Гари Спида с нами больше нет – к этому грустному факту пора привыкать. Вдвойне грустно, что сломался человек, которого, казалось, не могло сломить ничто и никто. @Sport.ru вспоминает о том, каким был легендарный по британским меркам футболист.

 

 

Гвозди бы делать из этих людей…

Крепче бы не было в мире гвоздей.

 

Николай Тихонов, "Баллада о гвоздях"

 

До причин самоубийства Спида докапываться придётся долго. Гари хоть и был рубахой-парнем, но не особо стремился выносить собственные переживания за пределы своей души. Когда валлиец летом после французского мундиаля покидал "Эвертон", дотошная ливерпульская пресса пыталась выяснить всё в духе "как, куда и зачем". Насчёт нового клуба полузащитника всё было ясно – "Ньюкасл" давал за капитана "Ирисок" пять с половиной миллионов фунтов, деньги по меркам девяностых сумасшедшие (мировой трансферный рекорд на тот момент был всего в пять раз больше). Но Спид держался словно советский партизан на допросе в гестапо. "Вы и так знаете, почему всё это происходит, но я не намерен распространяться. Мои слова могут нанести немало ущерба репутации "Эвертона", а кривить душой я просто не готов".

 

"Гари хоть и был рубахой-парнем, но не особо стремился выносить собственные переживания за пределы своей души"

 

Таким Гари всегда и был – молчаливым, но готовым сделать всё из благих намерений. Его единственным талантом была универсальность, и именно это качество бросилось в глаза едва принявшего "Лидс" в качестве главного тренера Ховарду Уилкинсону. Ввиду нехватки центральных полузащитников "Сержант Уилко" обратил внимание на щуплого и долговязого девятнадцатилетнего резервиста. Парень хватал всё на лету и уже через пару лет превратился в ключевого игрока наряду с Гордоном Страчаном, Дэвидом Бетти и Гари Макаллистером. Собственно говоря, Спид, тогда ещё не замеченный тренерским штабом сборной Уэльса, был наиболее важным элементом в средней линии, поскольку подчищал огрехи за остальной троицей.

 

Собственно говоря, период в "Лидсе" был единственным богатым на трофеи – победа во втором дивизионе, чемпионство в первом два года спустя… Собственно говоря, йоркширцы стали последними триумфаторами при старой системе розыгрыша – с сезона 92/93 миру явилась премьер-лига в том виде, в котором мы знаем её сейчас. А между делом, в сезоне 90/91 было четвёртое место, которое было справедливо расценено как подвиг.

 

Венцом карьеры Спида на "Эллард Роуд", однако, стало обидное поражение в финале Кубка Лиги-96 от "Астон Виллы". Ведомые Полом Макгратом бирмингемцы сразу почувствовали себя на "Уэмбли" как у себя дома, а бесполезный в целом дуэт Милошевич – Йорк сделал в итоге игру. Саво открыл счёт, а Дуайт добил "Лидс", который весь второй тайм де-факто играл в три форварда. Возможно, провал был связан ещё и с тем, что Гари играл не на привычной позиции "чистильщика-пожарника", а на левом фланге полузащиты. Перекрывать "Вилланам" кислород было некому: Марк Форд провалился и был заменён в перерыве, Карлтон Палмер вроде и старался, но ничего не мог поделать с ветераном Энди Таунсендом, а Макаллистеру надлежало работать на атаку…

 

Традиция проигрывать финалы продолжилась. Уже в "Ньюкасле" Гари дважды кряду покидал поле ни с чем после финального свистка – "Сороки" в Кубке Англии в последний момент уступали трофей "Арсеналу" (тут вины Спида никакой – пребывавший в великолепной форме Овермарс сделал оба гола, измочалив стареющую правофланговую связку Бартон - Ли) и "Манчестер Юнайтед" (а вот тут валлийский капитан как раз сыграл довольно неубедительно, дав слишком много свободы манкунианским хавам). На старости лет в "Болтоне" случился и дубль четыре: в финале Кубка Лиги подопечные Сэма Аллардайса подарили "Миддлсбро" первый и пока единственный трофей в клубной истории. Так что в талисманы Спида записывать точно было не с руки.

 

Уже на "Сент-Джеймс Парк" валлиец потихоньку начал превращаться если и не в менеджера, то в эдакого батьку-наставника. Он пытался промыть мозги Джейми Макклену, который великолепно начал свою карьеру, но затем решил, что кратчайший путь к известности – бутылка. Да-да, пример Пола Гаскойна в кои-то веки оказался заразительным в плохом смысле. Спид также первым оттаскивал от судей кого-то из взбесившихся партнёров и частенько пытался унять возмущающегося по делу и без Ширера. Правда, со временем Гари осознал бесполезность попыток – Алан был священной коровой, и глупец Фредди Шеперд был готов ради него пренебречь и мнением главного тренера, и мнением капитана. Переход в "Болтон" до боли напоминал отъезд с "Гудисон Парк": ветеран отмалчивался в ответ на вопросы журналистов, хотя сами борзописцы прекрасно понимали, кто виноват в подобном развитии событий.

 

"Уже на "Сент-Джеймс Парк" валлиец потихоньку начал превращаться если и не в менеджера, то в эдакого батьку-наставника"

 

Дальнейшая карьера игрока уже не вызывала бурю эмоций и всего прочего. В "Болтоне" Спид некоторое время даже успел поработать помощником Сэмми Ли, пока между двумя легендарными полузащитниками не пробежала чёрная кошка. Тот, что постарше, довольно скоро лишился работы, а более молодой отправился с тренерской скамьи сначала обратно на поле, а затем и вовсе доигрывать в Шеффилд, где и началась настоящая карьера менеджера.

 

Смерть Спида стала таким же неприятным сюрпризом, как и его неожиданные смены клубов. В то самое воскресенье он должен был участвовать в аналитической футбольной передаче на одном из телеканалов. Валлийская федерация футбола не чаяла в новом наставнике сборной души, ведь команда в кои-то веки приблизилась к гроссмейстерскому результату, выигрывая каждый второй матч. Никто ещё долго не узнает, почему так случилось. Но в ушах до сих пор стоят слова Дина Сондерса, отлично знавшего покойного – "такие железные люди не прощаются с жизнью просто так". А в твиттере одного из игроков сборной появилось лаконичное "Покойся с миром, мой капитан". И в самом-то деле…

 

Иван Манчев, @Sport.ru