Многие часто и чуть ли не по инерции повторяют, что бундеслига – наиболее интригующее состязание среди всех чемпионатов топ-пятёрки. Но мало кто задумывается, почему. @Sport.ru на удивление легко находит логику в сих суждениях…

 

За что требовательная публика обычно любит, скажем, НБА или НХЛ? Да за то, что перед стартом сезона выделить одного-двух фаворитов крайне непросто, также как и сложно сохранять за собой звание сильнейшей команды несколько лет кряду. Не зря благодаря американцам в обиходе любителей спорта появился термин "династия" – команда, которая способна долго держаться на воображаемом Олимпе, действительно должна превосходить конкурентов во всём. В европейском футболе действительно сильных "династий" единицы, и это объясняется очень просто – мало кому удаётся плавно провести смену поколений. Удерживающийся на плаву два десятилетия "Манчестер Юнайтед" так и останется одним из исключений, лишь подтверждающих правило.

 

"За сорок семь сезонов лишь трём командам, не считая вечно оказывающейся на вершине "Баварии", удавалось отстоять чемпионский титул"

 

Среди топ-чемпионатов в плане интриги выделяются, естественно, Франция и Германия. Но галлов последнее время многие стремятся вытолкнуть из гипотетического "топа" – мол, уровень не тот. И здесь нельзя не согласиться по весьма неочевидной причине. В бундеслиге каждый клуб является прежде всего успешным бизнес-проектом. Здесь отсутствие аншлага (или, по крайней мере, заполненные менее чем на 85 процентов трибуны) считается странным парадоксом, а о телеаудитории и говорить нечего. Так что одна лишь любовь преданной публики и продажа телевизионных прав может сделать предприятие самоокупаемым. А сколько таких клубов, живущих не с продажи ведущих игроков, можно насчитать по другую сторону франко-германской границы? "Лион", "Лилль", "Марсель", с некоторой натяжкой "Бордо" да ПСЖ, присутствующий в этом списке пока что на правах "селёдки в рыбный день". Потому что чёрт его знает, за что считать вливание деньжат извне щедрыми шейхами.

 

Потому-то лидеры маленьких французских клубов и уходят нарасхват каждое трансферное окно. Будь Кевин Гамейро немцем и выступай не за "Лорьян", а, скажем, за "Вольфсбург", попытка богатеньких парижан переманить перспективного форварда накрылась бы медным тазом. Почему? Да потому, что та самая прибыльность позволила бы клубу удержать лидера. Разве что сам лидер возжелал бы сменить обстановку. Но даже здесь эксперимент не получается чистым, поскольку у "Волков" помимо вышеупомянутых средств есть внушительная подпитка от концерна "Фольксваген". А что есть у "Лорьяна"? А ничего, кроме десятка тысяч преданных болельщиков и рыбы. Той самой рыбы, которая изображена на клубной эмблеме и которую каждый день старательно вылавливают местные рыбаки. Вот вам и разница.

 

Но возникает весьма интересный вопрос – почему при столь благополучной финансовой ситуации почти никому не удаётся построить ту самую "династию"? Статистика врать не будет: за сорок семь сезонов лишь трём командам, не считая вечно оказывающейся на вершине "Баварии", удавалось отстоять чемпионский титул, и к двум из них имел отношение Гюнтер Нетцер. Гладбахская "Боруссия" в сезонах 1969/70 и 1970/71 становилась лучшей в стране не в последнюю очередь благодаря Нетцеру-плеймейкеру (был ещё и фантастический отрезок с 1975 по 1977 годы, когда погоду делали другие люди), а спустя десяток лет он уже в качестве генерального менеджера превратил "Гамбург" в идеальный механизм (две кряду "Серебряных Салатницы" в сезонах 1981/82 и 1982/83). К дортмундской "Боруссии", наводившей на всех шорох в середине девяностых и завоевавшей помимо двух чемпионств ещё и еврокубок, Гюнтер отношения не имел. Но там прослеживалась рука Оттмара Хитцфельда, который станет творцом и одной из баварских "династий".

 

"Спросите у любого журналиста или болельщика – какой статистический показатель в немецком футболе играет ключевую роль?"

 

А как же остальные? А остальные этим не заморачиваются. Спросите у любого журналиста или болельщика – какой статистический показатель в немецком футболе играет ключевую роль? Удары в створ? Владение мячом? Фигушки. Никто ещё не отменял такого понятия, как "цвайкампф" – единоборство в совсем упрощённом переводе на русский. Как отметил однажды Ули Хёнесс, Анатолий Тимощук перебрался из Питера в Мюнхен вовсе не благодаря блестящим выступлениям за "Зенит". Все дело было в игре Тимо за сборную на немецком мундиале-2006, когда педантичная по жизни принимающая сторона подсчитала, что украинец был едва ли не лучшим по числу выигранных "цвайкампфов". И это при том, что большинство лидеров рейтинга провели на турнире по шесть-семь матчей, а Анатолий – всего пять.

 

Вот и выходит замечательный парадокс. С одной стороны поговорка, которую подарил футбольному миру Гари Линекер (да-да, та самая, про двадцать два человека и побеждающих немцев), с другой – некоторое равнодушие немецкой публики к этим самым победам и непреодолимая жажда наслаждаться борьбой. А победы придут лишь в том случае, если за них бороться. По крайней мере, в Германии уже трижды находилось два десятка футболистов, которые под родным трёхцветным знаменем ставили мир на уши. А клубные пристрастия – штука очень тонкая.

 

Иван Манчев, @Sport.ru