Как же часто в жизни бывает так, что судьба, наделяя неимоверным талантом, посылает человеку ровно столько же соблазнов и испытаний, пройти которые порой под силу не всем и каждому. Попадая в водоворот житейских коллизий, талант оказывается бессильным в борьбе за самого себя. Подобная участь постигла многих, о которых говорят "поцелованные Богом".  По авансам свыше им приходилось платить  слишком  высокий процент от своего земного и человеческого счастья. @Sport. ru рассказывает об одном из талантливейших футболистов советской эпохи…

Футбольный путь этого человека, появившегося в "Торпедо" в телогрейке и с чемоданом в руках, напоминал историю Золушки, чудесным образом очутившейся на балу средь принцев и королей. Тогда он был просто Эдиком – мальчиком из подмосковного Перова, где трудился слесарем на заводе "Фрезер" и поигрывал в футбол за одноимённую заводскую команду.  Мало кто мог тогда предположить, что вскоре поглазеть на игру этого парня будут собираться стадионы. Он станет "белым Пеле", "Стрельцом", но для всех почитателей его незаурядного таланта так и останется просто Эдиком, сумевшим влюбить в себя футбол и не устоявшим перед житейскими соблазнами.

Казалось,  дети послевоенного времени прошли всё: голод, нужду, разруху… Но когда ты разрываешь этот круг тягот и лишений, то очень тяжело противостоять вдруг появившейся славе, популярности, достатку. Человек с  жадностью упивается тем, что так сразу и вдруг подарила судьба.

Пожалуй, анналы истории советского футбола не знают игрока более любимого и популярного среди болельщиков, каким  был Эдуард  Стрельцов.  Несколько аляповатый и неуклюжий с виду футболист,  но в то же время стройный и взрывной – Стрельцов умел заворожить трибуны и ввести в оцепенение защитников соперника.  Он не был скоростным нападающим, таранным форвардом, коих ныне можно наблюдать сплошь и рядом, а брал своё умом и мыслю на поле. Иногда создавалось такое впечатление, что Эдик впадает в дремоту и прострацию во время матча – он думал. Потом взрывался, фонтан гениальных идей выплёскивался на зелёный газон неимоверно ярко и красочно – Эдик блистал!  Он и футбол-то любил за то, что в этой игре надо думать. Для него было важно не просто выиграть матч, а победить красиво и с особым изяществом.

Если немного пофантазировать и представить Стрельцова в реалиях нашего времени, то видится он в футболке какой-нибудь "Барселоны", например.  "Стрелец" очень любил играть в пас и считал этот элемент важнейшим в футболе. Игроки должны говорить на поле языком паса, пас должен связывать все звенья команды – таково было кредо Стрельцова-футболиста.  А ведь это был просто гений искусных передач. "Каблук" Стрельцова можно было бы сравнить разве что с пасами минского "динамовца" Прокопенко годы спустя.  Тем удивительнее, что футбольный талант Эдика раскрылся в семнадцать лет.  Сложно представить, что в такие годы у игрока может быть столь развито мышление на поле. Да, можно битый час стоять над планшетом и двигать фигурки, но перенести это на поле получается только с опытом.  У этого парня было иначе – у него планшеты были в голове и фишки на них он двигал так, как понимал футбол только он. Получалось божественно.

"Метеором ворвавшись в основу "Торпедо" и покорив своей игрой переполненные стадионы, Стрельцов так же стремительно влетел в состав сборной команды СССР, дебютировав в ней семнадцатилетним"

Валентин Иванов – в ту пору звезда московского "Торпедо"- очень тепло отзывался о Стрельцове, хотя порой и не упускал возможности пороптать в его адрес.  Наверное, в глубине души он немножко завидовал футбольному гению "Стрельца", но пестовал  его-окаянного со всей теплотой отцовской  ласки и заботы.  Их атакующий дуэт со Стрельцовым наводил ужас на оборонительные порядки команд-соперниц "Торпедо" Порой Эдик ещё только подумал, а Иванов уже побежал туда, куда пойдёт передача от "Стрельца".  Если этого для победы оказывалось мало, то Эдик мог накрутить шесть-семь соперников и, протянув на своих могучих плечах ещё двоих, забить вожделенный мяч, решив исход встречи.  Но игра в пас оставалась приоритетной для "Стрельца" при любом раскладе и течении матча.  Как говорил сам игрок, он бы считал хорошие пасы, а не голы, будь его воля. Искусство обращения с мячом Стрельцова сравнивали с мазками по мольберту великих творцов-живописцев. Говаривают, что однажды в раздевалке Эдик поспорил с тренером, что одним ударом закроет мячом распахнутую форточку. Удар – форточка захлопнулась, а стёкла даже и не думали зазвенеть, будто притаившись в восхищении. 

Метеором ворвавшись в основу "Торпедо" и покорив своей игрой переполненные стадионы, Стрельцов так же стремительно влетел в состав сборной команды СССР, дебютировав в ней семнадцатилетним.  Где-то в далёкой Бразилии тем временем восходила звезда другого футбольного гения, которым волею судьбы так и не суждено было встретиться на футбольном поле.  Теперь тот, некогда паренёк в потёртом ватнике и с деревянным чемоданом, росший без отца и с больной матерью на руках, гордо носил футболку с надписью "СССР" на груди. Тогда казалось, что именно с именем Стрельцова будут связаны успехи той советской сборной.  Наверное, так бы и случилось, будь судьба хоть чуточку справедливей к Эдику.

Дебютные матчи за главную команду Советского Союза получились у "Стрельца" лучше не придумаешь – 2 хет-трика в первых двух матчах.  А в 1956 году к даровитому нападающему пришёл первый серьёзный успех на международной арене – золото Олимпиады, проходившей в Мельбурне. На тот момент Стрельцову было всего девятнадцать. Но, вот ведь судьба-злодейка, "Стрелец" оказался эдаким сапожником без сапог, не получив золотой медали за победу на той Олимпиаде.  Дело в том, что золотые медали получали только те, кто играл в финальной встрече. А Стрельцова Гавриил Качалин не поставил в состав на решающую игру со сборной Югославии, предпочтя играть в атаке "спартаковцами".

Место Эдика в нападении советской команды занял Никита Симонян. Нет сомнений, что тренер вправе формировать состав на матч по своему разумению, но есть некая высшая несправедливость в том, что Стрельцов не сыграл тот финал. Ведь в тяжелейшем полуфинале с болгарами именно "торпедовский"  вундеркинд за восемь минут до конца встречи сравнял счёт. А спустя ещё четыре оборота секундной стрелки,  "спартаковец"  Борис Татушин забил победный мяч, открывший дорогу в финал.  Интересно, что Симонян всячески порывался отдать свою медаль Эдику, не уставая твердить молодому игроку, что он её заслужил больше. Подхожу к Эдику, говорю: "Эдик, эта золотая медаль не моя. Она твоя. Ты её заслужил. Можешь взять её себе". Эдик отказывается наотрез, обижается даже. Я отступил, но когда плыли обратно на теплоходе "Грузия", вновь к нему подхожу. А он рассердился: "Ещё раз предложишь мне свою медаль – обижусь!"  В этом и есть Стрельцов – без тщеславия и камня за пазухой.

После того триумфального выступления советской сборной в Мельбурне Эдик продолжал радовать своей неподражаемой игрой болельщиков всего Союза и московского "Торпедо" в частности, за которое в общей сложности провёл 222 поединка и забил 99 голов. Пример потрясающей верности одному клубу, с которым он  становился Чемпионом, обладателем Кубка СССР и лучшим бомбардиром первенства. Стрельцов при случае не таил, что его команда по стилю – "Спартак", но разве мог он променять любовь болельщиков "бело-чёрных" на красно-белую футболку?!  Это сейчас футболист за год может перецеловать эмблемы нескольких клубов, а те времена были славны клубными традициями и верностью им.

На дворе шёл 1958-й  - год чемпионата мира в Швеции. Команда СССР успешно преодолела отборочные матчи и в штатном режиме готовилась к финальному турниру. Примечательно, что Стрельцов и в этот раз внёс свой существенный вклад в общее дело, открыв счёт забитым мячам в решающем дополнительном матче с польской сборной за право поехать в Швецию.  Там вообще приключилась история, когда Стрельцов с Ивановым опоздали на поезд, который должен был доставить сборную Союза на этот матч с поляками в Лейпциг.  Два друга на поле и в жизни догнали состав в Можайске, где специально для них сделали задержку в графике движения состава всего на несколько десятков секунд. Эдик тогда был травмирован, но упросил  доктора сделать всё возможное, чтобы выйти на поле.  Качалин сказал тогда в адрес "Стрельца", что он никогда не видел, чтобы с двумя здоровыми ногами играли так, как играл Стрельцов на одной.

Готовился к той  поездке в Швецию и сам Стрельцов.  Советские болельщики предвкушали своему кумиру мировую славу и популярность.  Многие специалисты тогда обоснованно считали, что "Стрелец" перейдёт дорогу на предстоящем турнире Пеле. Волею судьбы получилось всё совсем иначе.  Стрельцову не суждено было поехать на тот чемпионат и сойтись на поле с бразильским бриллиантом. Наверное, виной всему широта русской души и тяжкое бремя народного поклонения. Не буду вдаваться в подробности той неприятной истории, произошедшей с Эдиком на той самой даче, которая за это время обросла легендами и разной степени правдивости пересудами, но факт остаётся фактом – "Стрельцу" было предьявлено обвинение в изнасиловании. Случилось это перед самым отьездом на мировое первенство, разделив его футбольную стезю на Стрельцов  "ранний" и Стрельцов "поздний".  В 21 год Эдик получил 12 лет лагерей.

Никто не узнает доподлинной правды тех событий, но ясно одно – алкоголь присутствовал. О печальных последствиях под  действием этого «зелёного змия» известно абсолютно всем.  Да, талант не пропьёшь, но контролировать себя в пьяном угаре может далеко не каждый.  Эдик выпить любил. "Торпедовские"  болельщики порой горько шутили, что если бы Пеле выпил столько кофе, сколько Стрельцов употребил водки, то … Теперь понимаешь, что лучше бы кофе…

"Вернувшись в "Торпедо", "Стрелец" помог родному клубу выиграть золото чемпионата и Кубок. Эдик по-прежнему играл здорово и забивал много, порой позволяя себе эстетские трюки на потеху публике"

В феврале 1963-го было принято решение о досрочном освобождении "Стрельца" из мест заключения.  За время его отсидки советская сборная выступала на двух чемпионатах мира, выиграла Кубок Европы в 1960-м. Игроки той сборной говорили, что будь в составе Стрельцов – финал чемпионата мира был бы гарантирован.  Вероятно, не только финал. Возможно, не одного чемпионата.  Через два года после освобождения Стрельцову удалось вернуться в футбол. Среди болельщиков ходит легенда, что сам Леонид Брежнев поспособствовал этому со словами : "Отбывший наказание слесарь может вернуться к станку, так почему не может вернуться на поле отбывший наказание футболист?"

"Второе пришествие"  "Стрельца" по-прежнему собирало полные чаши стадионов и окрестные заборы и вышки. Это уже был не тот Эдик, с белокурой шевелюрой вколачивающий мячи в сетку ворот соперников своего "Торпедо".  Стрельцов, несколько погрузневший, сверкающий залысиной, апатичный и подавленный, порой взрывался на поле тем юным мальчишкой, каким его помнил советский футбол. Казалось,  он просто еле волочил ноги на поле, шипами цепляясь за газон, но стоило пробежать какой-то незримой искорке, как у него за спиной вырастали крылья.  Стрельцов  представал таким, как будто никуда и не уходил.  С трибун неслось привычное "Эдик, сделай гол!" И Эдик непременно воплощал желаемое в действительное, будто и не было тех лет заключения и судьбоносных ошибок за пределами зелёного газона. 

Публика обожала его, а он любил их.  Наверное, мы не вправе судить человека, если сами из него делаем идола и возводим в ранг Бога. Жизнь показывает, что это очень тяжёлое бремя для человека, у которого одна голова, две ноги, две руки – как у всех.  Только вот руки у него без локтей, как верно подметил Александр Нилин – автор книги об Эдуарде Стрельцове.

Вернувшись в "Торпедо", "Стрелец" помог родному клубу выиграть золото чемпионата и Кубок. Эдик по-прежнему играл здорово и забивал много, порой позволяя себе эстетские трюки на потеху публике.  В 1966 году Стрельцов вернулся в главную команду СССР. Все попытки заполучить его на чемпионат мира в Англии завершились безуспешно.  "Стрелец" продолжал оставаться не выездным.  За сборную вновь он сыграл уже после чемпионата мира -66. Всего за главную команду СССР Стрельцов сыграл 38 матчей и забил в них 24 мяча, так ни разу и не выступив в финальных турнирах мировых и европейских первенств.

По окончании карьеры игрока "Стрелец" работал в своём родном клубе, передавая азы своего мастерства детишкам.  Годы заключения отобрали у этого человека не только футбольное будущее, но и здоровье. У Стрельцова обнаружили рак.  В 1990-м году Эдика не стало.  "В мире футбола ничего не изменилось без меня. А сколько мне всего разного в разные годы было говорено: какой я необыкновенный, как же будет без тебя... А вот как"Спустя годы о нём говорят то же самое. Значит, жизнь прожита не зря, Эдик! А на судьбу что пенять, если она  - злодейка…

Сергей Гавриленко. @ Sport. ru