски опасного момента.

 

Что насторожило и что продолжается уже не первый отборочный цикл – есть ощущение, что сборная стала чересчур, что ли, профессиональной, что постепенно исчезает искринка, та весёлость в игре, которая так нравится зрителям, заставляет их приходить на стадион. Нашу сборную по серьёзному начинают возбуждать лишь топ-команды – тогда мы видим сумасшедший настрой, кураж. А вот когда играем с равными себе – скажем, словенцами и словаками – куража может и не появиться. Это настораживает. – Евгений Ловчев на страницах "Советского спорта" делится впечатлениями от работы Дика Адвоката.