"Не сотвори себе кумира" -  заповедь, которая ведома каждому  ещё с тех времен, когда в наше сознание впервые постучались мысли о сущности человеческого бытия,  смысле жизни, добре и справедливости.  Эх, ведал бы Всевышний,  что человек неистово подвержен самолюбованию, зависти, тщеславию. Многие из нас не утруждают себя досужими размышлениями об истинном наполнении этих слов и шаг за шагом продолжают горделиво взращивать свое внутреннее "Я". Порой, даже не осознавая масштаба личностной трагедии, ведущей к неминуемой духовной деградации человека. @ Sport. ru рассуждает о тяжком бремени славы на примере всем известного Диего…

Икона, образ, символ, канон - довольно разноликая и многогранная логическая цепочка,  символизирующая  нечто законченное, завершённое, ставшее историей духовной либо завершающее некую эпоху, эру, жизненную веху. Словом, это та самая  точка, за которой не может последовать многоточие. Но вправе ли мы ставить жирную точку посередине предложения, обрывая мысль, потуги сознания, стремления, веру? Наверное, нам никто не может этого запретить, но надо ли? 

Поколение "NEXT" всё меньше желает слушать о духовности и морали, предпочитая жевать "попкорн" и маниакально-влюблённым взором вглядываться в настенный постер своего идола. Роналдо, Марадона, Бекхэм - это кумиры нашего времени, которых мы короновали сами и позволили им взойти на престол собственного "Я".

Мы восхищаемся строптивостью и щегольством наших "божков", позволяем совершать безумные поступки и с легкостью прощаем им даже самые низкие и подлые. Но никому еще не удавалось восседать на вершине славы и популярности всю жизнь. Успехи и триумфы уходят в небытие, стадионы рукоплещут уже совсем другим кумирам, а место на стене занимают новые "бекхэмы".

 Но как же жить дальше прежним героям, когда, как оказалось, волна славы не подчиняется фазам луны, регулирующей приливы и отливы? Прежний триумфатор и завсегдатай рекламных роликов садится и думает: как же быть дальше, как прожить свою жизнь, точка в которой уже поставлена. Где найти ему силы, вкус к самосовершенствованию и жажду к новым победам и свершениям? Где она - жизнь после жизни, и как ее отыскать, если ты - памятник?

"Диего - это легенда, заставлявшая заходиться в восторженном экстазе трибуны мировых футбольных арен…"

Нет ничего удивительного,  что в Южной Америке, будто грибы после дождя, растут памятники при жизни великим футболистам. На этом континенте что ни житель - страстный футбольный болельщик. Надо ли говорить, насколько велика народная любовь к своим кумирам. Отнюдь не богатые жители Бразилии и Аргентины не жалеют своих скудных сбережений, чтобы возвести своих идолов  в ранг богов.

Нет в Аргентине более популярного человека, чем Марадона.   Диего - это легенда, заставлявшая заходиться в восторженном экстазе трибуны мировых футбольных арен и человек-миф, окутавший себя паутиной тайн, сплетен, домыслов и догадок после завершения игровой карьеры. Виртуозное владение мячом, ювелирный пас, филигранный дриблинг и голы-шедевры покорили сердца аргентинских болельщиков. 

Очень трудно не поверить в свое величие, когда об этом тебе твердят на каждом углу день ото дня.  Диего поверил в это быстро и с видимым удовольствием. Казалось, что в очередном наркотическом угаре он обязательно закажет себе чартер к Всевышнему, стряхнув у трапа пыль суетных мирских дорог. А мир уже потешался над этим спивающимся располневшим человеком...

Вглядитесь в лица Марадоны-памятника и Марадоны-человека на этом фото... Где настоящий Диего? А его там нет!  Лишь тени, которые сознание рисует в образе Дон Кихота и его верного оруженосца Санчо Пансы.  И вправду, не кажется ли вам, что маленькая округлая фигурка служит этому немому изваянию?  Загадочная игра теней своими аллегорическими домыслами неумолимо переносит наше воображение в реальный мир.  

Почему-то в каждой детали этого фото хочется искать и находить некие символы. Быть может потому, что люблю этого человека с поры своих первых футбольных трансляций, а может и потому, что с неистовым осуждением отношусь к людям, которые вознесли до небес этого футбольного гения, уничтожив в нем человека.

Находясь между двух своих немых символов, Марадона кажется неким инородным существом, которое совсем не способно вырваться из этих канонических пут человеческой любви и народной славы. Устав разрывать оковы популярности, он присел в отчаянии у ног своего монумента и наверное, где-то глубоко в душе согласился со своим величием, одарив присутствующих своей откровенно-натужной улыбкой.

В его жизни было всё: алкоголь, наркотики, конфликты с законом, внебрачные связи, конфронтации с журналистами, допинговые скандалы, депрессии, затворничество. Это - отголоски той славы, того демонического образа популярности, который создали Марадоне его поклонники. Он убегал от бушующей толпы своих почитателей на остров друга Фиделя, закрывался в четырех стенах и становился на время аскетом, перекрашивал волосы в рыжий цвет и отстреливался от назойливых журналистов.

Диего всё чаще надевал маску человека, который пресытился славой. Марадона лукавит, когда говорит, что ему надоели постоянное внимание болельщиков и прессы. Он всегда любил быть в центре событий и эпатировать публику эксцентричными номерами в игре и в жизни.  Армандо часто преступал черту, научился любить себя в футболе и жизни.

Постоянное отождествление с чем-то неземным напрочь убило в нем стремление расти и развивать личностные качества, которых у Диего есть в избытке. Это потом уже пошли памятники народному герою Аргентины, а ведь сначала был создан культ Марадоны. И поди разбери теперь, что из этого страшнее.  Армандыч не раз пытался прожить эту жизнь после жизни совсем иначе, нежели её прожил тот Марадона, который застыл в изваянии. Но всякий раз он становился заложником той славы, на которую согласился сам. Он по-прежнему ощущает себя великим и непогрешимым, имеющим право на безумство.

"Диего увековечили на постаменте и без раздумий поставили жирную точку в судьбе человека…"

Диего всегда останется тем человеком, который, получив всё, будет гоняться за недостижимым - завистью  богов.  Религия, именуемая "марадониадой", вознесла его на вершину Олимпа слишком рано. Высота вскружила голову, но обитатели славной горы не любят пришлых и самовлюбленных. Диего падает, поднимается, взбирается всё равно на эту же гору, где мог бы оказаться по праву, если б не увидел нимб в своем зеркальном отражении и не поддался на дьявольские посулы славы.

Болельщики создали культ личности Диего, увековечили на постаменте и без раздумий поставили жирную точку в судьбе человека, который изо всех сил пытается её стереть, поставив многоточие. Но,  к сожалению, свыше отпущен лишь один шанс прожить свой век максимально полно и счастливо  до последнего дня.

Эх, дружище, мы все виноваты в том, что тебе сейчас плохо. Знаю, на самом деле ты другой, но в твоём сознании прочно прописалась застывшая статуя. На том жизненном этапе, где судьба начинает новый виток, тебе поставили точку, которую ты не захотел стереть, а потом уже и не смог.  Это цена славы и популярности, венцом которой становятся памятники при жизни. Нет большего греха пред своим кумиром, чем сделать из него небожителя и в самом расцвете лет увековечить  в виде скульптуры, бюста, монумента, памятника.

Уж не знаю, видел ли Диего сие веселое творение.  По-моему, в этой неприметной скульптурке и есть настоящий Марадона. Здесь нет  величия и пафоса, который застыл в ореоле того памятника из музея "Боки". Это весёлое творение неизвестного автора пышет жизнью и позитивной энергетикой, чего нет в бронзовых аналогах. В такого Марадону нельзя не влюбиться, нельзя пройти мимо того, что заставляет остановиться и прикоснуться к истории. Но истории, которая обязательно должна иметь продолжение не менее яркое и светлое, чем было "до". И в ней никогда  не будет "после"...

Как часто мы пытаемся искать что-то там, где его нет, а ведь всё находится рядом. Нужно только оглянуться вокруг, поднять голову к солнцу, приобнять вот такого Марадону, взьерошить его кучерявую шевелюру и отдать ему кусочек того счастья, которым он исправно делился с нами. Тогда мы обязательно почувствуем биение его большого аргентинского сердца, мерное дыхание легких и улыбку.

Улыбку, которая вопреки всем земным законам обязательно оживет, наполнив все вокруг озорством, счастьем и любовью.  Тогда ни нам самим, ни нашему любимому Диего не захочется поставить на линии судьбы точку. Это обязательно будет многоточие с восклицательным знаком на той заветной горе, куда, признайтесь, хочет взобраться каждый.

Сергей Гавриленко. @ Sport. ru