Тридцать два года назад под Днепродзержинском в полном составе погиб ташкентский "Пахтакор". В годовщину знаковой трагедии @Sport.ru вспоминает похожие случаи, акцентируя внимание на тех счастливчиках, которым не иначе как помогло выжить Провидение.

 

Ладислао Кубала

 

Великого венгерского путешественника и "гражданина мира" действительно спас случай. Всю первую половину 1949 года легендарного форварда обхаживало руководство "Торино". Да что там руководство – сам Валентино Маццола, лидер и капитан "Быков", зазывал Ласи под гранатовые знамёна. Несмотря на гонения со стороны коммунистического правительства, Кубала по тем временам действительно был ценным активом, и не только потому, что умел играть в футбол. Как бы сказали в Одессе, Кубала умел "сделать гешефт" на ровном месте.

 

В январе он бежал из Венгрии на грузовике, переодетый в советскую военную форму, и осел в Вене. Однако переходу Ласло в "Торино" воспрепятствовала венгерская федерация футбола, пожизненно дисквалифицировавшая игрока. В те времена не то что не существовало интернета – даже телефонная связь в изрядно избитой военными действиями Европе только-только налаживалась, так что скорого решения вопроса ждать не стоило. А тут ещё и жена, дочь известного тренера Фердинанда Даучика, забеременела. Ну куда тут деваться?

 

"Виола схватила меня за руку и не хотела отпускать. Она просила меня не ехать никуда и остаться с ней"

 

Старый товарищ Кубалы Дьюла Шуберт помогал семейству как мог, параллельно уговаривая счастливого папашу вернуться в дело. Уговоры почти сработали в начале мая – Анна Виола родила вполне здорового мальчика, а "Торино" собирался в Португалию на товарищеский матч с "Бенфикой". Других шансов поиграть за "Быков" у будущей легенды "Барселоны" не было, ведь на официальные матчи всё ещё распространялся "бан" от родной федерации.

 

Кубала почти уехал, но.… Как вспоминал в своих мемуарах уже постаревший дон Ладислао: "Виола схватила меня за руку и не хотела отпускать. Она просила меня не ехать никуда и остаться с ней". Женская интуиция стала здесь решающим фактором – самолёт, на котором туринцы летели обратно из Лиссабона, потерпел катастрофу над горой Суперга. Погибли все. И Маццола, и Шуберт, и прочие легенды послевоенного футбола.

 

Мэтт Басби

 

Легендарный тренер отдал жизнь одному-единственному клубу – "Манчестер Юнайтед". На пути к вершине "главнокомандующего" не останавливало ничего. Ни вероломство руководства, ни желание кого-то из игроков, ни даже смерть, которая так и не решилась забрать Басби зимним вечером февраля 58-го в Мюнхене.

 

Самолёт, летевший из Белграда, после дозаправки в Германии, не смог взлететь с заснеженной полосы и разбился. Старушка-Англия потеряла лучших сыновей (прежде всего, речь стоит вести о Данкане Эдвардсе, чьё богатырское здоровье боролось со смертью две недели), а некоторые из выживших вроде Джеки Блэнчфауэра больше не вернулись в игру. Первые полосы газет пестрели фотографиями Харри Грегга, выносящего из огня беременную югославку, а вот спасшийся Басби остался незамеченным.

 

Сэр Мэтью встал на ноги, долгое время мог передвигаться лишь при помощи трости, однако всё же исполнил мечту красной половины Манчестера – спустя десять лет "Красные Дьяволы" стали обладателями Кубка Европейских Чемпионов, разгромив в финале "Бенфику". Кто знает, насколько раньше это случилось бы, не будь той роковой катастрофы.

 

Олег Базилевич

 

Человек, который до сих пор ассоциируется у многих исключительно с Валерием Лобановским, теоретически мог уйти в мир иной на два десятка лет раньше старого товарища. Послу вынужденного ухода из "Динамо" киевского и двух бесплодных лет в "Динамо" минском решил поработать год в сильнейшей команде Узбекской ССР. А ведь состав там и вправду подобрался что надо – чего только стоил игрок сборной Союза Михаил Ан.

 

11 августа "Пахтакор" летел в Минск на календарный матч с местными динамовцами, однако из-за ошибки диспетчеров и нарушения инструкций самолёт столкнулся с другим самолётом, выполнявшим рейс по маршруту Челябинск – Воронеж – Кишинёв. Через два дня любители футбола, листавшие свежий номер главного спортивного еженедельника страны, долго недоумевали, почему не указан результат матча…

 

"Человек, который до сих пор ассоциируется у многих исключительно с Валерием Лобановским, теоретически мог уйти в мир иной на два десятка лет раньше старого товарища"

 

Сам Базилевич выжил только потому, что не полетел с командой: "Меня спасла счастливая случайность. Жена с ребенком отдыхали в Сочи. Не виделись давно, и я решил сначала заехать к ним, а уж потом — на игру. Сын еще как раз приболел. Надо было отпроситься в Ташкенте у начальника спорткомитета Ибрагимова. Если бы он не отпустил, я бы остался и полетел бы на следующий день вместе с командой на матч в Минск. Но Ибрагимов удерживать не стал: „Олег, ты уже 40 дней без семьи. Конечно, поезжай в Сочи“.

 

Работать дальше в Ташкенте Олег Петрович, разумеется, не смог. Команда ещё пять лет держалась в высшей лиге не в последнюю очередь благодаря директиве, сохранявшей за "хлопкосборщиками" место в элите в течение трёх сезонов после трагедии. Да и помощь от других клубов СССР подоспела очень кстати. Но это было началом конца дл Базилевича-тренера и фактическим концом узбекского футбола в рамках советской истории, хоть в сезоне-82 "Пахтакор" и добился рекордного для себя шестого места…

Иван Манчев, @Sport.ru