В "зимнее межсезонье" российские клубы активно готовятся к решающим матчам. "Cпорт-Экспресс", словно повторяясь, рассказывает о делах и проблемах ЦСКА, корреспондент газеты "Спорт день за днём" чуть ли на тайком проникает на сбор "Зенита", а авторитетный чиновник на страницах "Советского спорта" рассказывает о том, что делается для прогресса наших тренеров. Всё это – в традиционном пресс-обзоре @Sport.ru.

 

Борис Левин настроен оптимистично касательно последних событий в ЦСКА. Почему? Обозреватель "Спорт-Экспресса" считает, что свято место пусто не бывает…

 

"Шеф, все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает, Вагнера продали, "Мурсии" проиграли…" - тон высказываний на армейских гостевых в эти дни близок к незабвенным мироновским интонациям в "Бриллиантовой руке". Что можно сказать волнующимся индивидуумам в красно-синих шарфах? Только одно: "Без паники! Шеф действует без шума и пыли по вновь утвержденному плану!"

 

Если вдуматься, то ничего нештатного с точки зрения трансферной логики в ЦСКА не происходит. О необходимости отъезда Вагнера прошлой осенью не написал только Обломов от журналистики. Да, бразилец был и остается футболистом высочайшего класса, да, он может взорваться и выдать такой блестящий матч, как в Милане против "Интера" (особенно если получит разок-другой по ногам от ненавистных аргентинцев), но разве не мы с вами были свидетелями того, что взрывы эти становились все более редкими и уже не зависели только от желания самого Вагнера? Случались матчи, когда он очень даже хотел, но, увы, так и не смог.

 

Поэтому стоит от всей души поблагодарить кудесника мяча за годы, с толком и любовью проведенные в России, и со спокойной душой пожелать еще достаточно молодому по футбольным меркам человеку успехов в будущей карьере. Тем более что деньги за него выручены достойные. Играй, Лав, в родной Бразилии так, чтобы мы имели возможность любоваться тобой на будущем чемпионате мира, а болельщики ЦСКА совершенно точно тебя не забудут!

 

С Хондой случай, конечно, посложнее. Чем бы ни закончились переговоры ЦСКА с "Лацио", плюсы будут в любом варианте. Но и минусы, соответственно, тоже. Японец, безусловно, один из самых сильных футболистов в армейских рядах. У него и пас есть, и удар, и понимание футбола. Он может вести игру и задавать ей нужный ритм. Он высокопрофессионален и четко выполняет тренерские установки. Но…

 

Вот этого самого "но" тоже хватает и связано оно прежде всего с личностными качествами Хонды. Если поначалу он казался сверхпозитивным и настроенным только на то, чтобы как можно быстрее влиться в коллектив, то после успешного чемпионата мира мысли самурая стали уходить в какую-то далекую от наших краев сторону. Он уже видит себя где-то среди каталонских или мадридских небожителей - недаром и японско-русский разговорник в руках Кейсуке сменился японско-испанским. Хонда сегодня - сам по себе в дружном армейском коллективе, к нему единственному в команде даже за деньгами не обращаются, когда сбрасываются на какие-то вещи (как, например, на помощь бывшему одноклубнику Вениамину Мандрыкину).

 

Но все это отнюдь не означает, что на поле Хонда будет валять дурака. Нет, профессиональный подход к делу и священное отношение к собственной карьере подобное исключают. И в любой игре, не сомневаюсь, он выложится настолько, насколько сможет в тот момент. Вот и думайте, что разумнее - отдавать его или нет? Уверен, армейские руководители все давно на своих проверенных годами безменах взвесили и нашли ту точную сумму, которая служит водоразделом всех и всяческих сомнений.

 

Согласится ли с ней в итоге "Лацио" - другой вопрос (по моим сведениям, итальянцы подошли к цифровому обозначению водораздела вплотную, но последний шаг сделать никак не решаются). Однако как бы ни разрешилась ситуация, горевать не стоит. Не продадут Хонду - высококлассный игрок не помешает, а его странности уж как-нибудь потерпят. Продадут - и средства немалые клуб, привыкший тщательно считать доходы и расходы, получит, и свято место, не сомневаюсь, пустым не останется. Во-первых, есть Дзагоев. Во-вторых, атакующего центрального полузащитника в схемах 4-3-3 или 4-2-3-1 (а после продажи Вагнера одна из них явно станет основной для ЦСКА) вполне способен сыграть Мамаев. А в-третьих…

 

Корреспондент газеты "Спорт день за днём" Сергей Бурый попал в Дубаи на учебно-тренировочный сбор "Зенита". Чтобы поговорить с некоторым участниками "трудового процесса", ему довелось проходить форменный фейс-контроль…

 

Больше недели зенитовцы провели в Дубае на первом зимнем сборе. Все это время к ним постоянно приезжали гости: от простых фанатов до президента клуба Александра Дюкова. Журналистов тоже хватало. Но все эти люди приезжали и уезжали — постоянно оставались лишь надоедливые павлины, орущие и мешающие людям работать. В частности, записывать интервью. С другой стороны, для телевизионщиков эти звуки были прекрасным интершумом, передающим атмосферу сборов.

 

В отеле зенитовцев, разумеется, узнавали, а иногда на ужин поклонники приходили организованно — за автографами. В итоге команда решила позаботиться о фанах – корреспондент "Спорта" был свидетелем, как перед вечерним приемом пищи у входа в столовую были разложены футболки, на которых предстояло расписываться игрокам. "Так, у тебя черный маркер и синий. Надо еще розовый положить — Спаллетти любит розовым расписываться", — советовали члены тренерского штаба.

 

В этот вечер я как раз должен был делать интервью с Максимом Канунниковым. Когда он вышел из столовой после ужина, мы поздоровались, и я стал ждать, когда он распишется. Так мы стояли секунд двадцать, а потом он спросил: "А чего мы ждем?" — "Я думал, вы расписываться на футболках будете — ждете своей очереди" (как раз в этот момент с маркером в руках орудовал Константин Зырянов). "Нет, вы что, мне-то зачем подписывать", — поскромничал Максим. И действительно, подписывать не стал.

 

В Дубае я еще раз осознал одну вещь, и так в общем-то понятную: футболисты не хотят общаться не потому, что они такие плохие и гадкие люди. Часто они просто не желают общаться именно с журналистами. И это неудивительно: можно найти как минимум сто причин, почему у игрока не возникает желания разговаривать с представителями прессы. А так те же зенитовцы — совершенно обыкновенные, нормальные люди со своими плюсами и минусами. Не лучше и не хуже других. С простыми обывателями, кстати, питерские футболисты общаются запросто.

 

Тут показателен случай с Данко Лазовичем. Когда я пытался задать ему вопрос после финальной встречи Dubai Matchworld Cup, он сухо отказался, опустив голову и пройдя мимо. Это был рабочий момент — футболист отказал журналисту в комментарии. Когда же я встретил Данко в чайной комнате стадиона Jebel Ali, где проходили встречи против узбекских "Локомотива" и "Шуртана", он был крайне вежлив — улыбался, отвечал на вопросы, что-то спрашивал сам. Потому что я не обозначил, что являюсь журналистом, а в лицо Лазович меня не знает. Вот такая, как выразился бы какой-нибудь Бродский, амбивалентность.

 

Однако в "Зените" есть человек, готовый, кажется, общаться с кем угодно и в любое время. Это Николас Ломбертс. Даже когда я случайно наткнулся на него в одном из коридоров стадиона "Аль-Мактум" и, неподготовленный и растерявшийся, вместо вопроса "Как поживает ваша жена?" поинтересовался насчет ее физической формы (это я потом понял, прокручивая диктофонную запись и с ужасом осознавая, что ляпнул на английском языке нечто бестактное), Нико с улыбкой на лице ответил, что "все отлично". Редко отказывает журналистам в общении (по крайней мере по моим наблюдениям) Игорь Чеминава. Почти всегда вежлив и приветлив Сергей Семак.

 

"Советский спорт" тем временем приводит выдержки из декабрьского интервью заместителя технического директора РФС, руководителя департамента инновационной политики, науки и образования Андрея Власова о работе тренерской академии. Согласитесь, кое-что выглядит весьма показательно…

 

Критики проекта часто приписывают нам слова о том, что в России нет специалистов, способных преподавать в академии. Это не так. Я утверждаю, что в России есть специалисты высокого уровня. Но те, которые есть, по разным причинам (либо заняты, либо не хотят) преподавать в академии пока не могут. Что касается конкретных фамилий…. Мы рассчитываем, что у нас будут преподавать Александр Кузнецов, Николай Киселев, Валерий Непомнящий. Олег Романцев дал принципиальное согласие помогать в обучении наших специалистов, Андрей Лексаков не отказывается преподавать в академии. Рассчитываем на помощь действующих тренеров, например Юрия Красножана. Кстати, Дик Адвокат тоже откликнулся на предложение поработать в академии в качестве лектора, мы очень надеемся на его участие в этой работе уже на второй сессии в январе 2012 года.

 

На сегодняшний день обучение ведется иностранными специалистами и представителями УЕФА – техническим директором РФС Бертом Ван Лингеном, техническом директором Футбольной ассоциации Дании Петером Рудбаеком. Мы рассчитываем на технического директора УЕФА Энди Роксбурга, привлекаем голландских специалистов – Раймонда Верхейена, Арно Пайперса. Однако это вовсе не означает, что в работе в академии не будет использоваться ресурс отечественных специалистов – уже запланированы сессии с их участием.

 

Чем отличается академия от аналогичных образовательных учреждений в России? Например, методикой преподавания – она предполагает реальное активное участие студентов в процессе обучения, больше интерактива. Именно этим отличаются иностранные специалисты, потому что для российской методики характерен пассивный стиль обучения. Посыл наших модераторов, наставников – чем больше ошибок вы сделаете в процессе обучения, тем легче вам потом будет на практике. Главное, чтобы ученики могли объяснить, почему они сделали именно так, а не иначе. Наши российские школы все-таки пытаются задать какие-то рамки – это правильно, а это неправильно.

 

Часто критикуют за то, что мы привлекаем голландских специалистов. Но посмотрите на мировую табель о рангах, в какой корзине были голландцы при посеве на Евро-2012, какое место заняли на последнем чемпионате мира, каких успехов они добились на юношеском уровне, и все станет понятно.